ЛитМир - Электронная Библиотека

  Вернулся староста. Взяв стоящую в углу табуретку, он тоже подсел поближе к нам и присоединился к беседе.

  - Трэго, суп почти готов. Тебе принести или ты в состоянии?

  В его осторожном тоне читаются неудобство за сложившуюся ситуацию, толика извинения и, быть может, стыда. Фидл говорит тише обычного, подбирая слова, точно неопытный парень на первом свидании.

  Я осторожно встал. Голова покруживается, но ходить можно. Никаких дополнительных последствий после моих медленных шагов не обнаружилось.

  - Нормально... Сейчас приду.

  Все понимают, что мне суждено остаться в деревне на неустановленное время. И как бы я ни хотел отправиться дальше, сделать это я не смогу. Воспитание не то, наверное. Как можно бросить на произвол судьбы жителей, чья жизнь регулярно омрачается нападками болотников? Жаль каждого малого пахаря, жаль старосту - видно как он переживает, но ничего не может поделать. Жаль погибших, ибо теперь они тяжким ярмом довлеют надо мной, над Хомтом, над каждым причастным... Бессилие воцарилось в самомм сердце деревни. И простят мне писцы героических эпосов такое высказывание, но кто, если не я, поможет этим людям? Я не возлагаю никаких надежд, но знаний-то у меня определенно побольше. И даже если я потерплю поражение, умру или уйду, оставив за спиной необъяснимую причину проклятия, перед самим собой я буду честным и мне не за что будить корить себя. Когда я смогу сказать, что все, я сделал все, что мог - тогда и только тогда будет правильно.

  Пока я одевался, Хомт с Фидлом вели тихую беседу, и когда я собрался, глава безопасности потер ладони и сказал:

  - Ну что, я, наверное, с вами отобедаю. Эй, Роза, неси шамогон!

  Староста закатил глаза и с полным отчаянием пробормотал:

  - Как обычно...

  За обедом я украдкой, чтобы не услышала жена, спросил у Фидла:

  - А тела-то убрали?

  Староста прошептал:

  - Еще утром. Ребят похоронили, болотников сожгли далеко за окраиной. Два часа вывозили на лошадях.

  С новой закинутой в рот ложкой супа я оживал. Мир стал не столь мрачным, и голова прошла, мысли, как выспавшийся пропойца, стали потихоньку шевелиться, хоть и лениво и не торопясь. По мере пробуждения я с неодобрением заметил, что после пережитого, после утреннего напада патетики, кроме азарта у меня ничего не осталось. Интерес, игра, партия... К сожалению, чем-то более человеческим я не располагал. Еще одна грань орудия безалаберности, отголоски Тилма... Это не значит, что я в любой момент могу сдернуться и покинуть деревню несолоно хлебавши. Против самого себя я не преступлю.

  Соответственно, будем делать ходы.

  - Ну и какие ваши дальнейшие планы?

  - В смысле?

  - Ну, что будет сегодня? Неужели снова будете сидеть после такого "праздника"?

  Староста осунулся и с некоторым смущением спрятал глаза.

  Хомт сделал то же самое, но, как оказалось, он смутился вовсе не от моего вопроса - подоплекой была пустая бутылка самогона. Нос его пылал ярче тлеющей головешки.

  - Штратегия, колдун. Иного шпошоба у нас нет узнать их намерения! Пущай покутим еще денечек-другой, зато, глядишь, ты чего и уразумеешь за эту ситуацию! Хто ж его знает...

  - Нда. Признаюсь, я удивлен. В свете вчерашних событий продолжать пить, гулять как ни в чем не бывало... А что, гостей не смущает, что они будут сидеть там, где земля не успела толком впитать кровь? Вы все здесь такие простые и бездушные празднолюбцы?

  Фидл поднял голову:

  - Это деревня, друг мой, чего ты ожидал? Я бы присоединился к твоим словам, так же бы недоумевал и терялся в догадках, что же это за люди такие. Если бы не проклятие, - мертвым тоном закончил он. - Тем более старина Хомт правильно сказал - иного способа выманить их не существует. А несоблюдение традиций может привести к куда более плачевным событиям.

  - Ну что ж, ладно. Если это вправду единственно верный путь, то будем следовать ему. Но не проще ли взять по чему-нибудь сладкому и по команде зарядить в пасти болотникам?

  - Это жачем?! - Хомт аж жевать перестал.

  - Потому что они не переносят сладкого. Глюкоза для них смертельна.

  - А, было дело, пробовали просто кидаться в них. И в хари им попадали, и по жадницам, толку-то. Не умирают они. Шибко шкажочным шпошобом ты захотел ш ними рашправиться, колдун!

  - Не сказочным, а научным. Хорошо, что-нибудь придумаем. Возможно, с вашими продуктами что-то не так. Глюкоза-глюкозой, да не везде ее найдешь... Может, она и не сидит в рецепте. Кстати, здоровский торт вчера вышел, а уж выход мангустов вообще достоин циркового номера.

  - Спасибо. Это мне Хомт подсказал еще лет десять назад, - Фидл улыбнулся и похлопал товарища по плечу.

  Тот хмыкнул и обрадованно произнес:

  - Ага-ага, у нас так трупов провожали к могиле! - вот так, как будто сообщил хорошую новость.

  Побледневший староста не нашел ничего лучше, кроме как выхватить из рук друга кружку с недопитым самогоном и осушить ее одним глотком.

  ***

  И вновь вечер, и вновь гуляния. В сравнении со вчерашним картина неизменна. Будто события пошли вспять и остановились на прошедшем дне, начиная с того момента, когда староста усадил меня за стол.

  - Послушай, Хомт, раз уж мне пришлось из-за вас тут задержаться, у меня к тебе просьба. Даже не просьба, а требование.

  Тот склонил голову набок, недоверчиво ухмыльнулся и спросил:

  - Да-а-а? И какая же, изволю полюбопытствовать?!

  Я сохранил каменное лицо и медленно изрек:

  - Сегодня вы должны выполнять то, что скажу я! Расставляйте людей как хотите, но мои требования вы выполните.

  - На каком основании, колдун? - на лице Хомта возникла оторопь, но надолго она там не задержалась.

  - На основании ваших жизней. Возможно, это поможет вам сберечь людей.

  Хомт заржал во весь зубастый - снова - рот. И по делу: не подобает старому вояке подчиняться молодому магу, ничего не смыслящему в военном деле. Но по-другому я поступить не могу.

  Фидл едва тихо обратился ко мне:

  - Трэго, пойми меня правильно, но мне кажется, что это странно... Все же у этого человека за плечами немалый опыт, а ты только выпустился... К тому же из Академии... Это нелогично.

  - Во имя всех Богов Ферленга! Зачем вы заставили меня остаться? Вы просите меня решить вашу проблему, но не доверяете. Я похож на сопляка, который мечтает отдать всю эту компанию на корм мергам? Однако я в числе этой компании! Я жертвую временем и результатом последнего Испытания лишь бы помочь вам! И я не собираюсь видеть в ответ на все свои действия такое отношение, хотите вы этого или нет. Если вам чхать на свои жизни и судьбу этой проклятой деревни - я говорю вам до свидания и откланиваюсь. Считаете, что мои действия могут быть пригодны - затыкаетесь и безоговорочно выполняете все, что скажу. В противном случае затеряйтесь вы все в поле Забвения [Это бранное выражение построено на основе легенды сиолитов о сотворении мира. Считается, что по приходу восьмерки богов в мире не было ничего; одни заросли белесых растений-щупалец - порождения самой пустоты.].

  Тирада вышла более громкой и агрессивной. Староста сконфузился и залепетал:

  - Конечно-конечно, Трэго, все понятно. Не правда ли, Хомт?

  Тот был зол. Желваки заходили туда-сюда как часовые на посту. Он оказался в безвыигрышной ситуации и вынужден был кисло пробунчать, отводя взгляд:

  - Понятно, понятно.

  Я удовлетворенно вздохнул:

  - Вот и славно.

  Гости веселились. Бригада пилорамщиков устроила соревнования по двум скалам [Две скалы - аналог армрестлингу. Отличие состоит в хвате - участники не стискивают кисть соперника, а прикладываются ладонями с растопыренными пальцами.], мальчишки играли в догонялки, а девочки хвастались вышивкой на платочках. В остальном же все шло своим чередом, обыденным и невзрачным. Нежданно-негаданно явился Риндриг. Он принес большой ягодный пирог и поставил его на наш стол.

33
{"b":"256187","o":1}