ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да. Словно излечилась и вновь готова бросить вызов миру.

Рейн опустила венчик в раковину.

– Зак сказал, что депрессивное состояние тети Веллы не было связано с ее паранормальным талантом.

Эндрю потребовалась пара минут, чтобы переварить эту информацию, а потом в его глазах вспыхнуло понимание.

– Черт возьми! Значит, вот почему ты чувствуешь себя лучше. Джонс внушил тебе уверенность, что твои небольшие странности не приведут в психушку.

– Он говорил довольно уверенно. Сказал, что у таких людей, как я, психологические проблемы возникают в гораздо более раннем возрасте. Лет в двадцать. Может, чуть раньше или позже. Очевидно, Тайное общество тщательно изучает эту проблему. – Рейн помолчала, а потом неуверенно продолжила: – Зак сказал, что, если бы тетя Велла обратилась в общество, специалисты сумели бы ей помочь.

– Знаешь, однажды я посоветовал ей так и сделать, – сказал Эндрю.

– В самом деле? И что она ответила?

Эндрю принялся беспокойно болтать вино в бокале.

– Она расплакалась и сказала, что это невозможно. Думаю, было слишком поздно. К тому же она боялась общества и «Джи и Джи». Не доверяла никому, кто был связан с этими организациями. Она бы пришла в ужас, узнав о Заке Джонсе.

– Знаю.

Эндрю глубоко вздохнул:

– Ты должна кое-что знать. Когда ты рассказала, что с тобой связался человек из «Джи и Джи», мы с Гордоном едва с ума не сошли от беспокойства: испугались, что история повторяется.

Рейн сморщила нос.

– Ну, это вряд ли. Я же не занимаюсь незаконными исследованиями лекарств.

– Я не это имел в виду. Уайлдер Джонс не появился из ниоткуда, чтобы сжечь лабораторию твоего отца. У них с Веллой был роман.

Шок от услышанного был настолько силен, что Рейн на некоторое время лишилась дара речи, но потом наконец выдавила:

– Они были любовниками?

– На протяжении почти двух месяцев. Уайлдер Джонс соблазнил Веллу, налгал ей с три короба, а потом использовал, чтобы разыскать твоего отца и лабораторию.

Оглушенная, Рейн облокотилась о столешницу.

– Почему я его не помню? В первый и последний раз я видела его, когда он со своими людьми ворвался в лабораторию.

– Велла боялась, что, узнав о романе, ты подумаешь, будто она хочет тебя бросить. Но она, конечно же, никогда не сделала бы этого. Она бы нашла способ оставить тебя у себя, даже если б вышла замуж. Она не оставила бы тебя с отцом. Велла не хотела рассказывать о своих отношениях с Уайлдером Джонсом, пока не убедится в серьезности его намерений.

Рейн покачала головой:

– Я в шоке. Даже и представить не могла ничего подобного.

– Велла просто голову потеряла. Она говорила нам, что влюбилась впервые в жизни. Мы с Гордоном забирали тебя к себе, чтобы дать им возможность остаться наедине.

– Неудивительно, что она впала в истерику, когда Джонс и его люди разгромили лабораторию. Мужчина, которого она любила, предал ее. Она винила себя за все: за смерть моего отца и за погром в его лаборатории.

– Да.

– Это многое объясняет, – тихо произнесла Рейн. – После той ночи она так и не пришла в себя.

– Да, – кивнул Эндрю, – так и было.

– Что случилось с Уайлдером Джонсом? Вы когда-нибудь видели его снова?

– Нет. Он пропал.

– Бедная тетя Велла, – прошептала Рейн. – Теперь я знаю, почему вы так беспокоитесь из-за моих отношений с человеком из «Джи и Джи».

– Да.

– Но теперь все по-другому, – поспешно произнесла Рейн.

– Потому что ты думаешь, что Зак с тобой честен?

– Да.

– Может, он просто использует другой подход, чтобы манипулировать тобой.

– Возможно, мы похожи с тетей Веллой внешне, но я не она и смотрю на происходящее широко открытыми глазами, Эндрю.

– Знаю, но…

Рейн подошла к Эндрю и крепко обняла.

– Я хочу тебе кое-что сказать.

Эндрю криво улыбнулся:

– Меня ждет еще одно потрясение? Если это так, то, пожалуй, следует налить себе еще вина.

– Помнишь, что ты сказал несколько минут назад? Ну, о том, что я потеряла единственного близкого человека, заменившего мне родителей?

– Конечно. – Эндрю потрепал Рейн по плечу.

– Ты ошибался.

Рука Эндрю замерла у Рейн на плече.

– Я любила тетю Веллу всем сердцем и знаю, что она любила меня, заботилась обо мне как могла. Но мои настоящие родители – вы с Гордоном. Вы научили меня всему, что я знаю теперь о жизни.

– О, Рейн…

В глазах Эндрю заблестели слезы, и он обнял Рейн в ответ.

Так они стояли некоторое время, крепко прижавшись друг к другу.

Глава 18

– Митчелл – настоящий ублюдок, если вам интересно мое мнение, – сказал Гордон. – Он воспользовался слабостью Рейн и стал с ее помощью блестящим детективом. Заставил ее думать, будто она ему небезразлична. Она начала влюбляться в него, а когда призналась в своих чувствах, унизил ее.

– Знаю, – ответил Зак. – Я еще в Шелбивиллье слышал всю эту историю.

Они с Гордоном сидели в мягких кожаных креслах перед камином в гостиной и потягивали из бокалов вино. С кухни доносились приглушенные голоса, а воздух наполняли соблазнительные ароматы. Если бы не этот допрос, учиненный родственником Рейн, Зак откинулся бы в кресле и наслаждался тихим вечером и вкусной домашней едой. Но вместо этого он чувствовал себя так, словно его прогоняют сквозь строй.

Он знал, что их не случайно разлучили с Рейн, едва только они переступили порог дома. Опытные искушенные полицейские всегда разводят подозреваемых для допроса в разные комнаты.

Гордон оказался крепким мужчиной с седыми волосами. Выражение его глаз, стрижка и манера держаться выдавали в нем бывшего военного.

– Стало быть, вы из «Джи и Джи».

– Да, – кивнул Зак.

– Когда-то у нашей семьи случилась некрасивая история, связанная с «Джи и Джи».

– Я слышал об этом.

– Рейн, тогда совсем еще маленькая, находилась в лаборатории отца, когда эти сукины дети ворвались туда и разгромили все вокруг. После этого ее несколько месяцев мучили кошмары. А потом она потеряла отца. Представляете, какому стрессу подверглась ее психика?

– Мне известно, что «Джи и Джи» тогда не совсем правильно себя повело.

– Велла всегда утверждала, что в смерти Джадсона Талентайра виновен Уайлдер Джонс.

– Я почти уверен, что это не так.

Гордон вскинул бровь.

– Почти?

– В досье говорится, что отец Рейн действительно погиб в автомобильной катастрофе. – Зак сделал глоток превосходного вина и опустил бокал. – Кроме того, «Джи и Джи» так не работает. Это ведь не мафиозная структура и не фирма, поставляющая наемных убийц, а детективное агентство, которое занимается расследованиями.

Гордон возмущенно фыркнул:

– Ну да, как, например, расследование смерти отца Рейн. Велла рассказывала, как люди из «Джи и Джи» уничтожили дело всей жизни ее брата.

– Это исключительный случай, – произнес Зак.

Гордон поудобнее устроился в кресле.

– Знаете, кое-чего мы так и не смогли понять. Почему люди из «Джи и Джи» проявили такую жестокость? Велла тоже не смогла этого объяснить. У нас сложилось впечатление, что Джадсон украл формулу какого-то запатентованного Тайным обществом лекарства. Это так?

– Я не вправе разглашать детали, – уклонился от ответа Зак. – Но, похоже, это действительно так. Правила общества, касающиеся научных исследований, весьма строги. Талентайр нарушил эти правила. Он прекрасно понимал, что делает, и знал, что если «Джи и Джи» найдет его, то сделает все возможное, чтобы прекратить существование его лаборатории.

Гордон нахмурился.

– Но если Джадсон Талентайр создал лабораторию, где трудился над незаконным производством лекарств, общество должно было сообщить об этом в полицию и дать возможность властям решить проблему, а подсылать к нему банду головорезов не имело права.

Зак внимательно смотрел в свой бокал в попытке подобрать правильные слова. «Джи и Джи», так же как и Тайное общество, придерживалось политики «молчания», когда дело касалось общественности. Но Гордон не был представителем общественности. Им с партнером удалось совершить настоящий подвиг: каким-то образом понять и принять не поддающиеся контролю, причиняющие беспокойство способности Рейн. Они стали для нее семьей и дали ей возможность нормально жить. Так что Гордон имел полное право получить ответы на свои вопросы.

23
{"b":"256161","o":1}