ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Другие сообщники вмешались, чтобы заработать себе очки во время судебного процесса. Обвинение во главе с Пресардом. А Пресард был братом премьер-министра, Камиля Шотана. Кроме того, Ставиский добился контроля над республиканской прессой, подкупал журналистов и редакторов газет.

Ставиский бежал и спрятался в арендованном шале(замок) Шамони под вымышленным именем. Когда полиция установила его местонахождение и окружила дом, они услышали выстрел внутри: мошенник был убит выстрелом в голову и лежал у подножия ее кровати. Понадобилось два часа, чтобы доставить его в ближайшую больницу, где он умер вечером. Это была официальная версия, но "Action Francaise" (Французское действие) Шарля Мора обвиняет Камиля Шотана (премьер министр) в организациии убийства,с целью прикрыть своего брата-прокурора Пресара. Шотан, кто выступал против проверки комиссии, организованной парламентом,был стерт в порошок. 9 января через день после "самоубийства" Ставиского, тысячи протестующих двинулись по бульвару Сен-Жермен, кричали "Долой воров! " В последующие дни, Камелоты-сторонники монархии и патриотическая лига оккупировали улицы. Решетки окружающие деревья были вырваны, скамейки и брусчатка-все для создания баррикад. Было много раненых, сотни арестов. 27, Шотан подал в отставку и был заменен Даладье. Утром 6 февраля 1934 года Action Francaise и патриотическая лига дали указание возвратиться к Ассамблее,где "забаррикадировались воры", но при этом также присутствовали коммунисты. К 16 часам манифестация началась перед Пон-де-ла Конкорд (мост у площади Согласия).Заграждения препятствовали доступу к Пале-Бурбон. В 18 часов стало темно. Ничего не было видно, лампы перед входом были разбиты. Толпа осмелела, но была остановлена конной гвардией.Лошадей заносило на шариках, сотни килограммов которых разбросали демонстранты. В 7:30 вечера, раздался выстрел, и охрана затем открыла огонь по толпе. Это была бойня: 15 убитых среди демонстрантов, и 655 раненых. Силы порядка оплакивали одного убитого и 1660 раненых, но республика была спасена.Можно было начать подготовку к войне против Германии.

Иаков Лейба Талмон, философ общины, достаточно хорошо выразил увеличение влияния евреев в течение 19 века, по прибытии их из Центральной Европы и России: "Социальная мобильность евреев превышает мобильность всех других групп, писал он. Отец, возможно, был пономарь в синагоге в какой-то отдаленной деревне, и его сын управляет империей капиталистических компаний. Если ничего нет- еврей переселяется из своей деревни или местечка, всех привлекает в город. Все писатели-антисемиты подчеркивают опасность с притоком евреев в крупные города и в столицы. Евреи прибывают в массовом порядке в эти агломерации,которые являются чувствтельными точками любой страны - сверкают ослепительно ярким светом публичности и притягивают взгляды всего мира."

В 1870 году казалось, что еврейские финансисты взяли в свои руки судьбы европейских народов: "Европа не может игнорировать банкира-еврея Бляйхродера представителя Германии на переговорах о компенсации ущерба, причиненного войной, а Ротшильд представляет Францию. Эмансипация выпустила вулканические силы, которые бездействовали на протяжении веков."

Иаков Лейба Талмон добавил: "Влияние евреев в прессе замечено общественностью, а не только антисемитами ... Имена евреев, участвующих в публичных скандалов, которые потрясли некоторые страны, как случай аферы с Панамским каналом(Панама),организованный Гольдфином (Шерман Адамс) и Грюнвальдом,привлекает особое внимание, поскольку они звучат не так резко для уха, как Дюпон, Смит или Шмидт и Запад до сих пор считается евреев наследниками Иуды Искариота. Во Франции, когда во время скандала Панама стали всем известны такие имена, как барон де Райнах (родился во Франкфурте), доктор Корнелиус Герц (американский гражданин) и Артон (из итальянских евреев), крики "Смерть евреям" смешались с теми, кто придерживался мнения, что требуется сильный и чистый человек для очистки парламента и охоты на коррумпированных депутатов подобно тому как Иисус преследовал торговцев в храме (409)."

20 апреля 1892 Эдуард Дрюмон выпустил свою газету "Свободное слово". Он писал в первом номере: "Я очень хорошо понимаю и большинство рабочих полностью согласны со мной, что существуют миллионеры. Но основной вопрос, что присутствие таких людей, как Камодо, Коены,Энверы, Бамбергери, Эфрусси, Гейне, Маллеты,Бихоффсхаймы с состояниями в 200, 300, 600 миллионов, полученных в результате спекуляций, которые используют эти миллионы не на пользу другим людям,а постоянно и бесконечно грабят страны посредством биржевой торговли."И Дрюмон твердо сказал:" ликвидация еврейских миллиардов может быть достаточно простой и в любом случае более правильной, чем конфискации,которое произошло сто лет назад, подобное лишению права на распоряжение имуществом у Англиканской Церкви или наследства эмигрантов (410)."

В 1931 году Жорж Бернанос в "Великом страхе самодовольных" изображает ситуацию в конце девятнадцатого века "еврейское завоевание," то, что Дрюмон сделал "очевидным для всех". Бернанос писал: "Небольшое количество иностранцев, высочайшей активности,столетия находившиеся в стороне от жизни нации,вдруг набросились на общество с разбитыми кадрами,обедненное войной, неожиданно захватили денежные источники, внезапно организовали захват, терпеливо, молча, с прекрасным чувством современного человека,со своими предрассудками, своими недостатками, своими огромными и глупыми надеждами.Завладев золотом, они гарантируют демократическое равенство, они могут быть в то же время хозяевами мнений, то есть морали. Среди либеральной буржуазии [...] они берут шефство над теми у которых есть такие же злобные пороки- которые когда-то чего-то лишились,стали безумные, наглые, жестокие как тираны. С середины девятнадцатого века, руководящие места в администрации, банках, судебных органах,на железных дорогах и шахтах наконец попали в руки крупной буржуазии,техническая интеллигенция обычно описывала этих инородцев-евреев разговаривающих жестами, как обезьян [...], упавших с другой планеты, с их черными волосами, морщинами врезанными тревогами тысячелетий (411)."Бернанос также осуждал "вторжения евреев на лучшие посты, лучшие места."И добавил чуть позже:" Мирные захватчики сначала прочно обосновались в редакциях газет ", где они выдвигали" своих евреев как лучших среди других."

Нужно было быть слепым, чтобы не видеть "подавляющий успех создается просто публикацими,которые сегодня служат для убеждения быть менее предвзятыми(412)."

12 мая 1921, Чарльз Морра, редактор "Action Francaise", начал "призыв ко всех антиеврейских сил Вселенной "за" всемирную антиеврейскую политику."Действия некоторых сынов Израиля, вероятно, вызвали гнев у многих французов.

В сентябре 1920 года командир в отставку Лекюроль из Туара, не колеблясь, выстрелил из пистолета в торговца, который оказался мошенником, некоего Леви.(411)

(сноска)

 Жорж Бернанос, "Великий страх самодовольных", с. 380, 381.

412 Там же, с. 182.

Командующий Лекюроль затем покончил самоубийством для избежания судебной ответственности, но его честь была в безопасности.

Несколькими годами ранее, 11 апреля 1907 года г-н Бенуа-Леви, банкиром, был замечен в помещении 132 на улице Риволи с одним из своих клиентов, неким г-н Каруа. Он несколько минут разговаривал с банкиром, который принял его в своем офисе. Каруа затем вытащил из карманов два заряженных револьвера в обеих руках, открыл огонь по банкиру,который упал мертвым, получив несколько пуль в грудь. Сотрудники бросились на помощь своему босса и его слышали как убийца произносил такие слова: "Он погубил меня, я отомщу."Во время последующего судебного разбирательства, его адвокат Роберт Генри, тогда сказал: "Если вы думаете, что нужно защитить честного француза,признайте это не задумываясь! Их еврейское богатство нажито на нашей бедности;надеждах, нашем горе! Приговор, который вы вынесете будет иметь высокие общественные последствия. Если богатство обвиняемого достойно уважения,то дом Бенуа-Леви-это завод по производству страданий и нищеты, и я должен рассказать присяжным, что стать жертвой мести является профессиональным риском непорядочного банкира."Его речь была встречена аплодисментами, и Каруа был оправдан.Суд приговорил его к штрафу в 20 франков в возмещение ущерба вдове Бенуа-Леви".

92
{"b":"256173","o":1}