ЛитМир - Электронная Библиотека

С ним он действовал смелее, все-таки не один десяток лет пролежал в земле. Вставил новое сверло в дрель и черед двадцать минут откинул крышу, увидел содержимое и бросился на пол. В контейнере лежала немецкая граната! И не просто лежала, а была со снятым предохранительным колпачком и выдернутым шнуром! От колпачка к крыше контейнера шла тонкая проволока, она-то и выдернула вытяжной шнур! Но взрыва не последовало! Виктор, не дыша, выкрутил воспламенительное устройство из гранаты и обессиленный сел на табурет. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Смерть лишь слегка прикоснулась к нему, погладила по плечу, многообещающе улыбнулась и, часто оглядываясь, не торопясь пошла дальше.

Немного придя в себя, он осмотрел гранату. Внешне боеприпас выглядел хорошо сохранившимся, но взрыва не произошло. Возможно, сказался долгий срок хранения гранаты в неподходящих условиях, и что-то не сработало во взрывателе, но экспериментировать с ним он не решился, осторожно положил в кейс, решив, что в случае чего, прочный корпус не подведет. Только после этого принялся изучать содержимое контейнера. Из него он извлек завернутый в шелковую, покрытую необычными узорами ткань кристалл. Узоры ткани вызывали ассоциацию с востоком. Кристалл тоже был необычным: довольно большим, бледно-голубым, очень чистым, удивительно симметричным, и вызывал ощущение искусственности. По чистоте, рисунку огранки он своими отдельными деталями очень напоминал мелкие кристаллы, найденные в контейнере кейса. Кроме кристалла на самом дне лежали две карты: одна многократно свернутая, была отпечатанная на какой-то тонкой ткани, вторая небольшая, размером с альбомный лист, бумажная, сильно истрепанная на сгибах, с бурыми пятнами, похожими на следы крови. Внутри бумажной свернутой карты находились три отлично сохранившиеся фотографии и два листа бумаги. Верхний лист, машинописного формата был исписан на половину, второй, тетрадного размера, с двух сторон. На одной фотографии на фоне огромной скальной стены с наплывами серого льда проступал черный зловещий замок с несколькими островерхими башнями и высокой зубчатой стеной. Его словно вырезали из огромного монолита и прилепили на невообразимой высоте к поверхности мрачных скал. Можно было различить темные облака, нависшие над островерхими башнями. По спине Виктора прошла ледяная волна, что-то знакомое было в этой мрачности, как будто он бывал там, хотя тот монастырь, к которому шла их экспедиция, был иной архитектуры, а вот ассоциации вызывал те же. Перевернул фотографию, но на обороте было чисто, и отложил в сторону, еще будет время подумать. На втором фото руины какого-то, судя по всему, древнего сооружения, с довольно хорошо сохранившейся башней, похожей на минарет, и тоже никаких пояснений. На последней был снят фрагмент, то ли стены, то ли замурованного входа, со странными многочисленными круглыми выступами в верхней части. Рядом с выступами несколько чисел, написанных друг под другом уже поблекшими чернилами. К какому из сооружений относился третий снимок, он не выяснил. Включил компьютер, нашел через поисковую систему переводчик и занялся текстами. Провозился довольно долго, подбирая наиболее подходящие по смыслу слова, и, наконец, закончил. Перебрался с чашкой чая на диван, и, в который раз, стал перечитывать текст.

Короткий текст оказался донесением немецкого агента по кличке «Ходжа» о контакте с командиром группы «Гюрза». Ни клички, ни имени командира агент не указал, – только название группы. В донесении он сообщал, что в ночь на 21 июня 1942 года к нему в дом пришел раненый человек, назвал пароль и после оказания первой помощи потребовал бумагу и ручку и в течение часа, часто теряя сознание, написал отчет о проведении операции «Дервиш», (отчет прилагается). Несмотря на оказанную медицинскую помощь через два дня он скончался. Тело тайно захоронено, место отмечено на карте.

Второй, более длинный текст и был отчетом командира группы «Гюрза» о проведении операции «Дервиш». Виктор прочитал текст несколько раз, задерживая внимание на наиболее интересных местах.

«…В 11—00 18.06.42 г. группа «Гюрза» в составе четырех человек достигла объекта «Минарет» и проникла в подземелье. До первых «врат» дошли беспрепятственно. Контрольные метки группы «Азия» оказались нетронутыми. Имеющийся у нас цифровой код открыл проход, и группа проследовала по туннелю до вторых «врат». «Ключом» ко вторым «вратам» оказался агент «Тюрк». «Врата» вывели нас в огромный круглый в плане зал, в который вели, кроме нашего, еще три туннеля. В центре зала находился черный диск диаметром в три метра и в один высотой. Пол около диска в форме круга, (центр черный диск), диаметром двадцать метров выделен красным цветом. Агент «Тор» поднялся на диск и несколько раз сфотографировал его поверхность. Вероятно, яркий свет вспышки привел в действие какой-то механизм диска, его поверхность засветилась, вверх ударил луч света и агент «Тор» исчез! Свечение диска через семь минут прекратилось, но из одного туннеля стал доноситься мощный низкий звук. Пол стал заметно дрожать. По моему приказу агент «Викинг» направился к входу в этот туннель, для определения источника звука, но не успел дойти, как из него выплеснулась белая масса и стала стремительно растекаться по залу. Агент «Викинг» растерялся, не успел отступить, и белая масса поглотила его. Мы бросились к входу в туннель, которым пришли, но опоздали, белая масса отрезала нас от него и мы, отступая, оказались у черного диска, но залезть на него не решились. Бурлящая белая масса, заполнив все пространство зала, остановилась на границе красной зоны пола! Ее движение сопровождалось низким гулом. Это продолжалось шестьдесят три минуты, после чего масса стала втягиваться в туннели, из которых появилась. Вместе с исчезновением белой массы исчез и звук. Чуть позже перестала ощущаться вибрация пола. Мы обследовали соседние туннели, но следов пропавших агентов не обнаружили. В одном из туннелей увидели ниши с «зеркалами», но даже отдаленно понять, что это такое не могли. После четырех часов ожидания я приказал покинуть зал. В 23—44, закрыв за собой «врата», вышли на поверхность и начали движении в квадрат 24/12 для эвакуации группы, но примерно в километре от объекта «Минарет» нас обнаружил конный дозор из трех человек. В перестрелке противник был уничтожен, но погиб агент «Тюрк», я был ранен, и, поняв, что самостоятельно добраться до точки эвакуации не смогу, принял решение идти на явочную квартиру. К концу второго дня сумел добраться до поселка и войти в контакт с агентом «Ходжа».

Далее командир группы указал координаты места, где было спрятано для группы «Трио» снаряжение. Координаты совпадали с проставленной на бумажной карте точкой на берегу озера, недалеко от поселка, а рядом написано слово и три восклицательных знака. Не четко написанному слову Ruhe точный перевод Виктор дать не смог, это переводилось и как покой и как дизентерия. Возможно, там был очаг инфекции? Все могло быть, но в памяти это слово отложилось.

Из этой информации следовало, что группа была заброшена в тыл самолетом, вероятнее всего взлетевшего с территории Турции или Ирана. Последние строки отчета были написаны неразборчивым почерком, слова выбивались из ряда, сползая то вниз, то налезая на верхний ряд. Видимо силы покидали раненного офицера. Заканчивался отчет рисунком круга перечеркнутого двумя перпендикулярными линиями, проходящими через центр и рядом три восклицательных знака и неразборчиво написанное умирающим человеком слово. С трудом, с допущением, Виктор перевел его, как «нашел», сил для написания следующего слова у немца хватило лишь на две начальные буквы, и о его смысле можно было лишь гадать. Судя по цвету чернил и неровно проведенным линиям автором рисунка был умирающий командир. По всей видимости, бумажная карта тоже принадлежала ему.

Виктор завернул в полотенце пистолет, деньги и бросил сверток в корзину с грязным бельем. Собрал остальные находки и вернулся в комнату, разложив на столе, первой взял табличку, снятую с самолета. Осторожно очистил от коррозии, и обработал поверхность растворителем, подождал несколько минут и нанес тонкий слой краски. Дал немного подсохнуть и осторожно, без сильного нажима протер, увидел неясно проступившие вдавленные в металл буквы и цифры. Через увеличительно стекло рассмотрел каждую букву и цифру, записал. Покопавшись в интернете, установил принадлежность и тип погибшего самолета. Вероятнее всего это был тяжелый двухмоторный истребитель Мессершмитт BF 110D с увеличенной дальностью полета, выпуска 1940 года.

8
{"b":"256137","o":1}