ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Послышался глухой стук, и в дверном проеме возник Зак с изящной перьевой ручкой золотисто-черного цвета в руках.

– У меня есть такая же.

В магазин ворвался Бредли с пистолетом в руке, а за ним следом – двое полицейских, один из которых держал под локоть закованную в наручники Ники.

– Ты в порядке? – встревожился Бредли, глядя на Рейн.

– Да, в порядке. – Она осторожно села, стараясь не обращать внимания на боль в лодыжке.

– Катлер в подсобке. – Зак указал большим пальцем на занавеску.

Бредли тотчас же отправился туда, прихватив с собой одного из полицейских, а Джонс взял Рейн за плечи и напряженно заглянул в глаза:

– Она тебе что-то ввела?

– Нет. Она опять использовала ядовитый дым, а выстрелить просто не успела.

Зак притянул ее к себе и обнял так крепко, что она едва не задохнулась.

– В ее серебряной ручке что-то очень опасное, – пробормотала Рейн. – Она сказала, что убьет Пандору – двойной дозы хватит.

– Ручку я забрал, а Бредли обыщет ее на предмет другого оружия.

– А что там с дымом?

– Все еще чувствуется, но его силы уже недостаточно, чтобы воздействовать на меня.

– Что с Кельвином и Джоан?

– Без сознания, но живы, – сообщил возникший в дверях Бредли. – Кессиди тоже. Что ты с ней сделал, Джонс?

– Временно обездвижил. – Зак слегка разжал объятия, но совсем не выпустил. – Пройдет через несколько часов.

– Полагаю, мне не стоит больше задавать вопросы на эту тему. – Бредли вошел в зал. – Кто из них бросил эту проклятую дымовую шашку?

– Наверное, Кессиди, – предположил Зак.

Рейн ошеломленно заморгала и хотела было его поправить, но почувствовала, как предостерегающе сжались на запястье его пальцы.

– Откуда ты узнал, что у нас тут проблемы?

– Не спрашивай. – Бредли криво усмехнулся. – Это Джонс понял, что в магазине неладно. Наверное, он тоже ясновидящий… Как ты.

Глава 52

Несколькими часами позже Рейн сидела на диване, подвернув одну ногу под себя, и потягивала из чашки травяной чай, приготовленный для нее Заком. Она вымылась, едва только они вернулись домой, и переоделась в белый махровый халат. Робин устроился у нее на коленях, согревая своим теплом, а Бэтмен свернулся калачиком рядом. Врач перевязал ногу и приложил к ней очередную упаковку замороженных овощей.

Зак и Кельвин сидели в креслах и пили кофе.

Рейн взглянула на Зака:

– Хорошо, что Бредли послушал тебя и позволил мне все подробно изложить завтра. Сегодня я правда к этому не готова.

Кельвин фыркнул, развеселившись.

Рейн удивленно вскинула брови:

– Что такого смешного я сказала?

– Ужасно не хочется вас разочаровывать, но, мне кажется, Зак беспокоился вовсе не о вашем душевном равновесии, когда уговаривал Митчелла подождать с расспросами до завтра. Когда дело касается деталей, Зак становится… как бы это сказать… весьма и весьма дотошным парнем.

Внезапно Рейн все поняла и посмотрела на Зака:

– Ты хотел сначала узнать, что я собираюсь рассказать Бредли, не так ли?

– Эй, неужели вы думаете, что я настолько жестокосерден? – Зак сделал вид, что обиделся. – Ты была измучена.

– Ха. Я на это не куплюсь. Ты счел, что мой рассказ нужно немного скорректировать. Признайся.

Кельвин усмехнулся и отхлебнул кофе.

– Хорошо, – сдался Зак. – По опыту я знаю, что полиции лучше не рассказывать слишком много.

– Другими словами, мы не расскажем Митчеллу, что он оказался в самом эпицентре войны между двумя тайными организациями, занимающимися изучением парапсихической природы человека, так? – вежливо осведомилась Рейн.

– Как правило, «Джи и Джи» оставляет право делиться подобной информацией за плохими парнями, – ответил Кельвин.

Рейн вскинула брови:

– Потому что в таком случае плохие парни будут выглядеть кончеными психами, в то время как «Джи и Джи» сохранит имидж частного детективного агентства незапятнанным?

Улыбка Кельвина стала еще шире.

– В точку.

– С нас достаточно и вполне законных обвинений, – произнес Зак. – К тому же у Митчелла имеются веские личные мотивы разобраться с преступницами. Ему не понравилось, что Катлер пыталась его использовать.

– Нападение, попытка похищения и грабежа – для начала более чем достаточно. – Кельвин крепко сжал своей огромной ручищей чашку с кофе. – Сдается мне, Митчелл откопает еще что-нибудь.

– Ему это не нужно, – произнес Зак, глядя на огонь камина. – Потому что все это ненадолго.

Рейн ошеломленно посмотрела на него:

– Что ты хочешь этим сказать? Что Кессиди и Ники сбегут?

– Да. Прямиком в тюремную клинику для умалишенных. Если доживут.

– Не понимаю.

– Судя по тому, что мы видели, «Ночная тень» не терпит провалов. – Зак отпил кофе и поставил чашку на стол. – Я уже рассказывал, как они удерживают в повиновении своих агентов. Все они зависимы от разновидности формулы, разработанной специально для них. Если лишить их этого наркотика, они сходят с ума и кончают жизнь самоубийством в течение сорока восьми часов.

Рейн передернулась от охватившего ее ужаса.

– Как Дженна?

– Да, – кивнул Зак, не отрывая взгляда от огня. – Как Дженна. Так или иначе, сумасшествие всегда было побочным эффектом каждой из когда-либо созданных версий формулы.

– А как насчет препарата, что ты обнаружил в квартире Бредли?

– Пузырек был почти пуст. В нем осталось лишь несколько капель препарата. Недостаточно даже для одной дозы. Кессиди оставила такое количество для того, чтобы я идентифицировал формулу и пришел к выводу, что Бредли – именно тот человек, который мне нужен.

Рейн судорожно сглотнула.

– Значит, Кессиди и Ники совсем скоро сойдут с ума? Думаешь, они знают об этом?

Зак пожал плечами:

– Сомневаюсь. Мы не знаем, как много рассказывают руководители своим агентам. Но скорее всего они им лгут. Зачем говорить правду? Это может отпугнуть желающих вступить в их ряды.

Рейн на мгновение прикрыла глаза и передернулась, но потом кое-что вспомнила.

– А как насчет мэра? Сегодня, когда Бредли спросил о том, кто бросил дымовую шашку, мне показалось, ты не хочешь, чтобы я сказала правду.

Зак одобрительно улыбнулся:

– Ты верно все поняла.

– Но если она с этим связана…

– Не связана, – заверил ее Зак.

– Объясни, – потребовала Рейн.

– Когда я вошел в подсобное помещение и осмотрелся, сумка мэра была расстегнута и ее содержимое рассыпалось по полу. Именно тогда я подумал, что, возможно, дымовуху в магазин принесла она, однако ни возле нее, ни возле сумки не обнаружил никакого всплеска энергии. Она не знала, что делает.

– Но тогда зачем она ее бросила?

– Скорее всего кто-то из этих двоих – Кессиди или Ники – владеет гипнозом, – ответил Зак. – И видимо, природные способности усилены наркотиком.

– То есть ты хочешь сказать, что одна из этих женщин под гипнозом внушила мэру, что надо принести в магазин шашку и взорвать?

– Верно. – Зак пожал плечами. – Именно поэтому Джоан Эскоттт не смогла ничего вспомнить, когда пришла в себя.

Рейн посмотрела на него:

– И что мы ей скажем? И что скажем Бредли, раз уж на то пошло?

Зак вытянул ноги в сторону камина, оперся о подлокотники кресла и соединил кончики пальцев.

– Лучше ничего не усложнять. Чем история проще, тем лучше. Митчелл вскоре поймет, что не сможет обвинить женщин в хранении наркотиков, потому что у него нет никаких улик, а вот обвинить Кессиди и Ники в похищении мэра с целью выкупа вполне реально. Что ты об этом думаешь?

Рейн заморгала.

– Думаю, мэру Эскоттт эта идея придется по душе. Такой общественный резонанс накануне выборов.

Кельвин улыбнулся:

– Очень изобретательно, Джонс.

– Ники и Кессиди будут это отрицать, – заметила Рейн.

Кельвин с трудом подавил смех:

– Они будут отрицать все. И что? Через пару дней все равно окажутся в психушке.

55
{"b":"256161","o":1}