ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
* * *

– Ты где болтаешься? – раздался в мобильнике раздраженный голос Екатерины Великой.

– Я была у Армана, что-то случилось?

– Нет, ничего особенного, если не считать того, что наконец с нами согласился встретиться племянник Фредерика.

– С чего это вдруг?

– Ну, видимо, решил выдвинуть свои требования, раз через нотариуса не получилось. Мог бы сразу напрямую выйти, и Марк, быть может, живым бы остался. Как подумаю об этом, мурашки по коже! Ну да ладно, человек полагает, а Бог располагает, – протарахтела недовольным голосом Екатерина Дмитриевна, – я уже в деревне.

– Как ты сюда добралась?

– Соседка-фермерша подбросила, – пояснила мать, – давай встретимся через десять минут около мэрии. До дома Ламбера от деревни около пятнадцати минут езды.

– Ты знаешь дорогу?

– Примерно, – отозвалась мать.

– Почему ты упорно отказываешься от навигатора? – в который раз возмутилась Кася.

– В машине есть карта, – резонно заметила мать.

До дома двоюродного племянника они добрались действительно за пятнадцать минут. Мать, севшая за руль, уже разбиралась в хитросплетении горных дорог не хуже настоящего старожила. Дом был добротным двухэтажным строением из светлого песчаника с квадратной башенкой бывшей голубятни. Около дома были припаркованы две машины. И на пороге топтался невысокого роста лысый дяденька в темном костюме, с квадратными очками на костистом носу.

– Здравствуйте, – первой начала разговор Екатерина Дмитриевна, – вы тоже к месье Ламберу?

– Да, но только я уже пару раз звонил, а он все не открывает.

– А вы уверены, что звонок работает? – поинтересовалась Кася. – Может, постучать?

Дяденька с легким возмущением посмотрел на наглую молодую особу, осмеливающуюся давать советы такому почтенному господину, как он. Но к совету все-таки прислушался, схватил дверной молоток и стукнул с такой силой, что дверь медленно, словно нехотя, отворилась.

– Месье Ламбер, это мэтр Нодэн, мы с вами договаривались о встрече, – громким голосом позвал он.

В глубине дома послышались шаги, и на пороге показался высокий, сухой мужчина лет пятидесяти с лишним. Он неторопливо окинул взглядом гостей. Подал руку сначала, совершенно вопреки этикету, своему нотариусу, потом Екатерине Дмитриевне, а Касе только кивнул.

– Проходите, – пригласил он.

Они зашли внутрь, и первым впечатлением было ощущение холода. Казалось, что помещение вообще никогда не отапливалось. Но глядя на холодные манеры хозяина, словно замороженного с детства, можно было подумать, что в такой обстановке он себя чувствует распрекрасно. Они прошли в большую, обставленную старинной добротной мебелью гостиную. На стенах висело несколько старинных портретов и большое количество гравюр, представляющих самые различные замки. В одном из них Кася узнала их собственный замок. Рядом висел большой старинный план. Она постаралась выбрать кресло поближе к нему.

– Итак, – тем временем начал хозяин дома, – как вы понимаете, мадам Кузнецова, мы больше не можем избегать прямой встречи, особенно после неожиданной и весьма прискорбной смерти мэтра Периго.

– Да, я согласна с вами. – Екатерина Великая спокойно стала ожидать продолжения.

– Мэтр, я вас пригласил, чтобы вы ознакомили мадам Кузнецову с нашими предложениями.

– Как вы пожелаете, месье Ламбер. Тогда не будем терять время на формальности. Вы знаете, что сложившаяся ситуация достаточно деликатна. По закону месье Ламбер является единственным наследником своего дяди Фредерика де Далмаса, так как ни детей, ни супруги у последнего не было… – начал было он.

– Позвольте вас прервать, – спокойно парировала Екатерина Дмитриевна, – закон при отсутствии прямых наследников опирается на волеизъявление умершего. И этим волеизъявлением было завещание. Так что, если хотите, чтобы мы продолжили этот разговор, придерживайтесь этих самых законных рамок.

Нотариус переглянулся с хозяином дома. Тот еле заметно кивнул.

– Вы меня неправильно поняли, – поспешно исправился нотариус, – я вовсе не хотел подвергать сомнению законность завещания.

– Тем более мы вам уже предложили квартиру в Орлеане, – не дала ему продолжить Екатерина Великая, – так что обвинить нас в отсутствии доброй воли вы не можете.

– Я и не пытаюсь, – успокаивающе произнес хозяин.

– Мы пригласили вас, чтобы предложить соглашение, – вставил нотариус.

– Хорошо, я очень даже расположена его выслушать, – с оттенком иронии ответила Касина родительница. Кася же молчала, безуспешно пытаясь рассмотреть план замка на стене. Разговоры о наследстве ее интересовали постольку-поскольку. В ее голове крутились совершенно другие мысли.

– Мы готовы не оспаривать завещание и согласиться на квартиру в Орлеане в качестве отступных, но месье Ламбер хотел бы принимать участие в восстановлении замка в качестве благотворителя.

– В качестве кого? Благотворителя?! – широко открыла глаза Екатерина Дмитриевна.

– Вы не ослышались, – подтвердил мэтр Нодэн, – вы должны понять, что для месье Ламбера ваш замок является фамильным гнездом и он совершенно неравнодушен к его дальнейшей судьбе.

Мать с дочерью переглянулись. И одна и другая были уверены, что за подобным благородным предложением явно скрывается какая-то ловушка. Только какая?

– И в чем будет заключаться в таком случае ваша благотворительная миссия? – прямо спросила мать.

– Я бы хотел принимать прямое участие в разработке проекта реставрации. Например, я могу найти гораздо более дешевую рабочую силу, нежели вы. Мой друг, предприниматель из Германии, располагает бригадой очень опытных румынских рабочих-реставраторов, работавших в Чехии и Австрии. И румынская зарплата, сами понимаете, ни в какое сравнение не идет с французской. И если вы позволите мне вам помогать, то реставрация вам обойдется гораздо дешевле. Потом, у меня есть знакомые в Памятниках Франции, которые могут выделить беспроцентную ссуду, если понадобится. И, наконец, можно будет образовать нечто вроде фонда восстановления замка.

– И что вы попросите взамен?

– Если честно, мне хотелось бы почаще бывать в замке. Человек я одинокий, прямых наследников у меня тоже нет. И если я и настаивал на возвращении мне замка, то с единственной целью: довести до конца реставрационные работы, начатые Фредериком! Но, понаблюдав за вами, я понял, что Фредерик все решил правильно. И теперь мне хочется вам помочь, – почти по-человечески улыбнулся Ламбер.

– Мне необходимо подумать над вашим предложением, – осторожно ответила Екатерина Дмитриевна.

– Конечно, мы понимаем, – с явным облегчением сказал нотариус и протянул ей прозрачную папку с бумагами, – я приготовил для вас полное досье, ознакомьтесь с ним и держите нас в курсе.

– Хорошо, – кивнула Касина мать и собралась было уходить. Но Кася наконец вступила в разговор.

– Это план замка? – обратилась она к хозяину, показывая на привлекшую ее внимание гравюру.

– Да, – кивнул тот, – я с детства изучал его. Хотите посмотреть?

– Если можно.

– Почему же нельзя, – пожал Раймон плечами. Племянник Фредерика становился почти симпатичным.

Кася подошла к плану и принялась его внимательно изучать.

– Что-то не клеится, – задумчиво произнесла она.

– В каком смысле? – напрягся хозяин дома.

– Не знаю, но что-то не то, – продолжила Кася, – я могу снять его на мобильник?

– Не думаю, что снимок получится удачным, – вновь «заморозился» Раймон, но тут же исправился и через силу улыбнулся, – вы можете приходить сюда и изучать его столько, сколько вам захочется.

Гостьи спорить не стали и, попрощавшись, вышли из дома.

– Ты же уже сфотографировала план, зачем тебе понадобилось просить о дополнительной съемке?

– Ты заметила?

– Конечно, слава богу, не слепая.

– А они, как ты думаешь, заметили?

– Не бойся, полагаю, что нет. На тебя они особенного внимания не обращали.

– Ну и замечательно, только снимки получились не очень. Освещение неважное, поэтому я и попросила поближе подойти и сфотографировать со вспышкой.

21
{"b":"256160","o":1}