ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рейн взяла карточку, так как считала, что это поможет выпроводить писательницу из квартиры.

Зак уже открывал дверь. Катлер быстро вышла на улицу, и Ники, бросив на Рейн извиняющийся взгляд, последовала за ней.

Захлопнув дверь, Зак посмотрел на Рейн:

– Очень решительная женщина.

– Она считает, что мое нежелание участвовать в ее проекте связано с Бредли.

– Знаю.

– Но это здесь ни при чем. Я просто не хочу рисковать.

– Ты ей не доверяешь?

– Нет. Мое инкогнито будет раскрыто, едва только кто-то из блогеров копнет глубже.

– Почему-то мне кажется, что ты права.

Рейн взглянула на Зака:

– Что ты намерен делать дальше?

– Во-первых, тебе не стоит сегодня ходить на работу. Полагаю, Пандора справится без тебя?

– Конечно. А что будем делать мы?

– Думаю, пришло время поговорить с теми, кто последним видел Веллу Талентайр живой.

Глава 39

Доктор Бакстер Огилви посмотрел на Рейн через стол, заваленный папками, документами и научными журналами. Этот человек возглавлял психиатрическую лечебницу Святого Дамиана. За тот год, что Велла была пациенткой этого лечебного заведения, Рейн прониклась к доктору симпатией и уважением. Он с состраданием относился к своим подопечным и был с головой погружен в медицинскую практику. Рейн знала, что он так и не нашел истинной причины психического заболевания ее тети. Чтобы понять его природу, нужно было бы поверить в ее паранормальные способности. Только Рейн знала, что он не пойдет на это. И в конце концов доктор Огилви счел симптомом заболевания заявление Веллы о том, что она слышит голоса.

Однако его подход к этому необычному и довольно сложному случаю оказался на редкость объективным и широкомасштабным. Он включал в себя прием витаминов наравне с новейшими психотропными препаратами и традиционную психотерапию. Огромное внимание также уделялось спокойной, умиротворяющей обстановке. Рейн была очень благодарна доктору Огилви за старания. Этот человек сделал то, чего не удалось сделать ей самой, Эндрю и Гордону: в его лечебнице впервые за многие годы Велла обрела покой и относительный эмоциональный комфорт.

Доктор Огилви был немало удивлен, увидев на пороге своего кабинета Рейн со спутником, но все же еще раз выразил соболезнования.

– Я понимаю, как тяжело смириться со смертью близкого человека, – обратился он к Рейн, сложив руки на столе и пристально глядя на нее сквозь стекла очков в тонкой золотой оправе. – Иногда обстоятельства вынуждают нас искать ответы там, где их нет. В вашем случае медицина бессильна. Возможно, вам стоит обратиться к священнику.

– Мы здесь не для этого, – поспешила повернуть беседу в нужное русло Рейн. – Нам необходимо узнать подробности происходившего в ночь смерти тети.

Огилви заметно забеспокоился:

– Насколько я помню, вам выдали копию медицинского заключения.

Зак посмотрел на доктора:

– Нам известно, что сердечный приступ у Веллы Талентайр случился незадолго до полуночи. Нам также известно, что были проведены все необходимые реанимационные мероприятия. Мы не ставим под сомнение причину смерти или компетентность персонала лечебницы.

Доктор Огилви в замешательстве сдвинул брови:

– Тогда что вы от меня хотите?

– Мы хотим поговорить с сотрудниками лечебницы, общавшимися с Веллой Талентайр в последние сутки перед ее смертью.

В голосе Зака зазвучали стальные нотки и вовсе не потому, что он с головой погрузился в расследование. Как и Рейн, он столкнулся с целым сгустком тяжелой беспорядочной энергии, витавшей в вестибюле лечебницы и кабинете главного врача. Как и все заведения подобного типа, лечебница Святого Дамиана вобрала в себя психическую сущность отчаяния, страха, тревоги, гнева, боли да и просто сумасшествия, источаемых на протяжении многих лет пациентами и их родственниками. Стены лечебницы были в буквальном смысле слова пропитаны негативной энергией.

При вмешательстве Зака доктор напрягся.

– Вы что же, всерьез полагаете, что я позволю частному детективу допрашивать своих сотрудников? Если подозреваете кого-то в преступной халатности, то должны следовать необходимым в таких случаях процедурам.

– Нет, – опередила Зака, пока тот не насторожил доктора еще больше, Рейн. – Речь идет вовсе не об этом. Мы понимаем, что вы обязаны защищать своих сотрудников, но, как вы, наверное, понимаете, я вступила в наследство и занимаюсь продажей тетиного дома. В процессе оформления документов у меня появились кое-какие вопросы.

Доктор Огилви теперь и на Рейн смотрел с выражением мрачной настороженности. Она знала, что в этот самый момент он всерьез обдумывает, не стоит ли позвонить своему адвокату. А раз так, то их скоро попросят покинуть лечебницу.

– Вы вполне можете ответить на единственный интересующий нас вопрос, – все-таки вклинился в диалог Зак. – Навещал ли кто-нибудь Веллу Талентайр накануне ее смерти?

Доктор Огилви пребывал в нерешительности.

Рейн подалась вперед.

– Прошу вас, доктор Огилви. Это очень важно. Я знаю, вы подробно записываете все, что происходит в лечебнице. Насколько я знаю, в тот год, что тетя провела в стенах вашего заведения, ее навещали всего трое: я, Гордон Салазар и Эндрю Китредж. Нас всегда просили зарегистрироваться в книге посещений и предъявить удостоверение личности.

– Члены семьи имеют право знать, кто, кроме них, посещал их родственницу, – спокойно, но решительно произнес Зак.

Подбородок доктора Огилви дрогнул, но он все же отрывисто кивнул.

– Да, я могу предоставить вам такую информацию. – Он нажал на столе кнопку переговорного устройства: – Миссис Томас, не могли бы вы принести мне список всех посетителей, навещавших Веллу Талентайр двадцатого числа прошлого месяца?

– Сию минуту, доктор Огилви.

Спустя некоторое время в кабинет вошла помощница доктора с листком бумаги в руке и спросила, протягивая доктору отпечатанный на компьютере список:

– Это то, что вы просили, сэр?

Огилви быстро пробежался глазами по списку и слегка сдвинул брови:

– Да, благодарю вас.

Женщина вышла из кабинета, притворив за собой дверь, и Рейн вдруг поняла, что доктора заинтересовало какое-то имя и он напряженно просматривает список.

– Двадцатого числа меня не было в городе, – произнесла Рейн. – Но я знаю, что к тете заезжал Гордон. Это было примерно после полудня. А другие посетители у нее были?

– Да, – кивнул доктор Огилви, даже не пытаясь скрыть удивления. – Был.

Зак сидел спокойно, как и прежде, но Рейн тотчас же ощутила, как всколыхнулась его аура. Должно быть, и он почувствовал исходившие от нее волны беспокойства – ведь она вцепилась в подлокотники кресла с такой силой, что вполне могла оставить на гладком дереве царапины от ногтей.

– И кто же этот посетитель? – заставила себя спросить Рейн, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие.

– Николас Джей Паркер. Он назвался другом вашей тети.

Желудок Рейн болезненно сжался.

– Насколько я знаю, у нее не было знакомых по имени Паркер.

Огилви недоуменно вскинул брови:

– Вы уверены, что знаете всех, кто входил в ее окружение?

Первым порывом Рейн было ответить утвердительно, но потом она вспомнила, что до недавнего времени понятия не имела о страстном романе тети Веллы с Уайлдером Джонсом, и призналась:

– Нет, но могу спросить у Гордона и Эндрю: они наверняка вспомнят, если она упоминала когда-нибудь эту фамилию.

– Во сколько приехал и уехал этот самый Николас Паркер? – спросил Зак.

Огилви сверился со списком.

– Он зарегистрировался в журнале в половине четвертого, а вышел из лечебницы сорок минут спустя.

– Они встречались в палате или в одной из комнат отдыха? – напряженно уточнила Рейн.

– Этого я вам сказать не могу. – Огилви решительно положил листок на стол. – Но кто-то из сотрудников должен помнить, поскольку новый посетитель непременно привлекает внимание. Ведь Веллу Талентайр навещали только вы, мистер Салазар и мистер Китредж.

42
{"b":"256161","o":1}