ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все имущество компании выставлено на продажу. Они решают вопросы с арендой помещений, которыми все еще владеет «VIP-life concierge». Сегодня Майкл получил отчет экономистов о долгах…

– Мы кому-то должны?

– Нам, – успокоила Полину Тоня. – В общем, все не так плохо, как думалось вначале. Компанию мы потеряли, но осталась недвижимость, которую можно выгодно продать или сдать в аренду. На счетах, конечно, уже не столько денег, как раньше, но мы не в бедственном положении.

– Я хочу продать свою квартиру в Москве, – сказала Полина, взяла у Тони бокал из рук и сделала глоток вина.

– И я свою. Значит, обоснуемся здесь?

– Не знаю. Не хочу решать этот вопрос одна, когда Сафонова нет рядом.

– Как он?

– Неуловим. Звонит часто, в Париж не зовет, когда вернется, не говорит.

– Он занят, – защитила Романа Тоня, при этом улыбнулась. – Все еще сомневаешься в нем?

– После сотни пинков под зад я уже ни в чем не могу быть уверена. – Полина вдруг прислушалась, услышав имя Алекса. – Майкл, повтори, пожалуйста!

– Мы говорим о пустующей квартире Алекса и считаем, что ее необходимо продать. Понимаю, что тебе нелегко…

– Нет, – перебила его Полина. – Все правильно. Ни я, ни ты не собираемся в ней жить. Монике она тоже не нужна. Поэтому продать ее – верное решение.

– Рад, что ты отнеслась к этому вопросу с пониманием, – с облегчением произнес Майкл. – Мы думали, будут проблемы.

– То есть я – психопатка, желающая оставить себе на память квартиру, в которой убили брата?! – вспылила Полина. – Буду по четвергам рыдать в той комнате, где его застрелили?

– Именно этого мы и боялись, – усмехнулся Майкл. – Истерики, – уточнил он. – А почему именно по четвергам?

За столом послышались тихие смешки, что немедленно отрезвило Полину. Она нервно потерла руки, а после уже спокойно ответила:

– Первое, что пришло в голову. Извините, – обратилась она к остальным.

– Все в порядке, – сказала Ребекка.

– Нет! – снова разозлилась Полина. – Все уже давно не в порядке. До сих пор не могу привыкнуть к тому, что больше никогда его не увижу. Знаю, что обижаю вас своим поведением, словами. Простите меня за это. Я вас люблю, но иногда мне кажется, будто вы его забыли.

– Забыли? – переспросила Ребекка. – Порой я слышу его голос где-то рядом и жду, что он появится сейчас. Марк перевез все вещи Алекса в его прежнюю комнату, и каждый раз, когда он выходит оттуда, я вижу, что волосы его стали белее.

Полина с удивлением перевела взгляд на Марка, который действительно очень поседел в последнее время, и устыдилась, что не заметила этого.

– Моника влюблена, – продолжила Ребекка, – я, разумеется, не виню ее, более того, счастлива. Но черт подери, дочь! Как же меня раздражает твой смех. Не обижайся, просто я зла и хочу укусить каждого, чтобы и ему было так же больно, как мне сейчас. А ты, Микки, – обратилась она к своему будущему зятю, – сидишь на месте моего мальчика, на его стуле. Жутко бесишь. Твое, Полина, нытье нервирует. Майкл отчаянно демонстрирует силу, хочу дать ему за это подзатыльник, потому что в такие моменты он кажется мне бесчувственным.

– Чем я вызываю недовольство? – спросила Тоня, оперлась о спинку стула и с вызовом посмотрела на Ребекку, которая, как она считала, перегибает палку своими откровениями.

– К тебе претензий нет, – оскалилась тощая Бек. – Умна, рассудительна, в меру чувственна, всегда готова поддержать. Хотела бы я иметь твою выдержку!

– Жаль, что мне не хватает смелости быть такой же честной, как ты, – мягко улыбнулась Тоня, поставив точку в этом опасном разговоре.

– Знаете, я, пожалуй, вернусь в отель, – сказала Полина, поднявшись. – Нехорошо себя чувствую. К тому же не желаю раздражать вас своим кислым видом.

– Полина, – попытался остановить ее Майкл, но она покачала головой.

– Встретимся через несколько дней. К тому времени я уже приду в себя. Тоня, проводи меня, пожалуйста.

В столовой воцарилось молчание, отчего Полина испытала крайнюю неловкость за сцену, которую спровоцировала, и за последующий стремительный побег.

– Они будут чувствовать себя виноватыми, особенно Ребекка, – сказала Тоня, легко толкнув Полину в спину. – Комедиантка! Все верно рассчитала, воспользовалась тем, что все напряжены до предела, добавила масла в огонь и вовремя сбежала. Куда же ты так спешишь? – Девушка подхватила шаль, лежащую на банкетке, и, плотно укутавшись, вышла на улицу. – Поля! Смотри! – радостно рассмеялась она, подставив ладонь мелким колючим снежинкам.

– Черт! – выругалась Полина, едва не поскользнувшись на ступенях. – Не мог подождать, пока я улечу! – Она крепко схватилась за перила и осторожно спустилась вниз. – Майклу не говори, не хочу, чтобы в Буэнос-Айресе меня сразу с самолета под конвоем вернули в Лондон. Если он узнает, для чего я лечу туда, он меня… боюсь даже представить его реакцию.

Тоня молчала, но Полина видела, как побледнело ее лицо. Видимо, девушка догадалась о причинах, по которым она столь экстренно летит в Аргентину.

– Скажи, что я ошибаюсь… – хрипло прошептала она.

– Заяц нашел Нину. Она с Хавьером, как я и предполагала.

– Нет! – воскликнула Тоня, схватила Полину за руку и потянула назад к дому.

Та не устояла на ногах и упала на землю, больно ударившись коленкой об один из камней, которые отделяли дорожку от газона.

– С ума сошла?!

– Это ты рехнулась! – Тоня рванула Полину на себя, поднимая. – Ты остаешься! И я сейчас же расскажу…

Полина схватила девушку за шею и в ярости прошипела:

– Не посмеешь.

– Иначе что?

– Не будем ругаться, – мгновенно изменилась в лице Полина, понимая, что, если станет угрожать, лишится союзника. – Тоня, дорогая моя, прошу тебя, – обняла она подругу и зашептала: – Молчи. Ничего ему не говори. Я не буду подвергать себя опасности, обещаю. Лечу на разведку и только.

– Никаких встреч с Хавьером?

– Нет.

– А Нина? – Тоня напряженно дышала, лицо ее уже не пугало бледностью, оно горело лихорадочным румянцем.

– Ты же понимаешь, что я не смогу привезти ее в Лондон. Мне с ней даже в самолет не позволят войти. Чтобы вернуть девочку, нужно подготовиться, сделать новые паспорта и, главное, придумать, как устранить Хавьера.

– Зачем ты тогда летишь?

– На разведку, – повторила Полина. – Буду осторожной.

– Не верю, – ответила Тоня и направилась к дому.

– Ты куда? – крикнула вслед Полина, не понимая, отчего подруга так резко утратила интерес к разговору. – Тоня!

– Похоже, я уже ничего не могу изменить. – Девушка остановилась и повернулась к ней. – Прости меня за это.

Глава 2

В самолете Полина долго размышляла над последними словами Тони. В них слышались страх и вызывающая недоумение обреченность. И если первое Полина могла объяснить, понимая, что подруга не желает отпускать ее в Буэнос-Айрес, так как боится последствий этой поездки, то второму не нашла объяснений. Полина не была фаталистом, она всегда искренне и с некоторой долей презрения смеялась над теми, кто верит в судьбу, полагаясь на странные стечения обстоятельств. Сама она была уверена, что жизненные события зависят от воли человека, его желаний и возможностей, а не от уготованной неизвестно кем участи, поэтому предопределенность чего-то страшного и непоправимого, которую она услышала в тоне своей лучшей подруги, заставила ее сначала нервничать, а после злиться. Стараясь отвлечься от беспокойных мыслей, Полина смотрела в иллюминатор и постепенно успокаивалась от вида темного, холодного, а потому бесстрастного неба за бортом.

В самолете было тепло, но бортпроводница все же положила рядом с Полиной плед. Улыбчивая и бодрая, несмотря на то, что время приближалось к полуночи, темноволосая девушка живо поинтересовалась о самочувствии, не голодна ли, разложила кресло, убежала и через мгновение вернулась с маленьким подносом, на котором стоял бокал шампанского, затем вытащила из верхнего ящика две небольшие подушки. В общем, вела себя так, будто за спиной у нее были крылья, а в заднице на полную мощность работала батарейка.

3
{"b":"256162","o":1}