ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец свеча разгорелась и озарила колышущимся светом край столешницы.

– Иди ближе, рядом со мной садись, – сказал отец Пимен, расстилая на освещенном участке кусок бумаги. Мика пригляделся и мысленно ахнул – карта! Настоящая!

– Для начала общие сведения, – важно сказал отец Пимен, почесал нос в раздумье и виновато добавил: – Правда, кое-что устарело, пока я у вас в гостях отираюсь. Аномалии после каждой Грозы места свои меняют. Сталкеры и военные друг дружку с точек выдавливают. Монстры мигрируют по всей Зоне – сегодня в Мертвом лесу видели, а завтра в Вольной Земле пристрелили…. Но есть и более-менее стабильные вещи. Вот с них я и начну.

Он откашлялся, снова почесал нос и тоном, которым учил когда-то Мику читать, начал рассказ:

– Вот, смотри. Это самая настоящая карта Зоны. Военная. Правда, на ней все соответствует временам еще до Аварии, но дома и дороги, как известно, сами не ходят. А аномалий тогда не было. Так что для общего знакомства сойдет.

– Тебе предстоит, – он медленно повел по карте корявым пальцем, – пройти через Вольную Землю, Могильник и далее, выйти к окраине Мертвого леса и через понтонный мост попасть в Деснянск. Там пройдешь до площади, повернешь направо и через десять домов выйдешь к каналу. Еще сто шагов вправо и готовься целоваться…. Шутка! – отец Пимен опасливо глянул, но Мика даже не шевельнулся: он же мужчина, чего на подколки обижаться зря…

– Расстояние получается километров двадцать пять, а то и меньше, – сам с собой разговаривал отец Пимен, – сначала – Вольная Земля. Совсем недавно это было самое спокойное место в Зоне. Анархисты его заняли, навели там свой собственный порядок, повыбили монстров, мутантов распугали. В общем, по здешним меркам получился почти санаторий. Только с неделю назад прошел среди сталкеров слух, что анархисты внезапно перекрыли все тропки, ведущие в этот оазис относительного покоя. Пропускают далеко не всех и только в исключительных случаях. Что случилось – не знаю, я в их краях давно не бывал. Так что пойдешь с разумной опаской. Впрочем, это ко всему пути относится – сталкер нынче пуганый пошел, сначала стреляет, а потом только смотрит – в кого стрелял…

Мика пожал плечами. Особого желания общаться со сталкерами, хоть и из развеселого Союза Анархистов, у него никогда не возникало.

– Так, смотрим дальше, – отец Пимен прочертил давно не стриженным ногтем на бумаге глубокую борозду, – а дальше у нас лежит Могильник. Тут ты тоже постарайся лишний раз никому на глаза не попадаться, поскольку отрядов анархистов там мало, да и те непрерывно воюют с военными сталкерами. А те – с бандитами. А уж те – со всеми на свете. Народ на Могильнике даже спит со стволами, снятыми с предохранителя. В крайнем случае, можно обратиться за помощью к сталкерам на нейтральной Торгушке – там действует негласный уговор о торговом перемирии – они вроде как моему другу отцу Георгию с Заставы подчиняются, хотя я не хотел бы этот вопрос уточнять лично. В смысле, на твоем месте. Может, подчиняются, а может, и нет…

В общем, Могильник постарайся проскочить на одном дыхании. А дальше пойдешь… – тут отец Пимен замолчал, крепко задумавшись.

– Куда?

– Вот я и думаю – куда? Спокойная дорога идет мимо Элеватора. Для сталкера, конечно. Там крупный отряд вольняшек засел, база военных сталкеров, опять же. Только военсталы сами с трудом от монстров сейчас отбиваются – прут они из тамошних подземелий непрерывным потоком. Да и тебе к ним никак нельзя попадать – вбили себе в головы, стервецы, что все живое, что проживает в Зоне, должно быть непременно уничтожено! Что монстры, что люди – без разницы.

– Гады, – скрипнул зубами Мика.

– Ты с выводами не спеши. Этот отряд дело нужное делает – на страже стоит геройски, насмерть. Только с перегибами… но я надежды не теряю.

– Все равно – гады.

– Вот и выходит, что идти к Элеватору тебе рискованно. А ведь оттуда ты легко добрался бы до Цементного завода, проскользнул мимо тамошних зомби – уж это ты сумеешь, не сомневаюсь! – и скоро топал бы по дороге вдоль опушки Мертвого леса. А там и до моста в Деснянск рукой подать.

– А неспокойная дорога куда ведет?

– Неспокойная? – посуровел отец Пимен. – Знаешь, Мика, в Зоне спокойных дорог вообще нет. Но эта – другая – совсем жуткая. Если судьба толкнет именно на нее – постарайся днем проскочить – монстры солнечного света не любят. Начинается она опять же на Могильнике и ведет на военную базу через заброшенный промышленный узел, который раньше назывался Терминал…

– Железнодорожная станция? – шепотом спросил Мика.

– Она самая, – подтвердил отец Пимен, – никто не может толком сказать, что там сейчас происходит, потому что слишком много смельчаков ушли туда и слишком мало вернулись…

– Там что – монстров много?

– Говорю же – точно никто не знает. Только, если бы было там спокойно, хотя бы бандиты там обосновались. А так второй год – только слухи…. Народ предпочитает к северным аномальным полям через Мертвый лес пробираться. Тут хоть все известно давно, значит – уже не так страшно.

Отец Пимен вздохнул тяжело, привычно почесал нос и улыбнулся:

– Ничего, я за тебя спокоен. Относительно, конечно. Если попадешь на военную базу – сразу ищи отца Илиодора. Он там у всех без исключения в большом авторитете. Рубеж, который здесь проходит, военные охраняют. Кроме них там всегда отряды всех сталкерских кланов дежурят – редкое, надо сказать, по теперешним делам содружество. Ну да, Рубеж – он всех примиряет. Так вот, отец Илиодор решил Богу помогать делом, с оружием в руках. Второй год оттуда не уходит, с еретиками из «Праведников» сражается. Его военное начальство даже на свои совещания иногда приглашает – такое уважение заслужить непросто. Ты его сурового вида не пугайся, отец Илиодор вашего брата жалеет и всегда готов помочь.

– Мне жалости не надо, – набычился Мика.

– Не надо – не бери, а от помощи не отказывайся. Если что – помни, что на Заставе отец Георгий вокруг себя вольняшек собирает, – тоже от проповедей к действиям решил перейти. Вбил себе в голову, что грядет судный день, вот и готовится.

Вообще в Зоне немало добрых людей, к которым можешь обратиться за подмогой. Это и Лесничий в Мертвом лесу, и Схимник у Элеватора, Фельдшер на болотах…. За отдельными группами сталкеров наблюдай – если идут не сами по себе, а с проводником – тоже можно рассчитывать на помощь. Проводники ведь в большинстве своем твои земляки – кто Зону знает лучше жившего здесь еще до Аварии? Разве что профессиональные шпионы, – отец Пимен снова улыбнулся, – но таких тут давно не встречали.

– Обойдусь как-нибудь.

– Гордость – это хорошо. Но запомни, пожалуйста – в разговорах будь вежлив. Иному сталкеру, чтоб чужую жизнь оборвать, и одного косого взгляда хватит для повода.

Отец Пимен говорил еще долго и много, приводил красочные примеры из собственной жизни, но Мика дальше слушал невнимательно. Помимо желания, а может, наоборот – по тайному желанию – он пытался представить, как выглядит загадочная Ксанка. Красивее Вари? «Если нет – даже разговаривать не стану», – решил он.

Полная опасностей дорога не пугала. Что бояться того, чего может и не быть! Пройдет по маршруту, так и не встретив ни одного монстра…. И ничего особенного, Мика уже пять раз тайком выходил за кольцо смерти, а каких-то монстров видел только однажды – и то издали. Правда, пришлось быстро возвращаться, потому что уже начало темнеть, а мать не любит, когда опаздывают к вечере. Всю обратную дорогу бежал, чтобы поспеть к столу вовремя. Так тогда и не удалось сразиться с монстрами…

Спать легли за полночь, когда больше половины свечи истаяло мутными слезами. Мика еще поворочался немного и засопел ровно и почти неслышно. А отец Пимен осторожно поднялся и вышел на улицу, где его терпеливо ждала Настасья Филипповна.

– И куда ж ты сына моего засылаешь? – грустно спросила она, – мал ведь еще…

4
{"b":"256166","o":1}