ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я буду вам очень признателен, если вы скажете, кто работал в тот день. Возможно, он смог бы описать этого человека, – нарушил молчание Зак.

Огилви кивнул и набрал чей-то номер. Пока доктор говорил по телефону, Рейн чувствовала, как с каждым мгновением учащается ее пульс.

Наконец Огилви повесил трубку и выглядел при этом крайне обеспокоенным.

– Николас Джей Паркер встречался с вашей тетей у нее в палате.

– Под номером триста пятнадцать. – Рейн еще сильнее вцепилась в подлокотники. – Это было ее личное пространство. Она никогда не покидала палату по собственной воле, ее приходилось уговаривать. Тетя всегда говорила, что только там чувствует себя в безопасности.

– Да, – кивнул доктор. – В любом случае они пробыли наедине большую часть этих сорока минут. Но поскольку никто из обслуживающего персонала ранее Паркера не видел, одна из санитарок заходила пару раз в палату, дабы убедиться, что все в порядке и пациетка не желает отдохнуть.

– Должно быть, они все же были знакомы, – пробормотала Рейн, сбитая с толку новой загадкой. – В противном случае она не стала бы разговаривать с ним так долго, поскольку не слишком-то любила общаться с посторонними.

– Нет, – возразил Огилви, – не были. Когда санитарка сообщила о приходе Паркера и сопроводила его в палату, Велла начала было возражать, но посетитель сказал, что работал в лаборатории ее брата, поэтому согласилась его принять.

Рейн почувствовала стеснение в груди.

– Паркер знал моего отца?

Зак одарил ее ледяным взглядом.

– Так он сказал твоей тете, но мог и солгать, чтобы позволила войти.

Рейн ошеломленно покачала головой:

– В любом случае остается неясным, почему он вдруг решил навестить ее спустя столько лет.

– Сожалею, что не могу ответить вам на этот вопрос, – произнес всерьез обеспокоенный Огилви, поворачиваясь к Заку. – Санитарка описала Паркера как человека среднего роста и возраста, совершенно лысого, а еще он подергивался.

– Подергивался? – с холодным интересом переспросил Зак.

– Именно это слово употребила санитарка; думаю, это что-то вроде нервного тика.

– А санитарка не помнит случайно, как он был одет?

– Очевидно, во что-то не привлекающее внимание. Да, еще очки – он был в очках. – Огилви, тяжело вздохнув, перевел взгляд с Зака на Рейн. – Да уж, визит и впрямь из разряда необычных. Но поверьте: его как следует обыскали. Кроме того, его впустили с согласия вашей тети.

– Спасибо.

– Есть еще кое-что, – тихо добавил Огилви, – то, что немного вас успокоит. Санитарка сказала, что, когда Паркер ушел, Велла выглядела уставшей, но совершенно спокойной. Всю оставшуюся часть дня она дремала. В десять часов приняла свое обычное лекарство и почти сразу же уснула.

– А спустя час сорок пять минут умерла от сердечного приступа, – будто продолжая разговор с доктором Огилви, произнесла Рейн.

Сложив руки на руле, Зак разглядывал здание лечебницы и окружающий ее двор сквозь серую пелену тумана. Он чувствовал, что клубок начинает распутываться с невероятной быстротой. Это было равносильно тому, как если бы разрозненные части мозаики вдруг разом встали на свои места. В общей картине до сих пор отсутствовали кое-какие детали, но и они скоро появятся – Зак был в этом уверен.

– Описание Паркера, хоть и не слишком подробное, определенно подходит Лоуренсу Куинну. Особенно нервный тик.

Рейн резко повернулась к нему:

– Ты уверен?

– В его досье была такая деталь.

Рейн обхватила себя за плечи и задумчиво проговорила, глядя на лечебницу:

– Но зачем Лоуренс Куинн приезжал к моей тете?

– Их связывало лишь одно, и мы оба знаем, что именно.

Рейн печально вздохнула:

– Версия формулы основателя, созданная моим отцом.

– Да. – Зак даже не пытался подсластить горькую правду: Рейн сильная, справится. – А ты заходила в палату триста пятнадцать после смерти тети?

– Нет. Ее тело сразу же переправили в морг. Гордон и Эндрю в ту же ночь собрали ее вещи. К тому времени как я вернулась из Вегаса и начала заниматься похоронами, возвращаться туда уже не было смысла. Честно говоря, мне и не хотелось.

– Понимаю.

Рейн взглянула на Зака:

– О чем ты думаешь?

– О том, что твои подозрения, касающиеся смерти Веллы Талентайр, оказались небеспочвенными.

– Но ты же слышал, что сказал Огилви: она была в порядке после ухода этого таинственного Паркера, или кто он там на самом деле, и не просто в порядке, а очень спокойна, даже задремала.

– Я бы сказал, неестественно спокойна.

Рейн вдруг замерла.

– Ты думаешь, он дал ей какое-то лекарство?

– Куинн был блестящим химиком и прекрасно разбирался не только в лекарствах.

– Ты о чем?..

– Он был экспертом в области воздействия психотропных препаратов на людей с сильными паранормальными способностями – именно этому он посвятил большинство своих исследований.

– Но зачем ему экспериментировать с тетей Веллой, не говоря уже о том, чтобы убивать, спустя столько лет? Она ни для кого не представляла угрозы.

– Пока я не могу ответить на этот вопрос. Я знаю лишь то, что Фэллон оказался прав: связь между этими двумя людьми существует.

Оба смотрели на здание клиники еще несколько минут.

– Как она это выдерживала? – прервал молчание Зак.

– Пребывание в психиатрической клинике?

– Наверное, это был сущий ад. – Зак передернул плечами. – Мы пробыли там всего полчаса, а я готов уже был лезть на стену.

– Она переносила свое пребывание здесь относительно спокойно, потому что ее паранормальное чутье начало постепенно ослабевать. Она говорила, это все равно, что оглохнуть или ослепнуть. В последний год жизни Веллу Талентайр уже нельзя было назвать яснослышащей: она утратила свой талант, но вместо того, чтобы обрести покой, тетя погрузилась в еще более глубокую и затяжную депрессию. Огилви пытался вывести ее из этого состояния, но способности к ней так и не вернулись.

Зак завел мотор.

– Хочу спросить еще об одном.

– Спрашивай.

– Клиника Святого Дамиана – очень дорогое частное заведение. За год, что твоя тетя находилась здесь, ты, должно быть, потратила целое состояние.

– Хм…

– Вегас?

– Оказывается, я очень неплохо играю в карты.

Глава 40

Телефон зазвонил, едва только она отперла дверь квартиры. На дисплее высветился знакомый номер. Бредли.

Зак проследовал за ней в прихожую и закрыл за собой дверь, а Рейн тем временем ответила на звонок.

– Алло? – Голос ее звучал настороженно: Рейн совсем не хотелось снова спорить из-за книги Кессиди Катлер.

– Это Бредли. Я все еще в Шелбивиллье. У меня для тебя хорошие новости. Подумал, ты должна узнать это первой.

– Что происходит?

– Лангдон арестовал Поджигателя. Пресс-конференцию будут транслировать в шестичасовых «Новостях».

Рейн окатила волна облегчения, и, прикрыв микрофон ладонью, она обернулась к Заку:

– Это Бредли. Говорит, арестован охотник на ведьм.

Зак тихо присвистнул:

– Быстро.

– На этот раз он не успел сжечь улики. – Рейн вновь поднесла телефон к уху. – Он жил в Шелбивиллье?

– Да. Приехал в город недавно. Это Бартон Россер. Ты, наверное, его помнишь: администратор из гостиницы «Би и Би».

– О господи! Как подумаю, сколько раз проходила мимо… – ужаснулась Рейн, но тут же осеклась. – Как Лангдон его вычислил?

– Обнаружил фотографии с мест преступлений в его ноутбуке. Кроме того, у него в спальне нашли ремень, похожий на тот, каким была связана та девушка. Сейчас эксперты проводят анализ ДНК по волосам, что обнаружили в подвале дома твоей тети. Результаты будут совсем скоро.

– А что заставило шефа Лангдона заподозрить Бартона Россера?

– Он попал в поле зрения почти сразу. Лангдон давно присматривался к нему, так как Россер отбывал тюремное заключение за изнасилование и незаконное проникновение в жилище, а когда решил порасспросить, тот попытался сбежать.

43
{"b":"256161","o":1}