ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

385 Мартин Грей, "От имени всех своих" Роберт Laffont, 1971, Pocket, 1984, с.125, 220, 286.

заставляет нас понять - операции, связаные еще с некоторыми рисками. Женщина, которая травмирована, нашла мужество говорить про это публично."Это мой парикмахер посоветовал мне хирурга. Он казался очень самоуверенным, он сказал мне, что он был лучший. Итак, я сказала да."19 июля 2000 года, Шанталь L., 55 лет,была прооперирована в клинике косметической хирургии Ивлин. Эта маленькая коричневая точка на карте Парижа за 37 000 франков предлагает более крупные груди и восстановление век.

"На следующий день, хирург пришел ко мне, чтобы сказать,что у меня был синяк на веках, но мои глаза были завязаны, я ничего не видела. Всего лишь несколько дней спустя,после того, как я вернулась домой, я поняла-просто резня: правый глаз приопустился, нижнее веко спустилось и очень виден шрам, который идет до виска. Моя правая грудь отстает в развитии и помята, с соском не наружу, а в качестве бонуса он(сосок) находится значительно выше, чем слева.Позже выяснилось, что врач поставил протез груди прямо перед мышцей за левую грудь ..."

Шанталь L. входила в число "провалов" косметической хирургии.Как же они случились? "Никто не знает", признался,Доктор Франсуа Перрогон, президент "Ассоциации медицинской и эстетической и информации". Та же история у "Ассоциация успехов и неудач эстетических операций",в которой собрались 1500 жертв. Когда его спросили у представителей страховых компаний, они дали цифры 20% неудач в косметической хирургии против 2% для других областей медицины."За десять лет,неудачи подскочили на 117%, треть из них связана с вмешательством при раке молочной железы", заявил Николя Гомбо юридический директор "Су-медикаль", в котором 160 эстетических хирургов. И он признал это: "Мы иногда исключаем из общества некоторых членов, которые увеличивают несчастные случаи."

Число неудачных случаев, рассматриваемых страховщиками явно меньше чем на самом деле, так как было всего несколько пациентов, которые, после неудач осмелились требовать отчет от своих хирургов."Быть неудачником-это как изнасилование, мы не хотим говорить ", пояснила Валерий Ф., которая жила в течение двадцати одного года с грудью,изуродованной в косметической хирургии. После длительной психотерапии, она только нашла в себе силы рассказать о своей Голгофе."В то время мне был 51 год, я хотела уменьшить свою грудь. Я напрвилвсь в Париж к хирургу,у которого там был свой дом. После операции, когда я был я подняла повязку, я обнаружила, что моей левой груди больше не было. Я начала кричать. Медсестры пришли и сказали мне: "Так лучше". Неделю спустя, когда я направилась к своему хирургу для послеоперационного визита, я ожидала, что он объяснит мне, что произошло. Он просто сказал: "Все прошло хорошо, кстати,в любом случае ты похожа на мужчину". В нем было чувство безнаказанности, заявила Валери. Я не протестовала, я из женщин, которые не очень красивы, но он обращался ко мне как к ничтожеству. Я никогда больше не хотела, чтобы мужчина прикоснулся ко мне, я лежала свернувшись калачиком и переживала депрессию за депрессией, я даже в конечном итоге продавала свой ресторан. Жертвы вроде меня, никогда не осмеливаются говорить,но таких как я должно быть много ..."

Некоторые хирурги предложили мне "взять на себя" ответственность за друга, или, реже, вернуть деньги, при условии, что я подпишу бумагу, в которой обязуюсь никогда не заводить на них дело. Этот пункт о конфиденциальности не имел никакого юридического значения, но позволил бы хранить гробовое молчание о неудачах.Судебный иск был едва возможен. Они были лишь горсткой сделавшими решающий шаг."Это долго, дорого, и результат непредсказуем", объяснила Мартин Л., Которая в течение семи лет боролась с хирургом, который делал ей липосакцию."Я проходила экспертизы против их экспертиз всякий раз, когда это было, я обязана показывать свой живот весь в швах и страшно шишковатый. Не только экспертизы по моему иску изводят меня,но и что у меня нет права исправить все это хирургическим птем до конца судебной процедуры."И эта женщина добавила: "Я обнаружила, что в таких случаях,хирурги назначенные экспертами редко осмеливаются критиковать своих коллег. Это небольшое сообщество, в котором каждый наживается за счет жертвы."

Таким образом, было ясно, что некоторые клиники уделяют больше забот для выбора своих адвокатов, чем хирургов, и быстро начинают размахивать аргументом "терапевтический опасности" или прятаться за отсутствие ответственности за результаты."Фактически заявил доктор Франсуа Перрогон от 10 до 30% вмешательств пластической хирургии требуют позже по меньшей мере повторных операций. Но про это не кричат с каждой крыши."Во время консультации хирург должен был информировать пациента про операционные риски и осложнения, но он часто делал это сжав губы. Напротив, все, что было хорошо для "стимуляции" потенциального клиента:

Лидия, 60 лет, вспоминает: "Мне предложили бокал шампанского,у небольшого камина фотографии "успешных" пациентов и даже видео. Я не спрашивала, я соблазнилась. Кроме того,зал ожидания был наэлектризован, хирург должен был быть на телевидении. Его рабочий график был полностью расписан."Лидия с немигающим взором согласилась за 75000 франков, половину наличными,на подтяжку лица и липосакцию ягодиц. Когда пациент сопротивляется песни сирены, они вызывают подкрепление-помощника, которому только что сделана операция и чья безупречная фигура была живым доказательством квалификации хирурга.

Лица, ответственные за клинику Du Rond-Point на Елисейских Полях, роскошного учреждения на 3000 квадратных метров, в которой работало более 70 человек и учреждение собиралось выйти на биржу,получало большую пользу из-за их отношений с масс-медиа.Вот то, что можно было прочитать в "События четверга" 14 мая 1998: "Тысячи женщин сказали, что их груди, их лица,их округлости они доверили этой шикарной парижской клинике,утвержденной Министерством здравоохранения. Как им можно не доверять? На протяжении многих лет средства массовой информации обеспечили рекламу врачам Гай Хаддаду, Бернарду Силламу и Мартиал Бенхауму (все трое евреи) владельцам учреждения, а также д-ру Мишелю Коэну. Статьи в France-Soir, Femme actuelle, Tele 7 Jours,расхваливали достоинства клинической практики Rond-Point;eчастие в телепередачах, публикации книги, "молодежь за ... Во время каждой их рекламной интервенции,был телефон для общественности: французской компании эстетического развития, по которому вы можете вызовать одного из врачей в клинике."

Реклама была строго запрещена Кодексом этики врачей, но запрет не распространяется на клиники, которые имеют бизнес-статус.Клиника Du Rond-Point на Елисейских Полях этим широко пользуется ее рекламный бюджет достигает до десяти миллионов франков в год. В мае 2000 года ее менеджер был приговорен к 400 000 франков штрафа за ложную рекламу. Клиника, в самом деле,заявила в своей рекламе, что она была ", утвержденной Министерством здравоохранения", это было ложью, так как такое признание не существует для этого типа учреждений. Судьи также отметили,другие ложные утверждения: четыре врача, называются "лучшими специалистами" "реконструктивной пластической хирургии эстетики "были на самом только одними из многих. Их рекламные лозунги это куча мошеннических обещаний "удаление волос навсегда", "избавиться от целлюлита надолго "," удаление жировых складок"" удаление двойного подбородка ","борьба с облысением."

Когда научные общества, которые являлись своего рода профессиональным залогом в основе этой клиники ("Французское общество эстетического развития "," Международная федерация эстетической медицины")подверглись проверке следователи узнали, что все они(общества) были связаны с призрачными объединениями, созданными руководителями клиники для строго коммерческих целей, чтобы собирать в своих офисах всех кто хотел что-то узнать о косметической хирургии (386).

80
{"b":"256173","o":1}