ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Полагаю, шеф Лангдон припишет всю славу себе? – спросил Эндрю. – Так же как Бредли?

Эндрю и Гордон никогда не одобряли отношения Рейн и детектива Бредли Митчелла.

– Так уж случилось, что Лангдон весьма фотогеничен, – развеселилась Рейн. – Такой, знаешь, суровый местечковый полицейский. Он будет отлично смотреться в вечерних «Новостях».

– Бредли тоже прекрасно выглядел перед камерой. Интересно, сколько еще интервью ему удастся дать теперь, когда ты больше не служишь орудием в его руках.

Рейн лишь уклончиво хмыкнула, получив отставку и все еще испытывающая боль, она пока не решила, как дальше относиться к работе с Бредли. Их личные отношения закончились, но Рейн не была уверена, что больше не хочет ему помогать в расследовании определенных дел. По какой-то непонятной причине, которую не могла объяснить ни Эндрю, ни Гордону, ни даже себе самой, она чувствовала необходимость использовать свой паранормальный талант в деле. Отрицать его было все равно что отказаться от слуха, зрения, обоняния и осязания.

– Хочешь, чтобы кто-то из нас приехал в Шелбивилль? – спросил Эндрю.

– Нет. Не волнуйся. Меня никто не подозревает, – поспешно ответила Рейн. – Я потратила целый час, отвечая на вопросы шефа Лангдона, а потом посоветовала позвонить Бредли и справиться у него обо мне. Кажется, на этом он успокоился. А если честно, скорее был просто рад от меня отделаться.

– Ты посоветовала Лангдону позвонить этому негодяю? – гневно воскликнул Эндрю.

– Бредли – настоящий профессионал, когда дело касается расследования преступлений. Он поручится за меня.

– А как насчет агента по недвижимости? Как бишь его зовут? Спайсер? Как он отнесся к происшествию?

– Потрясен. Подозреваю, что после разговора с Лангдоном он отправился прямиком к себе в офис, чтобы привести нервы в порядок. Одно ясно наверняка: теперь я вообще не смогу продать дом.

– Может, удастся всучить его какому-нибудь простофиле на «и-Бей»?

– Идея неплоха. Но прежде мне нужно очистить его от хлама. Я и забыла, сколько ящиков с картинами хранится в подвале. Тетя Велла всегда рисовала как сумасшедшая, когда приезжала в Шелбивилль.

– Это было для нее своего рода терапией, – произнес Эндрю.

– Знаю.

Зазвонил телефон.

– Похоже, у тебя еще один звонок, – заметил Эндрю.

– Наверное, Лангдон о чем-то забыл спросить.

– Тогда тебе лучше снять трубку. Увидимся завтра. Люблю тебя.

– Я тоже тебя люблю. Пока.

Рейн закончила разговор и подняла трубку стационарного телефона:

– Слушаю.

– Мисс Талентайр, это Бартон, администратор. К вам посетитель. Его имя Джонс. Вы его примете?

Рука Рейн с тонкой фарфоровой чашкой, украшенной желто-зеленым цветочным узором, замерла в воздухе, и она осторожно переспросила:

– Джонс?

В мире огромное количество Джонсов, но в ее собственной, личной, тщательно контролируемой и ограниченной определенными рамками жизни это имя было как зловещий свет приближающегося поезда.

– Полицейский? – тщетно надеясь на чудо, уточнила Рейн. А что? Бывают же совпадения.

Послышался приглушенный гул мужских голосов.

– Говорит, частный детектив.

Рейн медлила. Может, это и вправду однофамилец? Возможно, семья одной из жертв Поджигателя наняла частного детектива для поисков пропавшей дочери, и он, узнав о событиях в Шелбивиллье, решил поговорить с ней?

А может, ей стоит сесть на метлу и улететь?

Рейн ощутила прилив адреналина. Муки выбора между желанием сбежать и необходимостью остаться до крайности обострили чувства. Первой мыслью было попросить Бартона отправить посетителя восвояси, но Рейн слишком часто сталкивалась с действительностью и знала, что эта сила невероятно упряма. Возникшая на пути проблема не рассосется сама собой лишь потому, что ей так хочется.

При мысли об этом по спине пробежал холодок. А что, если мистер Джонс, ожидающий встречи с ней в холле, и мистер Джонс, ужасно напугавший их с тетей много лет назад, один и тот же человек? Если это так, то он здорово удивится. Ведь она давно уже не шестилетняя девочка, которую можно запугать до смерти.

Так что делать нечего: она просто обязана выяснить, для чего этот таинственный мистер Джонс выследил ее здесь, в Шелбивиллье.

– Пришлите его ко мне, мистер Бартон.

Бросив трубку, Рейн поставила чашку на поднос и поднялась с кресла, но вспомнив, что сидела без обуви, поспешно сунула ноги в туфли, прибавив себе несколько дюймов роста, которые, в свою очередь, придали ей уверенности.

После этого она подошла к окну, включила свои сверхчувства на полную мощность и, затаив дыхание, прислушалась к шагам на лестнице. Ночь окончательно спустилась на город. Несмотря на всю свою решимость не показывать страха, Рейн чувствовала себя как газель, угодившая в болото. Мысль об этом сводила ее с ума, а это хороший знак: злость всегда придавала ей сил.

Шаги прошуршали едва слышно и лишь за мгновение до того, как раздался уверенный и властный стук в дверь. Судя по всему, мистер Джонс предпочитал ходить абсолютно неслышно.

Рейн глубоко вдохнула, взяла волю в кулак и направилась к двери, совершенно не представляя себе, как выглядит мистер Джонс. Воспоминания о ночи огня и слез были довольно смутными: лишь темнота, наполненная криками, и хаос. Она уткнулась в плечо тети Веллы, страшась посмотреть на ужасного мистера Джонса. Даже в шестилетнем возрасте, когда ее удивительный талант еще не получил своего развития, Рейн ощутила силу человека, ворвавшегося в ту злополучную ночь в лабораторию ее отца.

Одного взгляда на вошедшего в ее гостиничный номер мистера Джонса хватило, чтобы понять: не этот человек до смерти перепугал их с тетей Веллой много лет назад. Тому мистеру Джонсу было бы сейчас около шестидесяти, а этот незнакомец казался всего на пару лет старше ее. И все же это обстоятельство не принесло облегчения, ибо сила, исходившая от вошедшего мужчины, превосходила ту, что источал много лет назад тот, другой мистер Джонс.

Нынешний мистер Джонс был довольно высок: даже на каблуках Рейн оказалась на несколько дюймов ниже его. Этот мужественный худощавый незнакомец вполне комфортно чувствовал себя в собственном теле и прекрасно владел собой. При взгляде на его темные, коротко стриженные волосы и голубые глаза на Рейн повеяло прохладой высокогорного ледника. На мистере Джонсе была черная кожаная куртка, черная водолазка, темные брюки и низкие сапоги.

Рейн сразу же поняла, что этот человек так же опасен, как и тот, что напугал ее много лет назад, только вот по какой-то непонятной причине совсем его не боялась. От источаемой им невидимой энергии волосы на затылке встали дыбом, но то был не страх, а смешанное с любопытством возбуждение. Рейн мысленно попыталась подобрать слово, которым можно было бы описать охватившее ее незнакомое чувство, сознание мгновенно подсказало: «трепет».

– Рейн Талентайр.

Незнакомец не спрашивал, а утверждал, как если бы каким-то непостижимым образом узнал ее. Хотя Рейн могла с уверенностью сказать, что доселе они ни разу не встречались. В противном случае она непременно запомнила бы его. Она ни за что не забыла бы этого мужчину с тихим, властным и таким интригующим голосом. С помощью этого голоса ничего не стоит уложить в постель женщину и вызвать на дуэль мужчину. По спине Рейн вновь пробежала чувственная дрожь. Она сделала шаг назад в попытке увеличить разделявшее их расстояние и, взяв себя в руки, произнесла:

– Да, я Рейн Талентайр.

– Закари Джонс. Но вы можете звать меня просто Зак. Я здесь для того, чтобы заключить с вами соглашение.

Что ж, судя по всему, она только что, как Алиса, провалилась в кроличью нору.

– Что за соглашение?

– Мне нужна ваша помощь. – Мужчина протянул ей толстый конверт из плотной бумаги. – В обмен вы получите это.

Рейн бросила взгляд на конверт:

– Что это?

Губы Джонса неспешно растянулись в уверенной улыбке человека, знающего, что в его руках сосредоточены все козыри.

9
{"b":"256161","o":1}