ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Дурак! — заявляю. — Мог бы и промолчать!

Порох мимо меня проносится, а следующему я подножку ставлю.

— Всем сидеть на жопе ровно, сокрушу! Уроды. Из-за гонора пустого, погона офицерского голову потеряли! Как вам не стыдно! Игла, за мной, остальным — генеральная уборка помещения. Выполнять!

Мы из дверей вовремя выскочили. Слаб был Егорушка против Женьки Пороха. Нет, один раз он ему успел вписать, кровь у Пороха из разбитого носа хлестала ручьем, только на боевом духе Евгения это никак не сказывалось.

— За Филином, бегом марш, — командую я.

Игла рванул с места, а мне удалось Пороху за спину зайти. Сбил я его подсечкой, руку на излом взял, и только он собрался в кувырке из захвата уйти, как ременная петля ему кисти стянула. Все, пацан, отпрыгался. И его ремнем Егора вяжу. Филин с дежурным нарядом прилетает, а все уже кончено. Похлопал он меня по плечу, что тут говорить, когда самый молодой комод двух ветеранов пеленает. А я навстречу Ежику иду.

— Ну, брат, тут такие дела, лейтенант напился, Казак с поста ушел, Петренко его застукал, Порох с Егором подрались, короче — кошмар. Встань на пост, а я тебе подмену поищу.

Все, у Ежика память короткая, завтра он уже ничего не вспомнит, а сегодня ему подмены не будет. Ужин принесу, с шоколадкой, пусть будет счастлив.

Зашел я к своим бойцам и за чистку оружия всех засадил. Поэтому когда Петренко с Филином к нам в секцию заглянули, вид у нас был донельзя деловой. Мы польский «Ванад» разбирали для практики. Любовь к оружию у людей в крови, Филин сразу в процесс включился.

— Кого думаешь поставить на свое место, на отделение? — полковник Петренко между делом спрашивает.

— Иглу, — отвечаю без раздумий.

Мне надежные и исполнительные командиры нужны.

— Перерос он уже должность разведчика, — поясняю.

Вечером на общем построении зачитали приказ о моем назначении командиром взвода. Осталось только дождаться графика отпусков на следующий год, посмотреть, когда все разъедутся по теплым берегам, и скомандовать клану экстренную эвакуацию.

С нашими деньгами с транспортом у нас проблем не будет. Кения или Джакарта? В последний момент я кину монетку.

А жизнь — копейка

Тяжко просыпаться с похмелья. Люди, не пейте — оно того не стоит. А еще эта жуткая вонь из угла. Никогда бы не поверил, что есть на свете такие запахи. Будто кто-то насрал в блевотину. Или блеванул прямо в дерьмо… Да где же я? Надо, наверное, глаза открыть… Шевельнул веками — ничего не изменилось. Так, куда меня в очередной раз занесло? Раз увидеть ничего не получилось, придется подслушивать.

Ходят. Где-то длинный коридор. Далеко. А рядом нет никого. Вероятно, район выгребной ямы. Хотя территория Бара мне известна досконально, кроме участка базы «Долга» — туда посторонним хода нет. Черт, да это же камера! А в «Долге» мелочь по карманам не тырят, медвытрезвителя здесь нет. И если берут клиента под белы руки, то значит, было за что. Месяца два на Баре уже не вешали, завтра с утра будет шоу, и я буду его звездой. Интересно, кого я убил?

Начал себя в кромешной темноте ощупывать. Раздели до рубахи, ремни сняли, шнурки из ботинок вытащили. Ладно, хоть не разули. Тогда шанс еще есть. У меня вместо супинаторов в подошвах заточенные лезвия вставлены. Никогда ведь не знаешь, как фишка на стол ляжет. Сегодня тепло и солнышко светит, а завтра из тучки выпадут осадки. Снег все тихонько украл, сразу стало все пусто. Утром за мной придет дежурная четверка. Легко не дамся, одного прирежу, повезет, так двух. А потом придется умирать. Нулевой вариант. А если удастся выбраться в коридор, а там и во двор, то можно и сбежать. Или у меня это получится, или завтра утром на рассвете без барабанного боя просто и вульгарно повисну на веревке, врагам на радость. А не дождетесь, суки позорные! Сука — слово старое, еще советское. Человек, сотрудничающий с лагерной администрацией. Покупающий себе поблажки и лишний кусок пайки за счет чужого здоровья и жизни. Нет уже той сучьей власти, а твари эти всюду. Есть и в Зоне. А где их нет? Разозлился я, подкрался на четвереньках к двери: ну, точно — обычная деревяшка. Не арсенал ведь, зачем сюда железо ставить? Стал осторожно сталью острой стружку снимать. Через полчаса руки были в кровавых мозолях, только если жить хочешь, на такие мелочи внимания не обращаешь.

Когда замок из дерева выдолбил, в подвале чуть светлее стало. Выдрал механизм, дверь тихо приоткрыл и в коридор выполз. Мне бы провод. Пополз бы прямо с ним, ругаясь матом, и все бы поняли — это новый системный администратор кабеля тянет. Шутка. А вот и окошко, высоковато, правда, но два ящичка поставим и дотянемся.

Прощай «Долг»! Не заходя на Бар, на Зоне не проживешь, значит, прощай и Зона!

Осталось, правда, еще до Периметра дойти, но я, пожалуй, справлюсь. Ставлю все на себя, до последнего цента. В случае проигрыша отвечать по обязательствам будет некому.

Дары волхвов

Сами поймете, кому посвящается.

Не всем в Зоне быть героями. Это Меченый на второй день всю Свалку на уши поставил и три банды перестрелял, а нормальные люди заработали на банку тушенки к куску хлеба и уже рады. Коля Зайцев до сорока лет жил — горя не знал, а потом приключилась с ним абсолютно дурацкая история. На отдыхе, после баньки, приняли на грудь, закусили, и, как всегда, — не хватило! А магазин в двух километрах…

Знал Николай Васильевич: нельзя выпившему человеку за руль садиться — а сел. Поэтому и права свои, международные, водителя первого класса, со всеми категориями отдал без разговоров на два года и стал совершенно никому не нужен. А больше он ничего и не умел. В дворники идти неловко: это у нас только говорят, что каждый труд почетен. Врут, однако. Поэтому страна наша вся потихоньку в свалку и превращается — не идет народ в дворники. Вот и занесло Колю на заработки в Зону отчуждения. Тут он с Арчибальдом Крестовским и познакомился. Случайно.

Тот, став в тридцать лет старшим менеджером автомобильного салона, задумался случайно о смысле жизни. Зря он, конечно, это сделал, но в Зону уже пришел. Просочился через Периметр и понял, что просветленные гуру здесь в каждом подвале не сидят. Нет их здесь. А важнейшим вопросом является один — где на ужин еды достать? А тем более все остальное: оружие и экипировку.

Пришли Николай и Арчи в Зону разными тропками, но в один день, сели у костра в поселке рядом и стали держаться небольшой, но дружной компанией. На третий вечер одному опытному сталкеру морду набили напару — не подвиг, достойный легенд, но тоже кое-что. Работали они по разным направлениям: Коля Шофер землячка нашел среди военных и за скромный процент договаривался о переходе через Периметр туда-сюда, а Крест (с такой-то фамилией псевдоним очевиден) стал туристов на охоту водить. И когда одного из них кабан уже почти достал, отвлек на себя внимание зверя — спас клиента от лютой смерти. Тот в благодарность оставил Арчи Кресту свое оружие, автомат советский — «Калашников», калибра 7,62 мм. К нему бы еще подствольный гранатомет, прицел шестикратный и лазерный целеуказатель, и стал бы тот ствол просто мечтой.

А Шоферу за хлопоты достался костюм защитный — «Берилл-5». Нож и пуля пистолетная не брали его совершенно. Только не было в нем замкнутой системы дыхания. А в Зоне она нужна: есть места, где и дышать-то опасно. Так они потихоньку серьезной экипировкой обзаводились, мечтая ее улучшить и двинуться дальше в Зону в поисках крупного хабара.

Тем временем приближалось Рождество, и каждому хотелось сделать другу достойный подарок.

Вечером, в восемь часов, они стали накрывать стол в почти своем домике на Кордоне. Почетное место в центре заняла банка консервированных сосисок — роскошь невероятная на фоне ежедневной тушенки. Из кабанятины был сварен тазик холодца — тоже блюдо нерядовое. На бумажной салфетке стояли стеклянные стаканы, а не железные кружки. И в трехлитровой банке стояла еловая веточка, увешанная красными и желтыми патронами шестнадцатого калибра. Запах подогретого на печи хлеба делал атмосферу действительно праздничной.

5
{"b":"256170","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шестой Дозор
Золотые костры
Ты за это заплатишь
Два плюс один
Казнь без злого умысла
Темное время
Помнить фотографией
Лагуна. Как Аристотель придумал науку
Ответ. Проверенная методика достижения недостижимого