ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь надо решить, что делать с трупом. Он, преодолев брезгливость, проверил карманы куртки бывшего директора, выложил на траву паспорта: общегражданский и заграничный, (далеко ли собрался господин директор?), причем на чужие фамилии, бумажник, плотно набитый купюрами: рублями и долларами в равных долях. Набралось около сотни тысяч рублей и пять тысяч долларов. Еще в нем была масса красочных визиток, банковских карт и… разрешение на оружие, которое он обнаружил в боковом кармане пиджака! Это был пистолет ТТ, причем советского производства, еще до военного года выпуска. Был и четко читаемый номер пистолета, который он сверил с номером в разрешении, все совпало. Расставаться с оружием в его положении было глупо, хотя он понимал, насколько это для него опасно, и все же оставил пистолет и деньги себе. Засунул бумажник с документами в карман куртки директора и спустил тело с берега вниз, на полосу еще не затопленного дна. Рядом с фюзеляжем самолета выкопал металлическим обломком крыла неглубокую могилу и, уложив тело, засыпал мягким грунтом, сверху прикрыл куском металла. Он закончил работу и вылез на берег. Собрал срезанные винтом вертолета вершинки сосен и оттащил их далеко в сторону. Почва в очередной раз содрогнулась под ногами, и вода стала пребывать еще быстрее. Вскоре скрылась под водой кабина вертолета, еще некоторое время виднелся конец «лыжи», но минут через сорок исчез и он.

Виктор облегченно вздохнул, все следы, что он оставил при осмотре вертолета скрыла вода. Теперь у него не осталось сомнений, что директор был связан с криминальным миром, знал о готовящемся взрыве, и время взрыва было выбрано не случайно. Директор, вероятно, пытался исчезнуть из списка живых, инсценировав свою гибель, разом убирая всех свидетелей. Конечно, пока это были лишь догадки, но в главном таксист оказался прав, спокойной жизни у Виктора не будет.

Раздался скрежет, это медленно сползли в воду по размытому берегу обломки неизвестного самолета. Сделав последний вираж, он ушел под воду. Вскоре на месте последней посадки машин плавал лишь мусор, принесенный водой.

Виктор осмотрел высохший кейс. Кейс оказался не из дешевых подделок. Сделан из прочного, но легкого металла и был снабжен надежными кодовыми замками, открыть которые не удалось. Внутрь вода, по всей видимости, не попала. Оставалось доставить находку домой и открывать там. Нести такой приметный кейс, открыто было неразумно. Виктор примерил его к сумке и с некоторым усилием все же сумел засунуть. Сумку удалось даже застегнуть на замки. Приступил к изучению небольшого ящичка, скорее контейнера. Как и кейс, заграничное изделие оказалось сделанным добротно, вероятно из нержавеющей стали. Виктор поболтал контейнер, внутри что-то глухо загремело, но вода туда, вероятно, не попала. Попытка открыть его тоже не удалась.

День клонился к вечеру. Пора уходить. Виктор внимательно оглядел берег, нет, ничего подозрительного не осталось. Осмотрел себя, грязная вода оставила на теле разводья, и он решил дойти до ручья и там умыться.

Контейнер после того, как Виктор помыл его в чистой воде, выглядел вполне прилично, и мог сойти за пенал какого-то прибора, скажем геодезического.

Виктор засунул пистолет на дно сумки и пошел в сторону города.

Что бы свести риск встречи с полицией к минимуму, до дома он добирался на переполненном дачниками трамвае, и все обошлось. От попутчиков узнал, что у гидростроителей что-то не получилось, и одна дамба не сдержала напора воды, из-за чего оказались затопленными несколько дачных поселков, правда с прорывом справились довольно быстро, да и вода выше полуметра не успела подняться. Но с этим согласились не все, и часть пассажиров возмущенно гудела. Виктор же испытывал невольную благодарность к гидростроителям.

Наскоро перекусив, он остатки дня и значительную часть ночи пытался попеременно открыть то кейс, то контейнер, но ничего не получилось. Ни комбинацию цифр к замкам кейса, ни отмычку к замку контейнера подобрать не удалось. К тому же он опасался досадить соседям шумом, и приходилось работать очень аккуратно. Не добившись успеха и вымотавшись, Виктор лег спать. Однако нетерпение не дало выспаться, и он поднялся очень рано, тем более что притихшие было кошмары, обрушились с новой силой и не давали заснуть.

В ванной долго гримировался и подбирал парик, изменяя внешность. Дождался, когда часы показали девять часов и стал собираться. Выбрал момент, когда на площадке никого не оказалось, и вышел на улицу.

Спустя полтора часа Виктор вернулся с двумя нагруженными сумками. Из одной выложил на стол дрель, небольшие тиски, набор сверл, ножовку по металлу с запасными полотнами, несколько зубил разного размера, пассатижи, кусачки, ножницы по металлу, молоток, монтировку и множество отверток. Из другой сумки, достал бутылку с растворителем, небольшую банку белой краски и продукты питания. Заполнил пустой холодильник, наскоро перекусил и приступил к работе.

Первым сдался кейс. Памятуя о возможных сюрпризах таящихся внутри, он не спешил откинуть крышку. Отнес кейс в ванну, привязал к ручке кусок шнура и лишь тогда осторожно потянул. Крышка приоткрылась на несколько сантиметров. Ничего не произошло. Он выждал несколько секунд и одним движением заставил крышку откинуться. Сюрпризов не оказалось. Директор КБ либо не опасался конкурентов, либо очень спешил исчезнуть. Тем не менее, Виктор и дальше действовал осторожно. Внимательно осмотрел лежащую сверху кожаную папку, прикрывающую содержимое кейса, длинной отверткой слегка приподнял ее, замер на мгновение, ничего не случилось. Взял кончиками пальцев и потянул немного на себя, ничего не произошло: ни шипения газа, ни тревожного тиканье таймера. Тогда он вытащил ее из кейса и положил на пол. Посмотрел на открытый кейс и потерял дар речи. Папка скрывала полиэтиленовые пакеты набитые пачками денег, российскими рублями, долларами США и евро.

Виктор отрешенно смотрел на это богатство, что-то подобное он ожидал увидеть, но все равно это стало неожиданностью, то ли приятной, то ли чреватой крупными неприятностями. Второе выглядело более вероятным, если конечно он будет вести себя неосмотрительно. Из-за этого погибли его друзья…

В кейсе оказалось пятьсот тысяч долларов и двести тысяч евро, причем сотенными купюрами уже бывшими в употреблении, что Виктора очень устраивало. Российских он насчитал ровно пять миллионов рублей пятитысячными купюрами, тоже бывшими в употреблении, хотя все пачки перетянуты банковскими бандеролями со штампом банка. Явно это готовилось для особого клиента. Тем лучше. Но это было не все. На самом дне, сбоку, лежал небольшой металлический цилиндр. Виктор хотел, было открыть его, но в последний момент осторожность напомнила о себе, и он принес из кухни табурет, тиски и пассатижи. Прикрутил тиски к табурету, осторожно закрепил в них цилиндр и пассатижами повернул крышку. Она подалась легко и, сделав два оборота, снялась, цилиндр открылся. Ни газа, ни жидкости в нем не оказалось. Виктор вынул его из тисков и высыпал содержимое на табурет. Им оказались мелкие, неправильной формы ярко-желтые кристаллы. Они явно не принадлежали к драгоценным камням. Виктор задумался, и размышления привели к неутешительным выводам. В целом он знал, чем занималось КБ и экспериментальный завод. Ничего секретного они не разрабатывали и не производили, следовательно, тут попахивало или промышленным шпионажем, или не санкционированной сделкой, а проще, – контрабандой. Одно к одному! Он ссыпал кристаллы в контейнер и взялся за папку.

В папке он обнаружил географическую карту, лист с какими-то подсчетами и толстую пачку бухгалтерских бумаг. Виктор пробежался беглым взглядом по карте и листку и отложил в сторону. Это подождет. Туда же положил и бухгалтерские бумаги.

Последующие десять минут потратил, ругая себя за беспечность, отыскивая встроенный в кейс радиомаяк, но к счастью его не оказалось.

Виктор решил сделать перерыв на обед. Он приготовил с десяток бутербродов с сыром и толстыми ломтями ветчины. Заварил крепкий зеленый чай. Выпив две чашки и уничтожив половину бутербродов, приступил к вскрытию контейнера.

7
{"b":"256137","o":1}