ЛитМир - Электронная Библиотека

  Наверное, какой-то розыгрыш, подумал я и протянул руку, собираясь отворить дверь. Взор загородило перекрестье алебард.

  - Что?! - не веря своим глазам, я разглядывал то одного, то второго.

  - Ничего. Мы молчали, - резюмировал первый.

  - Что за выкрутасы? Там что, - кивок на дверь, - его величество Сориним?

  - Никак нет! - отрапортовал второй.

  - Тогда я не понимаю этого цирка.

  Каков абсурд - охранять деревенского воеводу. За какие заслуги?! Я что-то упустил, пока учился в Академии? Законы, может, поменялись? Нет, это из ряда вон выходящее.

  - А ну, впустите! - приказал я тоном, не предвещающим ничего хорошего. Угрозы было тем больше, чем меньше времени у меня оставалось и чем быстрее Бурей мог настигнуть меня. Вдалеке загрохотали шаги. - Быстро!

  Стражники синхронно качнули головами. Хорошо хоть не мангусты, а какие-то сопляки.

  - Не положено! Приказано никого не впускать.

  Громкое дыхание. Он все ближе. Ну, как знаете.

  - Посторонись! В балибанов превращу, гады! - слова свои я сопроводил самыми хитрыми движениями, придуманными на ходу.

  Солдаты переглянулись, но с места не сдвинулись, только неуверенно разъединили алебарды, ухватив покрепче.

  - Я не шучу! - руки заработали еще активнее.

  С потолка посыпались хлопья старой краски. Должно быть, Бурей неслабо сотряс здание.

  - И это я пока просто разминаюсь! Следующий раз будет посерьезнее. Ну!

  Охранники заорали и разбежались в стороны. Уму непостижимо - вчера они доблестно боролись против мергов за свои и чужие жизни, а сегодня ведут себя как последние дураки и трусы.

  Влетев в знакомую комнату, я поспешил запереть ее на два замка. Будь их больше - непременно бы воспользовался всеми. Хомт сидит на скамье и что-то высматривает в разложенных на столе бумагах.

  - Ты, бумажник, сложно открыть было?!

  Ответа не последовало. Я принюхался. Ну да, так и есть: стойкий запах перегара. Вдобавок ко всему я не сразу заметил, что в правой руке Хомта зажата бутылка пшеничного самогона. Как она не выпала из руки? Вторая бутылка подпирает лоб - она сливается с серой стеной, отчего так сразу ее и не заметишь.

  - Вставай, Хомт! Эй, Хомт, просыпайся! Ты, Сорли, именем старосты! Если хочешь - самого короля!

  В дверь заколотили. Меня охватила паника. Не думаю, что прочная преграда сможет долго сопротивляться взбешенному верзиле. И восстановиться я не успею. Даже на самую малость.

  - Ну же! Мерги нападают! Мер-ги!

  Параллельно. Никакой реакции, как если бы он был мертвым.

  - Эй, ты, проклятый беззубый алкоголик!

  Тот разлепил глаз и еле-еле промямлил:

  - Никто... Никогда... Не шмеет наживать меня... Бежжубым!

  Снаружи послышались звуки возни, звон алебард, стук одного древка о другое. В суматохе можно расслышать "нельзя!", "не пустим!", "тебя заколдуют!" и так далее. И не забоялись же кузнеца! Стоят на своем, непреклонны в решении. Мне, как человеку, уступающему кузнецу по внушительности, это польстило, но на моей стороне магия, для жителей маленькой деревушки таинственная и неведомая.

  - Хомт, спасай, доркисс нас всех побери! Этот тролль-изувер меня сейчас убьет. Сделай что-нибудь!

  Сорли тряхнул пару раз головой в попытке оклематься. Высоко задрав голову и распахнув беззубый рот, он в бойком движении впечатал лицо в стол, после чего вытянул шею и зашамкал зубами. На бумагах виднелось мокрое пятно.

  - Более традиционные методы хранения и надевания челюсти тебя не устраивают?

  Ответом мне стал шумный глоток самогона. В отчасти адекватном состоянии он проковылял к двери.

  Стража прижалась к стене.

  - Смотри, Оди, он заколдовал командира!

  - Что же теперь делать? Вон, никак пчел натравил. Искусали... - растерянно вторил ему товарищ.

  - Попридержи язык, щепка [Щепка - популярное военное обращение к новичкам. Состоявшийся солдат, полностью отслуживший или прошедший через войну, считается щитом. До тех пор он остается щепкой.]! Я сам тебя сейчас искусаю.

  - Виноваты...

  Кузнец зарычал, обращая на себя внимание. Волосы всклокочены, глаза налиты кровью, мышцы вздулись.

  - А, старина Бурей. Ну, привет. Что у тебя приключилось?

  - Этот циркач пытался украсть у меня невесту! А потом понял, что ему ничего не светит. И сделал ей больно!

  Хомт ошалело вытаращился было на меня, но я поспешил ответить протестующим взглядом. Начальник охраны прищурился:

  - Для начала успокойся, дружище, и расскажи все как есть.

  Кузнец рассказал. Повествование подходило к концу, а зубастая улыбка Сорли ширилась и ширилась, будто он спешил обдать ей всех в радиусе сквози. По окончании истории он подмигнул мне, убрал руки за спину и торжественно произнес, придав голосу важности:

  - Что же, дорогой друг Бурей. Поздравляю тебя, ты прошел испытание.

  Кузнец учащенно заморгал, будто ему что-то попало в глаз. Бедолага не понял, в чем дело.

  - На самом деле это была проверка.

  - Проверка чего, разорви мои меха гойлуры?!

  - Чувств. Проверяли мы тебя, значится, на верность!

  Самое время добавить убедительности. Я присоединился:

  - Да, Бурей, к нам пришла твоя невеста и попросила устроить нечто такое, что выявило бы твою пылкую любовь и степень привязанности к ней.

  - Она что же, думала, я неверный? Да я ее, стерву...

  - Стой-стой. Это же хорошо! Она дорожит тобой, не хочет терять, вот и решилась на такое.

  - На что? Чтобы ты с неба рухнул и ущипнул ее за сиськи? - свирепствовал он.

  - Нет же! Она хотела понять, бросишься ли ты сломя голову избивать ее или тебе будет безразлично и ты найдешь другую. Ты проявил доблесть и поспешил защитить ее.

  - Вроде как да, - нерешительно согласился Бурей. - Это, я-то ее сначала и хотел того, ну, по макушке... Так у вас ничего не было?

  - Я даже имени ее не знаю, - искренне ответил я.

  - Хо-хо! Ты знаешь, сколько безымянных побывали на моей башне? У-у-у-у... - присвистнул Хомт.

  Воспользовавшись тем, что кузнец отвлекся, я наступил начальнику охраны на ногу. Из-за внезапности момента Сорли дернулся, отчего челюсть, свободно гуляющая по ротовой полости, выскочила и полетела на пол. Не знаю, что сподвигло его на следующий шаг, но это было ненормально: нога главы обеспечения безопасности пнула челюсть, и та зарядила ему в лоб. Что ни говори, а он ее поймал.

  - Шраные рефлекшы! - рявкнул Хомт.

  Дальнейшая ругань затерялась в звуках оглушительного хохота - это Бурей, тыча пальцем на пытавшегося поскорее вставить челюсть начальника охраны, оглушил всех нас. Его смех не совсем подходил столь добротному мужчине - тонкий, срывающийся на визг, как у сумасшедшего поросенка.

  - Смотрю, твои части тела находятся в некоторой размолвке, - улыбаясь, заметил я.

  - Да ну! - Хомт наконец-то справился и мог снова разговаривать как нормальный человек. - Я ж в армии был капитаном команды в Быстрые Кадыки. С тех пор нога сама дергается и порывается ударить по всему, что пролетает рядом.

  - У тебя дети есть? - с опаской спросил я.

  - Ну да? Один в Коптпуре, подмастерье у одного из членов гильдии альбири [Альбири - искусственно выращенная трава в теплицах Коптпура. Члены гильдии модифицируют альбири в течении всего ее роста, чтобы на выходе получился нужный сорт, который потом пойдет на изготовление одежды.]. Другой в Промышленном. А что?

  - Да вот, думаю, тяжело им было расти. И больно, наверное.

  Хомт рассмеялся:

  - Не-е-е, когда они взрослели, я в Мокрых Стенах щепок гонял! Бурей, ты не устал смеяться?

  Ответом ему был протяжный визг.

  - Так мы того, замяли? Успокаивайся давай, а выходку мага за вредность не считай, он от чистого сердца старался.

  - С благих целей! - заверил я.

  Истерика кузнеца закончилась.

  - Нормально все. Пойду я отсюда, а то рядом с тобой все валится да падает. Как бы у меня чего не...

47
{"b":"256187","o":1}