ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мужики, помогайте! Еле допёр её.

Когда ель была водружена посреди помещения, возник закономерный вопрос: а чем её наряжать? Почесав в затылке, один из сталкеров, — дед Мироныч, — покопавшись в котомке, достал «вспышку».

— Да ты что, дед, она же фонит!

— Ну и что. — пожал плечами Мироныч. — у нас вон полный стол антирада сорокоградусного стоит!

Осознав, что в словах деда есть определенный смысл, все начали дружно копаться в своих запасах. Мироныч, будучи дотошным до неприличия, — сказывалось бухгалтерское прошлое, — записывал: кто что дал. Так к полуночи ёлка засверкала разными цветами. Сталкеры радовались как дети — настоящая, «зоновская» ёлка получилась.

Вскоре и «долговцы» подтянулись, не «пустые», само собой, и началось веселье.

Пили за Новый Год, за Удачу, за друзей, родных, погибших… Много поводов для тостов нашлось. Самые стойкие пости до утра дотянули, но и их, в конце концов, срубило…

Проснувшись, Гвоздь огляделся по сторонам: вокруг, прямо на полу, вповалку спал народ. «Эх, славно погуляли, — подумал он, — похмелиться бы!»

Встав, он стал осторожно протискиваться к столу, — вдруг чего осталось, — как вдруг остолбенел. Артефактов на ёлке не было! Недолго думая, он стал тормошить Кэпа и остальных сталкеров:

— Братва, просыпайтесь, нас обнесли!

Выяснилось имя вора быстро — бармен помог. Оказывается, после полуночи зашел к нему дед Мироныч, показал список артефактов и спросил: сможет ли торговец сразу деньги отдать? Тот прикинул и сказал — тащи! Мироныч пояснил, что утром принесет товар, когда все уснут, мол светиться неохота. Так и продал гирлянды новогодние старый плут.

Хотели поначалу погоню снарядить, да, опохмелившись, решили, что по одному артефакту с каждого не убудет, а старик давно хотел с Зоной завязать. Вот пусть и будет ему счастье в Новый Год, на том и порешили.

Ловушка

День первый. Подземный бункер, где-то в Зоне отчуждения.

Табло электронного замка несколько раз мигнуло, и через некоторое время нутро двери издало сначала щелчки, а затем лязгнули сработавшие запоры. Оба сталкера, стоявшие у двери, облегченно выдохнули — хоть и знали, что барыга не проверенную инфу не даст, сомнения в исправности электроники их все-таки одолевали. Зона полна сюрпризов, здесь самое совершенное оборудование может разом превратиться в кучу ненужного хлама, а обычный молоток начнет вещать радиопрограммы из далекого прошлого.

Один из сталкеров, отойдя на несколько шагов назад, взял дверь на прицел и сказал:

— Ну что, Гвоздь, открывай!

Тот, которого назвали Гвоздем, поплевал на широкие ладони и ухватился за рычаг:

— Давай, родимая…

Дверь медленно, словно нехотя, начала открываться, издав при этом такой скрежет, что, казалось, его услышат даже мертвые. По крайней мере, здешние твари, если они есть, не могли не услышать. Постояв несколько минут и не услышав никаких подозрительных звуков, Гвоздь обратился к напарнику:

— Пошли?

— Угу, двинули, — кивнул тот в ответ и первым двинулся к приоткрытой двери.

Подойдя к проему, он повернул регулятор яркости фонаря на полную мощность и заглянул внутрь. Перед ним открылся коридор с полукруглым сводом.

— Вроде тихо.

Не успели они сделать и десятка шагов, как позади снова послышался скрежет шестеренок запорного механизма, и дверь за «гостями» благополучно захлопнулась. Сразу зажглись лампы освещения, и что-то прохрюкал динамик под потолком.

— Вот же, гадский папа! Ты какого рожна дверь не заклинил? — выдохнул Кэп, — То хреноткроешь, то, как новое все срабатывает, Зона, мать ее за ногу!

— Ты б не поносил ее зазря, она ведь все слышит. Откуда я знал, что она закроется? Давай ящик искать, Амир сказал, что он в комнате управления должен быть.

Нужный барыге ящик, на поверку оказавшийся чемоданчиком из какого-то прочного сплава, нашелся довольно легко, благо бункер оказался небольшим: два коридора и четыре комнаты. Кэп, постучав по кейсу костяшками пальцев, довольно улыбнулся:

— Вот бы всегда так просто было — пришел, нашел, ушел.

— Не сглазь, надо еще уйти.

— Ну, так пошли, какого хрена топтаться!

Однако ушли они недалеко. Стоя у двери, оба поняли, что попали в конкретную задницу, ибо с обратной стороны не было того, что они видели снаружи, а именно — клавиатуры ввода кода замка. Вместо цифровой панельки здесь стоял замок с прорезью для электронного ключа.

— Это все ты! — просипел Гвоздь.

— Приплыли, етить ее налево, а я-то здесь причем? — Кэп покосился на напарника.

— Я же говорил, не поноси Зону, а ты…

— Ну, понеслась арба по кочкам! Это ты Амиру скажи спасибо, он шифр от двери давал. Билет в один конец. Чего делать будем, а, Гвоздь?

День четвертый. Там же.

— Кэп, у тебя вода еще осталась?

— Нет, Гвоздь, я всего одну бутылку с собой брал, кто ж знал, что так все обернется…

— Хреново. Как думаешь, может Амир еще кого-нибудь сюда послать?

— Пошлет обязательно, не переживай. Только убедится, что наши ПДА нигде не засветились и пришлет. Через недельку. Но к тому времени нам уже все равно будет. Все как-то не с руки было, спросить хочу, ты как в Зону попал?

Гвоздь почесал заросший щетиной подбородок и вздохнул:

— Как попал… Да по глупости. Прочел в «Хрещатике» объявление — требуются физически крепкие, прошедшие службу — и пошел по адресу. Подписал контракт, вроде как охранное агентство, а оказалось прикрытие для канала переправки артефактов и оружия. Во время прохода одного такого «каравана» нас накрыли СБУшники, конкуренты сдали. Я чудом вырвался, хотел обратно податься, да предупредили меня «по дружбе», что могу в «стрелочники» попасть. Покумекал недолго и здесь осел, благо там ничего не держало. Такая вот история, брат. А ты как здесь очутился? Краем уха слышал, что ты служивым был?

— Был, колючку здесь охранял. А попал тоже по глупости, только не своей. Как-то раз выдалось торчать на передвижной точке, ну знаешь, наверное, между блокпостами курсирует БТР, да шишига{шишига — ГАЗ-66} с отделением бойцов. И под вечер наблюдаем такую картину: с пригорка несется стая кабанчиков, за ними два «Хаммера», за машинами еще кабанчики бегут. Что за херня, думаем. Тут по броне пули зацокали, понятно стало — гонят на нас мутантов, а сами прорваться хотят, на их спинах, бывало уже такое. Отдаю приказ: «Огонь, ребятки, бей гадов!» Ну, те и вдарили, как учили.

Рассеяли свинок по полю, один «Хаммер» горит, из второго крики, кто-то руки в гору тянет. Подошли, тут я и охренел. Целый генерал на меня смотрит, глаза как у рака, навыкате, и штаны у него мокрые. С ним еще пара генералов была, три полкана и один академик. Только их мы благополучно на тот свет отправили, а этому повезло.

Потом оказалось, они испытывали хрень какую-то, что академик изобрел. С ее помощью можно было гон устраивать. А эти долбаки еще и поохотиться решили, начали палить во все стороны, ну и по нам, естественно, тоже. Не заметили нас в пылу азарта.

Короче, пацанов раскидали по дырам, меня под арест. Однокашник, он в военной прокуратуре служит, шепнул, что надо ноги делать, иначе на полную катушку впаяют. Я и рванул со следственного эксперимента, куда ближе.

День шестой. Там же.

— Гвоздь, давай хоть глянем, из-за чего подохнем. Что там в кейсе-то?

Гвоздь положил чемоданчик на пол и выстрелил несколько раз по запорам, после чегоподтолкнул его к напарнику:

— На, смотри, мне по барабану, что там. Вдруг там денег туча, расстроюсь еще, обидно будет подыхать.

Кэп открыл кейс, покопался в его нутре, вытащил какие-то бумажки и внезапно расхохотался. «Ну, все, — подумал Гвоздь, — двинулся напарник».

Кэп тем временем, продолжая смеяться, медленно поднялся и пошел к двери, держа в руке магнитную карточку…

8
{"b":"256170","o":1}