ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Однако взрыва не произошло, и осколки в ее тело не впились: вокруг лишь расползалось облако холодного белого дыма, постепенно наполняя воздух знакомым травяным ароматом.

Джоан в недоумении смотрела на происходящее, пока не лишилась чувств.

Уши Рейн заполнил гул голосов, возникших из дальних уголков сознания, где она хранила свои ночные кошмары. Раздались знакомые крики ярости и предсмертные стоны. Смертельная паника охватила все ее существо.

– На пол! – крикнула она Кельвину.

Он, казалось, понял ее, но почему-то не последовал совету. Вместо этого он пнул изрыгающий дым сосуд под другую вешалку и попятился к двери, силясь достать телефон.

Но было слишком поздно. Кельвин стоял как раз над сосудом, когда тот ударился об пол. Рейн знала, что он вдохнул самое большое количество отравляющего вещества, и просто удивительно, как сумел продержаться на ногах так долго. Никто понятия не имел, какой эффект окажет этот губительный препарат на охотника, сверхчувства которого работали на полную мощь, когда по ним ударила волна дыма.

Кельвин закашлялся, однако телефон из рук не выпустил, продолжая нажимать на кнопки.

– Выбирайтесь отсюда! – услышала Рейн. – Через черный ход. Немедленно.

От его падения задрожал пол. Кельвин рухнул и больше не двигался.

Телефон приземлился на пол рядом с ним, и Рейн не знала, успел ли он набрать 911. Ее собственный телефон остался в сумке на прилавке.

Стараясь не дышать глубоко, она выдернула полы блузки из-за пояса брюк. Дым сконцентрировался в центре помещения, и Рейн не рискнула ползти сквозь густое облако в главный зал магазина: дверь черного хода располагалась значительно ближе.

Прикрывая подолом блузки нос и рот, Рейн неловко поползла к двери. А с дымом происходило то, что и должно было произойти в соответствии с законами физики: он начал подниматься вверх. Воздух возле двери пропитался травяным запахом, но дым здесь был менее густой, чем несколькими дюймами выше, однако Рейн знала, что все равно вдыхает отраву. Демоническая какофония в ее голове становилась громче и мучительнее.

Вдруг начали оживать костюмы на вешалках. Рейн оказалась в самом эпицентре вселяющего ужас бала-маскарада, который почему-то проходил в зале, увешанном кривыми зеркалами. Плащи и платья кружились, сводя Рейн с ума. Горящие злобой глаза таращились на нее сквозь пустые прорези в масках. Ее охватила паника. А желание вскочить на ноги и броситься к двери стало непереносимым.

«Это всего лишь наркотик. Не обращай внимания. Оставайся на полу».

Голоса постепенно изменялись, причем некоторые, казалось, исходили от масок.

«…Убей ее. Замучай. Гори, ведьма, гори…»

Рейн говорила себе, что медленно, но верно продвигается к выходу сквозь ряды танцующих костюмов, уже вроде бы различала очертания двери, но ее зрение настолько затуманилось от ядовитых испарений, что казалось, будто дверь то и дело меняет свое местоположение. Кольцо масок сжималось.

«…Терзай ее, терзай… Заставь ее страдать…»

Где-то в отдалении зазвенел колокольчик. Рейн хоть и с трудом, но узнала этот звук. Вернулась Пандора. Слава богу.

А потом она услышала еще голоса, но уже не призрачные.

– Они должны быть без сознания. – Это Кессиди Катлер.

– Нужно действовать осторожно. – Голос Ники Пламер звучал, как всегда, озабоченно. – Дым слишком густой. Если надышимся, у нас будут проблемы.

– Подождем еще пару минут, чтобы рассеялся. Запри входную дверь и переверни вывеску. Вынесем ее через черный ход.

Глава 50

– Она тебя подставила, – произнес Зак.

– Но это же просто бессмысленно. – Бредли достиг дальней стены гостиной, развернулся и двинулся в обратную сторону. – Это же Кессиди Катлер. Она написала четыре книги. – Он остановился перед книжным шкафом, вытащил оттуда роман «Жестокие видения» и показал Заку обложку. – Ее портрет на каждом из этих проклятых экземпляров.

– Я не говорю, что она присвоила себе чужое имя, хотя нужно учитывать и такую возможность. Но скорее всего она и есть Кессиди Катлер.

Бредли сунул книгу на полку.

– Тогда почему, черт возьми, она хочет причинить вред Рейн?

Заку приходилось тщательно подбирать слова, чтобы, насколько это возможно, придерживаться правды.

– В моем агентстве считают, что она связана с подпольным синдикатом, производящим и распространяющим наркотики нового поколения.

Бредли упал в одно из кресел и прищурился. Он был не понаслышке знаком с наркоторговлей и связанными с ней преступлениями.

– Хорошо. Допустим, ты прав. Но что ей нужно от Рейн?

– Ее отец был блестящим химиком.

– Да, знаю. Она мне рассказывала.

– Когда Рейн была совсем маленькой, ее отец работал на клиента нашего агентства – компанию, которая создала и запатентовала уникальный психотропный препарат. – Зак принялся излагать выученную наизусть легенду, в которой незаметно переплетались правда и вымысел. – Работы были приостановлены после того, как клинические испытания выявили потенциальную опасность препарата. Однако Талентайр понял, что этот препарат будет пользоваться огромным спросом на черном рынке и принесет огромный доход, если его немного доработать. Он уволился из компании, сохранил в тайне формулу и начал собственные исследования.

– Рейн сказала, что он умер, когда она была ребенком. Погиб в автомобильной катастрофе.

– Так и есть. Компания, на которую он работал, провела внутреннее расследование и пришла к заключению, что формула умерла вместе с ним. Этим все и закончилось. Вспомнили об этом деле несколько недель назад, когда внезапно пропал еще один ученый по имени Лоуренс Куинн. Клиент вновь обратился в мое агентство. Мы выяснили, что доктор Куинн занимался несанкционированными исследованиями того же препарата, формулу которого украл Джадсон Талентайр. Мы шли по следам Куинна, которые и привели нас в Ориану.

– Да? И где же он, черт возьми?

– Пропал. Основываясь на крупицах той информации, которую мне удалось добыть, могу предположить, что он мертв. Думаю, он навестил Веллу Талентайр в клинике для душевнобольных, а потом, получив необходимую информацию, исчез.

В глазах Бредли вспыхнула неподдельная заинтересованность.

– Ты думаешь, его убил тот, кому была необходима информация, полученная от Веллы?

– Да.

Бредли протестующе поднял руку:

– Постой. Давай вернемся к Велле Талентайр. Есть какие-нибудь доказательства, что она была убита?

– Она оставила Рейн записку: мы обнаружили ее прошлой ночью среди личных вещей Веллы, которую написала в ночь своей смерти. Там сказано, что к ней пришел посетитель, который затем сделал ей укол. Она знала, что умирает, и хотела предупредить Рейн. Описание этого таинственного посетителя очень подходит Лоуренсу Куинну.

– А что Куинн от нее хотел?

– Точно мы не знаем, но подозреваем, что этот визит как-то связан с формулой, украденной Джадсоном Талентайром много лет назад.

Бредли задумался.

– Вы думаете, Куинн решил возобновить исследования и наладить нелегальное производство наркотика?

– Да. Но, похоже, он все же не получил желаемого от Веллы Талентайр. В своей записке для Рейн она говорит, что не доверяет ему и поэтому солгала, – предположительно снабдила фальшивыми данными.

– Куинн догадался обо всем, разделался с ней и попытался связаться с некими плохими парнями. Но и там ничего не вышло. Верно?

– Верно. Только вот я уверен, что «плохие парни» это не кто иные, как Кессиди Катлер и Ники Пламер, а еще тот, что попытался разделаться со мной в переулке за местным джаз-клубом, но был сбит машиной на перекрестке. До больницы его не довезли.

– Я слышал об этом происшествии, когда вернулся из Шелбивилльа, и собирался поговорить с тобой. Личность пострадавшего до сих пор не установили. Ты хочешь сказать, что его убила Кессиди?

– Да.

– Зачем?

– Очевидно, из-за того, что ему не удалось меня прикончить.

53
{"b":"256161","o":1}