ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ещё увидимся, брюнетик. Буду ждать новой встречи.

– Завтра вечером я снова нанесу вам визит, о, Прекрасная Багира, – грациозная чёрная кошка лукаво блеснула жёлтыми глазами и стала с довольным видом умываться.

Кот-Баюн чувствовал, что ему пора возвращаться в Двувосьмое Царство. Печально вздохнув, котяра, не оборачиваясь, шагнул в портал. Душа его пела и ликовала, ведь он встретил такую замечательную кошечку.

– Надо будет придумать великолепный подарок. Её красота достойна лучших даров, – пробормотал кот, направляясь к своей золотой цепи, чтобы быстро добраться до вершины и улечься помечтать под звёздами на удобной развилке.

Он не сразу почувствовал, что что-то пошло не так. Точно маленькие иголочки кололи его бархатные уши, и кто-то настырно грыз хвост. «Да, что же это такое?!! Мяяу, когти Кощею чуть пониже спины!! Эхх, придётся топать к Бабе-Яге, разбираться со свалившейся на мою бедную голову неведомой напастью», – подумал Баюн и легко соскользнул на траву под любимым деревом.

Старая лесная ведьма, недовольно бурча, тут же разворчалась:

– Ходют тут всякие, от дел отрывают! Вот объясни мне, Баюн, где ты блох-то подцепил, как городской помоечный кот? Жди тут, я сейчас заварю тебе полыни, чтобы избавить от мерзких кровососущих тварюшек.

Баюн, тяжело вздохнул и плюхнулся на чисто выскобленный пол. Блохи, точно чуя близкую кончину, пировали на всю катушку.

– Ну, что, милок, заждалси? – по-доброму проворчала старушка, неся солидных размеров горшок в руках.

– Тебя только за смертью посылать, ведьма, – пробурчал кот, – не могла пошустрее топать? У меня так свербит под хвостом, что мочи нет терпеть, а ты шляешься, как на ярмарочном гульбище, – усы кота даже дыбом встали от возмущения.

– А нечего по городским свалкам шастать!

– Бабуля, не зарывайся! Я тебе не помоечный уличный кот, а Баюн!

– Тогда где ты их подцепил, а, ну, признавайся, старый развратник? – голос бабки не сулил ничего хорошего.

– Она не виновата, что люди плохо ухаживают за её шёрсткой…

– Баюн, это ты о ком? А ну-ка, покажи, – приступила к допросу вредная старушенция и погрозила коту пальцем.

– Великолепная чёрная пантера Багира.

– Знаю это великолепное животное. Наконец-то ты нашёл себе ровню, Баюн. Приведи её сюда, блох выведу, а вместо этой красавицы морок подсунь и заклинание телепортации еды в твой дом под дубом. Так, а теперь, давай-ка, мы выведем твоих зверюшек, только тебе придётся посидеть в бочке.

– Меня в отваре выдерживать? Ффу, бабка, ты рехнулась совсем на старости лет?

Василиса, увидев, что бабка занята, быстренько натянула сарафан с юбкой выше колена и выскользнула за дверь. Старуха устроила бы скандал, увидев, во что одета самая младшая родственница. Теперь девушка начала понимать, почему её мать, Синеглазка, предпочитает жить на землях своего мужа, Змея Тугариновича, раскинувшихся между городом и деревней. Ноги сами принесли Василису на болото, где жила её закадычная подруга Царевна-Лягушка.

Воровато оглянувшись, не подсматривает ли кто, она скинула кожу в пупырышках и спрятала её в поясную сумку от греха подальше. За этим ценным трофеем уже много лет охотился неугомонный царевич Киндей, в надежде заполучить настоящую сказочную царевну в жёны. Василиса Премудрая была слишком умна для него, а задавак, как Елена Прекрасная, он на дух не выносил.

– Здравствуй, Марья Моревна. Что новенького тебе понарассказывали кикиморы и болотники?

– Да много чего, как обычно. Они же, ежели начнут сплетничать, ничем их не угомонишь. Ты, подруга, поосторожнее, это Баюн вас с братом закладывает Бабе-Яге. Надо бы его урезонить как-то! – в карих глазах девушки искрилось весёлое лукавство.

– Давно пора прищучить старого интригана, ходил бы своей цепи, песни горланил да байки травил. Так нет же, насмотрится по волшебному шару всякой человеческой дряни и начинает интриги плести, тьфу. Уж лучше бы с Кошей на свою цепь и дальше играл в компьютерные забавы, да подменили словно Баюна.

– Слухи ходят, что он влюблён в Чёрную пантеру Багиру из городского зоопарка, – доверительным шёпотом поделилась новостью дня Двувосьмого Царства девица.

– Ага, так вот откуда он блох приволок! – Василиса недобро прищурила глаза и промурлыкала. – Я Коше скажу, он эту красавицу куда-нибудь так отправит, что Баюн ни в жизнь не найдёт. Будет знать, как доносить на нас бабке, паскудник хвостатый.

– Ну, это ты у нас Премудрая, придумаешь что-нибудь.

– Вечером в сельском клубе в деревне танцы будут, пойдёшь со мной?

– Пойду, а то на болоте такая скука, а царевичи, кроме Киндея, перевелись все. За него замуж не пойду!

– Да сдались тебе эти козлы! – пренебрежительно процедила сквозь зубы внучка Яги. – Они ни на что не годны, кроме как красоваться да на жену покрикивать, обжираясь вкусностями и кокетничая, да и не только, с сенными девками, служанками и дворней.

– Мы – царевны, нам по статусу царевичи-королевичи положены…

– Марька, на дворе двадцать первый век, очнись, дурёха, а то и правда за Киндея взамуж загремишь! – хмурясь, пробурчала Василиса и на пару мгновений задумалась. – Скажи, а семена морок-травы уже поспели?

– Да.

– Покажи мне полянку, где она растёт, приготовим снадобье и подольём мерзкому Баюну в полынную ванну.

– Оооо! – прыснула в кулачок Царевна-Лягушка. – А ещё, когда его корячить будет, позвать Ленку и кикимору Маришку. Он их обеих до печёнок достал, ославят на всё Двувосьмое Царство: наш жених со златой цепью так сильно влюбился, что совсем запаршивел!

– Решено, так и поступим, Ленка где сейчас пропадает?

– Да в светёлке своей. Отец ей ещё нарядов привёз, занята она. Перед зеркалом-то вертеться и переодеваться, это ж такая морока и мука.

Девушки дружно рассмеялись: Елена Прекрасная была настолько стервозной дамой, что единственным способом защитить себя от её острого язычка без телесных повреждений было привести ей кучу новых тряпок и цацек. Подруги переглянулись, и Царевна-Лягушка отвела Василису на заветную полянку с морок-травой.

– Ты, Морька, слушай, что вскоре говорить будут, а я во вторую порцию полынного зелья бабули добавлю порошок из семян этой замечательной травки. Тогда от каждого укуса Баюн ещё и наяву грезить начнёт. А ушей в Двувосьмом полно, как и язычков, что твоё помело… – сестрица Кощея подмигнула подруге и умчалась готовить страшную мстю усатому стукачу.

Баюн блаженствовал, когда Баба-Яга подлила ароматного варева ему в бочку. Никто больше его не грыз, что само по себе было очень приятно.

– И не вздумай навещать Багиру, пока у неё блохи! Делать мне нечего, как ещё и с тобой, старым дурнем, возиться!

8
{"b":"256177","o":1}