ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но тетя Бетти ни в кого не стреляет, — возразил, все еще улыбаясь, Дэвид.

— А зачем же тогда прикрытие с тыла? — удивился Тобби.

— Речь идет больше о психологическом прикрытии, — объяснил отец, хотя и был уверен, что сын ничего не понял.

Некоторое время Тобби раздумывал.

— А если на приеме присутствуют мужчины без женщин, значит, у них нет пологического прикрытия? И их расстреляют, да?

Дэвид рассмеялся во весь голос.

— Нет, сынок. Их не расстреляют. Но все равно таким мужчинам гораздо труднее. Кстати, слово произносится так: психологически, — уточнил он.

— А что это значит — пси…холо…гически? — спросил Тобби серьезно.

— Духовно, психически, — объяснил Дэвид и надел смокинг.

— И ты думаешь, тетя Бетти это может? — спросил Тобби.

— Я думаю, да, мой мальчик, — мягко произнес Дэвид и ласково погладил сына по голове. — Ты все поймешь, когда вырастешь. Собственно, это место твоей мамы… — добавил он тихо.

— И ты берешь тетю Бетти вместо мамы? — сделал вывод Тобби.

— Нет, мой мальчик, не вместо мамы, проговорил тихо Дэвид. — Никто не может заменить твою маму. Тетя Бетти просто сопровождает меня, чтобы я не был одиноким.

— Ну если дело только в этом, то ты мог бы взять с собой Натали.

— Ну хватит, закончим тему, — остановил его Дэвид. — И вообще, тебе пора спать. — Он взял мальчика на руки и отнес в его комнату. — Обещай мне, что ты будешь спокойно спать, пока нас нет дома. — Дэвид взглянул на сына нарочито строго.

— Я не знаю, могу ли обещать это тебе, — ответил лукаво мальчик.

— Олух! — обругал его со смехом Дэвид и бросил на кровать. Затем, невзирая на свой только что отутюженный смокинг, накинулся на Тобби и принялся его щекотать. Тобби хохотал, отбивался, звал на помощь.

— Что это за шумные игры на ночь. — Бетти, как строгая гувернантка, стояла в дверях комнаты и неодобрительно наблюдала эту сцену.

— Ну а теперь спать, — проговорил Дэвид, накрыл сына одеялом и поцеловал. Затем, мельком взглянув на Бетти, заметил: — Ты великолепно выглядишь.

Ее светло-розовое длинное шелковое платье с большим бантом на талии подходило больше для театральной премьеры, чем для скромного приема. Но он не мог сказать Бетти, что маленькое черное платье было бы в этом случае уместнее. Она бы наверняка обиделась. К тому же Дэвид знал склонность свояченицы ко всему броскому и яркому. Он промолчал, поскольку совсем не хотел испортить вечер. Дэвид предвкушал позднюю встречу с Натали. Давно уже он не испытывал такого волнения.

От проницательного взгляда Бетти не ускользнула странная перемена в поведении Дэвида. Но она не могла ее ничем объяснить.

Когда Дэвид перед уходом с подчеркнутым вниманием подал ей норковый палантин, у Бетти появилась надежда, что произошедшая с Дэвидом перемена связана с ней, и она на несколько секунд задержала его руку, наслаждаясь прикосновением.

— Ты сегодня очень галантен, — шепнула женщина и подарила ему свою самую очаровательную улыбку.

— А разве я не всегда такой? — обиженно произнес Дэвид.

— Конечно, мой дорогой, я не то имела в виду, — ответила Бетти и поджала свой темно красные напомаженные губы в улыбку. — Только в последнее время…

— В последнее время у меня очень много работы, дорогая Бетти, — перебил Дэвид свояченицу.

— Может быть, тебе нужно иметь побольше свободного времени, — посоветовала она. — Мы могли бы чаще выбираться куда-нибудь вместе, как раньше. Что ты об этом думаешь?

Дэвид вздохнул и осторожно отстранил Бетти от себя.

— Посмотрим, — сказал он. — А сейчас пора ехать. Мы уже очень опаздываем, — заторопился он, покончив наконец со скользкой темой.

— Я очень рада сегодняшнему вечеру, — призналась Элизабет, сидя рядом с Дэвидом в удобном лимузине. Откинувшись на спинку мягкого сиденья, она нарочно вытянула стройные длинные ноги и чуть-чуть приподняла платье.

— Я тоже, — коротко заметил Дэвид, хотя имел в виду совсем не прием, на который они ехали, а позднюю встречу с Натали. Но Дэвид не стал говорить об этом вслух. Свояченица наверняка выскочила бы из лимузина или, чего доброго, выцарапала ему глаза. Он включил радио. Зазвучала легкая музыка, и Дэвид стал тихо насвистывать мелодию. Он не замечал пристальных взглядов, которые бросала на него Элизабет. Его мысли были слишком заняты девушкой, оставшейся в домике для гостей.

«Что она сейчас делает?» — спросил он себя. И снова перед глазами возникло прекрасное обнаженное тело Натали. Дэвида бросило в жар. Он непроизвольно крепче вцепился в руль. Голос Бетти вернул его к действительности.

— Что ты сказала? — спросил смущенно Дэвид.

Элизабет посмотрела на своего зятя сердитыми глазами.

— Ты даже не слушаешь меня. Твои мысли витают где-то далеко.

— Извини, пожалуйста, — произнес он смущенно. — Я на минуту отключился.

— Эта минута продолжается уже довольно долго, — возразила раздраженно Бетти и указала на отель справа от дороги.

— Мы уже на месте, — протянул Дэвид с удивлением. Он не заметил, как они доехали. — Ты должна меня простить, милая Бетти. В последнее время у меня голова забита всякими проблемами, — извинился Дэвид и учтиво поднес к губам ее руку в длинной, по локоть, светло-розовой перчатке.

Швейцар поспешил открыть дверцу их лимузина. Вместе с ключами от машины Дэвид дал ему хорошие чаевые. Швейцар бурно поблагодарил и подозвал молодого служащего отеля, чтобы тот припарковал автомобиль.

Дэвид галантно протянул руку Элизабет и провел ее в холл, где собравшиеся уже ждали Френкина.

7

Тобби напряженно прислушался. Сначала хлопнула входная дверь, и немного позднее отъехала машина. Мальчик быстро выскочил из постели, накинул куртку и сунул босые ноги в сапожки. Он тихо спустился по лестнице в холл. Марта, правда, ложилась очень рано, но у нее был чуткий сон. Из комнаты Жоржа раздавались звуки тихой музыки. Дворецкий любил джаз, и для него не было большего удовольствия, чем сесть после работы в своей комнате в качалку, взять газету и слушать Майлса Девиса или других великих джазовых исполнителей. Если Жорж включал музыку, то он уже ничего больше не слышал.

Тобби бесшумно открыл входную дверь и сделал знак Сэму, который вскочил со своей подстилки и подбежал к Тобби, чтобы тот не шумел. Они проскользнули в сад.

Вечера стали заметно холоднее, и Тобби плотнее запахнул куртку. В теплой постели было, конечно, уютнее. Но мальчик радовался каждой минуте, которую мог провести с Натали. Он не хотел упустить и эту возможность. «Ничего, я вернусь раньше, чем меня хватятся», — решил Тобби.

Мальчик увидел через окно, как испуганно вздрогнула Натали, услышав стук в дверь.

— Это я, Тобби, — прошептал он.

— Тобби! — Натали с удивлением взирала на гостя. — Я думала, ты давно в постели и видишь десятый сон, — засмеялась она и потянула Тобби за собой в теплую комнату. — Входи скорее, а то простудишься.

— Мне не спалось. Я вдруг почувствовал себя таким одиноким. — Тобби всегда легко находил отговорки.

Натали сняла с него куртку и подвела к камину, в котором уютно потрескивал огонь. Натали села на пол перед камином, а Тобби устроился рядом. Крепко обнявшись, они некоторое время сидели молча и смотрели на огонь.

— Ты можешь мне объяснить, что такое «псилогогический», — попросил мальчик.

Натали засмеялась.

— Ты, наверное, хочешь сказать «психологический»? — спросила она.

— Наверное, — пробурчал Тобби. — Знаю, что я слишком глупый, чтобы запомнить это слово.

— Ты вовсе не глупый, — успокоила его Натали и еще теснее прижала к себе мальчика. — Просто это слово очень трудно произносить. А почему тебе вдруг захотелось узнать его значение?

— Папа сказал это слово, — ответил Тобби.

— Ну, тогда он тебе наверняка объяснил, что оно означает?

— Да, но я ничего не понял, — признался Тобби. — А если я спрошу еще раз, папа подумает, что я совсем глупый.

13
{"b":"256138","o":1}