ЛитМир - Электронная Библиотека

  - Лучше бы у тебя были проблемы с зиалисом, чем с парнями, кляча! - прогремел Торри, обнимая Малси. Она не обижается на его подколы и как никто понимает истину слов. По большому счету ее мало интересуют отношения - она пребывает в каком-то своем мире, где мы - лишь массовка. - И вообще, почему бы... Да что там такое?

  - Почему ты не маг? Я не желаю пить эту мочу! - здоровый парень, высокий, широкоплечий, орет на хозяина заведения. Как и большинство студентов, он оставил мантию в корпусе и стоял в простой одежде. - С какого я вынужден давиться тем, что имеется у тебя в наличии?

  - Во дурак, - прокомментировала Малси, отвернувшись. Она никогда не любила конфликтов и при возможности старается их избегать.

  - Не первый раз вижу этого парня, - заметил Торри. - Однако сегодня его знатно переклинило.

  - Может, пойдем отсюда? - робко спросил Парин, нисколько не стесняясь произносить эту фразу при девушке.

  Кроткий хозяин, обычный человек, немало работающий здесь, стоит и не знает, что ответить. Он смущен и напуган, ибо гнев молодого мага - вещь опасная.

  - Эним [Эним - обращение простых людей к магу.], прошу прощения, однако...

  Парень не собирался его слушать.

  - Мне не нужны твои 'однако'! Скулишь как щенок! Пива нет, так хоть дай отпор нормальный! Ты же как-никак старше меня. Давай, действуй! Осади, скажи про возраст, отругай, пригрози кляузой. Почему ты стоишь?

  Ошарашенный мужчина ничего не понял. Видно, что к такому повороту в диалоге он не то что не готов - ожидать такого было бы верхом непредсказуемости. Студент взбесился окончательно. Он принялся через стойку толкать хозяина, навязывая драку.

  - Трэго, вернись! - рука Малси скользнула по рукаву, но не удержала его.

  - Да пускай идет, чего ты так волнуешься, - успокоил ее Торри.

  Я направился к этому парню. Не знаю, что за факультет, не знаю, какова сила, но мне нет никакой разницы. Он достал. Я не хочу проводить вечер в кругу друзей при каком-то раздражающем и отвлекающем факторе. Ненавижу, когда мне мешают.

  - Остынь.

  Парень повернулся ко мне. Он дышит тяжело и настроен воинственно. Глаза мечут молнии, кулаки крепко сжаты. Дойди дело до настоящей драки - несдобровать.

  - Эй, Тилм, ну хоть ему вмажь что ли! - крикнули откуда-то со стороны дальних столов.

  - Заступиться решил? То есть не думаешь о последствиях, да? - без какой-либо издевки спросил он.

  - Ага.

  - Драться будем? Или магией? - скучающим тоном спросил он. Даже не скучающим, а как будто с надеждой, что, может быть, инцидент удастся избежать. Причем это не проявление слабости - скорее лени или нежелания.

  - Давай магией.

  - Давай...

  Не успел он закончить, а Огненный Шар уже летел в мою сторону. Я инстинктивно возвел на его пути небольшой фрагмент Водяного Щита, тем самым поглощая кинутый в меня снаряд. С шипением Шар испарился. Я кинул в Тилма небольшой Молнией, но он сжег ее еще на полпути и в ответ хлестнул Огненным Кнутом. Чтобы не обжечься, я накинул на себя Ауру Камня. Не лучший выбор. Кнут оплел тело. Магии Земли и Огня - родственные стихии. Между ними нет того антагонизма как, к примеру, у огня и воды. Потихоньку мне становится все горячее и горячее. Еще секунд семь и защита падет. Очень сильный огневик. Спасает одно - он изрядно пьян. Тилм рванул на себя, и я рывком упал вниз, но в полете изловчился соорудить небольшую Воздушную Пружину и, соприкоснувшись с полом, подлетел чуть ли не к потолку. Мой выкрутас дезориентировал соперника, а я, приземляясь, метнул в него Воздушную Стрелу. Никак не блокировав заклятие, Тилм поплатился - его протащило через все заведение. Он врезался спиной в дверь, и та раскрылась. Тилм оказался на улице, где продолжил лежать, не шевелясь. Несколько студентов пронеслись мимо ему на подмогу, со страхом косясь в мою сторону.

  - Спасибо... - пискнул хозяин трактира.

  Я не ответил и вернулся.

  - Однако... - только и сказал Торри, подливая мне вина в бокал.

  Малси и Парин выглядели куда более обеспокоенными.

  - Ну ты как, Трэго?

  - Лучше, - я через силу улыбнулся. Самолюбие потешить не удалось - нарываться на конфликты со студентами старших курсов дело трагичное и сулит много неприятностей. Еще сильнее меня расстроило то, что Кассиана не видела моей победы.

  - А ты крут, парень. Наверное, попрошу переселиться к кому-нибудь другому. С тобой опасно.

  - Брось ты, Торри. Он просто сильно пьян.

  - Ой, - вздрогнула Малси. - А я ведь поняла... Это Тилм Токер, с моего факультета. Кажется, на три курса старше. И он - один из сильнейших представителей факультета.

  Еще хуже. Стало быть, он известный. Получается, что Кассиана с большой долей вероятности знает его и, увидев, как я влегкую разделываюсь с ним, переменила бы свое отношение ко мне... О, Лебеста, я призываю тебя! Почему ты от меня отвернулась?

  - Все, ты звезда, Трэго. Завтра расскажу Кассиане, пускай восхитится, - подмигнул мне Торри и рассмеялся вместе с Малси. - Вечно ты тратишь зиалу на какую-нибудь ерунду. Вот сейчас придет какой-нибудь лейн Симитор и опять попросит тебя продемонстрировать что-нибудь в духе Водяной Плети. Что будешь делать?

  Я гордо прихлебнул вина.

  - Плести. У меня, между прочим, зиалы наберется вдоволь и на десяток Плетей!

  - Ого. Растешь! Раньше ты... М? - он перевел взгляд с меня на что-то правее и выше.

  Я обернулся. Тилм. Никакой злости, никакого намека на то, что от меня сейчас останется мокрое место. Или дымящее место - так будет правильнее. Малси обняла руку Торри и вжалась в его плечо. Парин ссутулился и заводил глазами в разные стороны, избегая смотреть на Тилма. Мне пришлось встать. Если намечается продолжение - лучше быть готовым. Зиалы у него всяко больше моего. Если он не тратился до этого.

  Мы молчим. Буравим друг друга. Я угрюмый, он - будто лупится на музейный экспонат.

  Тишина, воцарившаяся в кабаке, не предвещает ничего хорошего.

  - Послушай, классно! - миролюбиво сказал Тилм и хлопнул меня по плечу.

  Я напрягся, в любой момент ожидая подлого удара, но ничего не последовало.

  - Это ж надо так! Могу я присесть?

  - Конечно! - ответил за меня Торри.

  Я сел рядом и начал хаотично гадать, что же делать дальше. Сейчас я ничем не отличаюсь от хозяина кабака, когда на того кричал Тилм.

  - Ну ты даешь! Я - Тилм.

  Мы представились.

  - А здорово ты меня! Лепирио, я так понимаю? Отлично, отлично. Ну, хоть кто-то вмешался и то хорошо. Сидят как дураки и взгляд отводят, как будто я мерг, а они бедные заблудшие лесники. Порадовал ты меня! Поведение отличное, заклинания - тоже. Лепирио же? Так и думал. Держишься неплохо. В целом, поединок выдался хорошим, молодец. Мне понравилось. Эй, дружище! - крикнул он хозяину. - Четыре темных эля для меня и моих друзей и бокал игристого для нашей очаровательной дамы!

  Настала пора всем округлить глаза. Вот уж неординарный парень, чье поведение неподвластно каким-либо канонам.

  - Я, конечно, не очень люблю темный... - начал было я; аккуратно, чтобы не обидеть человека, желающего угостить. Нехорошо - тебе покупают в знак уважения или дружбы, а ты кривишь морду и изволишь выбирать.

  - Не-не-не! Это не оговаривается! - замотал головой Тилм. - Парни должны пить только темный эль! Нет напитка божестеннее! В любом, даже самом захудалом заведении должен быть темный эль. Если нет - марш оттуда.

  - А я вообще не пью... - подал голос застенчивый и тихий Парин.

  - Что-о-о-о?! Парин, дружище, ты мне тут давай голову не морочь. Это все равно что голой девушке прийти в мужскую баню и сообщить, что она блюдет обет целомудрия. Все ты пьешь, не болтай!

  Мой друг смиренно засопел, но не ответил. Лишь оробелая улыбка пробежала по его губам.

  Затем последовали долгие три часа обсуждения достоинств этого напитка: почему я должен пить именно его, по каким параметрам проигрывает остальная выпивка, где лучше всего брать темный эль. Он говорил о нем охотно, жадно, напористо. Словно готовил эту речь заведомо и искал кого-нибудь, кому сможет наконец высказаться. Тилм объяснялся с обожанием, с трепетом и любовью, как о даме сердца. Он был слепым фанатиком. Для него распитие темного эля - культ, а сам напиток - религия. Еще никогда я не видел, чтобы так горячо и порывисто говорили об алкоголе. Как о герое, как о великом.

79
{"b":"256187","o":1}