ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стою за дверью твоего магазина с надписью «Закрыто», – сообщила она о своем местонахождении.

– А, подожди минутку, сейчас открою.

Голоса за дверью замолкли, послышались торопливые шаги, и через некоторое время дверь отворилась. На пороге стоял несколько растерянный Арман.

– Привет, проходи, – посторонился он.

Кася зашла и огляделась. Магазин был пуст.

– А мне показалось, что у тебя были посетители?

Он смущенно потупился:

– Моя посетительница предпочла остаться инкогнито. Я консультировал ее по поводу одной старинной вещицы.

– Консультировал? – приподняла брови Кася.

Она развеселилась, представляя себе Армана в качестве любовника замужней женщины? Нет, положительно, в этой деревне много кому было чего скрывать. Но она тут же одернула сама себя. В конце концов, любовные похождения антиквара ее совершенно не касались.

– У тебя есть что-то новое? – перевел разговор на другую тему Арман.

– Есть, – подтвердила она и сунула ему под нос экран мобильника с фотографией двери.

– Это что? – сначала было удивился он, внимательно рассматривая фотографию. Потом, внезапно просияв, поднял на нее взгляд. – Ты нашла ее! Ты нашла вход в пещеру!

– Как ты догадался, что это вход в пещеру?

– По знакам, – уклончиво ответил он.

– По каким знакам?

– Оставь мне фотографию, а потом я тебе объясню.

– Нет, так не пойдет! – возмутилась Кася. – Или мы партнеры и тогда ничего друг от друга не скрываем, или наши дорожки разойдутся!

– Ты и сама, я думаю, поняла, что кодом к двери и служит стихотворение.

Кася вместо ответа только кивнула головой.

– Посмотри теперь на дверь. Она вся испещрена символами и латинскими цифрами.

– Спасибо, это я и сама оказалась в состоянии понять, – с нескрываемым сарказмом произнесла она, – тогда вполне можно сделать целый ряд возможных решений и все проверить на месте.

– Проверить на месте! – возмутился Арман. – Ты совсем забыла, что мы не имеем права на ошибку! Это может быть ловушка.

– Почему?

– Я уже читал о таких тайных входах. Если код набран неправильно, вход будет разрушен или завален.

– Дополнительная предосторожность? То есть ты думаешь, что в святилище существует несколько входов?

– Было бы логично не представлять тамплиеров идиотами?

Кася из осторожности промолчала.

– Конечно же нет, – сам же и ответил на свой вопрос Арман. – Входов существует несколько. Поэтому непосвященный никак не сможет осквернить место. Если мы ошибемся, этот вход просто перестанет существовать.

– В наш век существуют совершенно иные технические возможности, – спокойно возразила Кася.

– Думаешь, они уже не были использованы! – возмущенным тоном почти прошипел Арман. – Фредерик уже приглашал целую бригаду специалистов: спелеологов, геологов, архитекторов, специалистов по архитектуре средневековых замков!

Она только кивнула головой, собственный план действия ей теперь казался достаточно легкомысленным.

– Давай договоримся так. Ты предлагаешь твою расшифровку, я свою, мы сопоставляем, анализируем на месте и только потом действуем. Ты посвятила твою мать в наш план?

– Пока нет, ей хватило последних дней.

– Как знаешь, но мне хотелось бы взглянуть на дверь в реальности, а не только на фотографиях.

– Хорошо, я подумаю, как это устроить, – согласилась Кася.

Они еще поговорили пару минут и расстались.

* * *

Утром следующего дня Касю, которая решилась наконец разгрести подходы к дому, окликнул знакомый голос:

– Трудитесь, мадемуазель?

– Тружусь, – улыбнулась она. – Добрый день, Виктор.

– Для кого добрый, а для кого не очень, – откликнулся тот, и только в этот момент Кася заметила, насколько лицо фермера было серьезным и даже встревоженным.

– У вас что-то случилось?

– У нас? Нет, у нас все в порядке. Вот только в деревне происходят очень даже неприятные события.

– Какие?

– Полиция осадила дом Бернара Мишеле.

– Бернара? – вскрикнула Кася.

Почему Бернара? Слегка растерянная вернулась домой, потом, собравшись со скоростью света и крикнув матери, что ей нужно срочно в деревню, завела мотор «Ситроена» и понеслась в Камбрессак. К дому Бернара ее не пустили. Полиция оцепила все вокруг. Кася увидела молодого полицейского, которого уже видела пару раз вместе с комиссаром.

– Комиссар Бернье отправил мне сообщение, мне необходимо с ним поговорить! – кинулась она к нему наперерез.

– Сейчас это невозможно, – ответил ей тот.

– Мне нужно сообщить ему очень важную информацию! – продолжила настаивать она.

– Сообщите потом, – несколько неуверенно ответил тот.

Почувствовав в его голосе колебание, Кася заявила:

– От того, что я ему скажу, возможно, зависит успех операции!

– Тогда говорите, я ему передам, – попытался было тот.

Но не тут-то было, почувствовавшая нерешительность неопытного помощника, Кася ринулась в открывшуюся брешь.

– Я скажу только ему, так что решайте сами! – нагло объявила она.

Тот беспомощно оглянулся, но, увидев, что совета просить ему не у кого, махнул рукой.

– Матье, – позвал он, – проводи девушку к Бернье.

Комиссар стоял за углом соседнего дома и переговаривался по рации.

– Вы что тут под ногами путаетесь? – возмущенно прошептал он. – Кто вас сюда пропустил?

– Ваш помощник, – спокойно ответила Кася.

– Улицу патрулировать отправлю, придурка! Таким идиотам в криминальной полиции делать нечего!

– Он – не идиот! – возмутилась в свою очередь Кася. – Как вам давать мои догадки относительно прошлого Манон, я могу, а как реально участвовать в расследовании, так извините, подвиньтесь!

– Вы понимаете, что здесь стреляют, – прошипел Бернье и вполголоса сказал в рацию: – Отправляйте группу захвата с восточной стороны! Мы его пока здесь отвлечем! Опытный, сволочь. Всю оборону продумал! Как в бункере!

– Я же с вами, в надежном укрытии, – вставила тем временем Кася, наблюдая за бойцами спецподразделения.

– Если он решит выскочить и отстреливаться, никакое укрытие не может быть надежным! – уже более спокойным и поучительным тоном сказал комиссар.

– А вы его возьмете живым?

– Если получится, – уклончиво ответил комиссар, – вернее, если он захочет… Весь вопрос, сколько это все продлится. Думаю, что сдастся он не скоро.

– Тогда у вас есть время все мне рассказать! – нагло заявила Кася. – Я была права относительно прошлого Манон?

– Да, вы не ошиблись. Классическая история. Девочка-бунтарь, решила что-то там доказать, а может, просто влюбилась. Опыта никакого, забеременела, родила в закрытом госпитале. Хотя в начале шестидесятых годов мать-одиночка, или, как их называли тогда, девочка-мать, приравнивалась в падшей женщине, хуже проститутки. Манон была из достаточно обеспеченной семьи, получила хорошее образование, у нее был выбор: или оставить ребенка и покрыть позором семью, или отказаться. Она выбрала второе, или, скорее всего, родители выбрали второе, заставили отказаться от ребенка. Девочка уступила, да и что она могла сделать. После окончания школы порвала все связи с семьей, да и они не настаивали на их сохранении. Уехала в Англию, но отделить себя километрами от собственной совести не получилось. Она так и не смирилась и не смогла себе простить. Поэтому первые запросы на ребенка появились несколько десятилетий назад, когда Манон исполнилось тридцать. Но тогда никаких послаблений не было. Отдала так отдала.

– Тогда при чем здесь Бернар?

– Он и есть ее когда-то потерянный сын.

– Она его нашла?! Но тайна усыновления всегда строго сохранялась?

– Их свел случай. Манон продолжала искать, а Бернар со своей стороны тоже подал запрос, и они встретились в зале ожидания трибунала, разговорились, сверили даты, потом прошли анализ ДНК. Благодаря этому анализу мы и вышли на Бернара. И кстати, мы перепроверили завещание, оно именное. То есть она все завещала вовсе не ассоциации, а Бернару лично. Приехали забрать его на допрос, особых доказательств против него у нас не было, а он не открыл, забаррикадировался, ну а остальное вы и сами видите…

47
{"b":"256160","o":1}