ЛитМир - Электронная Библиотека

  Мои мысли прервал ритмичный гул, и чем дальше я шел, тем сильнее он становился. Непосвященный легко мог бы подумать, что где-то вдалеке осаждают замок, планомерно пробуя на вкус сомкнутые ворота крепости тараном. Иной, с более бурной фантазией, не исключил бы вероятность того, что у чего-нибудь гигантского вырезали сердце, и оно, еще бьющееся, разносит периодические звуки ударов. Мне показалось, будто кто-то невидимый парил около моих ушей и бил в барабаны.

  Опустелая лощина плавно перешла в холмистую гряду, вспучившуюся, пузырящуюся, как растопленный шоколад. Щетинистая трава и редкие кустарники уступили место мягкому мху и острым серым камням, замшелым, неаккуратным, будто нарочито возложенным именно так, чтобы вызывать неприятные ощущения. Гул не прекращается; если сложить имеющиеся факты, то даже самый шкодливый студент, пусть и отучившийся без году неделю, сделает вывод - виновником сего вечернего резонанса являются тролли. Без исключений.

  Тролли, или по-другому серый народ, вообще диковинные существа - ростом с полтора посоха [Посох - мера длины, равная примерно двум метрам.], напоминают ожившие камни, но не острые неаккуратные обломыши, а с более скругленными формами. Они вмещают в себя безумное количество жизненной энергии. Однако загвоздка - когда-то в силу своей тупости они не в состоянии были израсходовать весь заряд бодрости. Из-за его переизбытка они не имели возможности заснуть. Один человек с Нижнего Полумирия регулярно приезжал на соревнования по метанию курбовой печени. Маршрут его проходил через эти же самые места. Пойманный, он объяснил серому народу, что если хорошенько поработать перед сном, то спать будешь как убитый. Тролли решили проверить - и действительно! На радостях они отпустили путешественника, а сами как будто взглянули на мир по-новому. Оказывается, можно расширить хижину, соорудить частокол и вырыть удобные ямы, чтобы в жаркий день улечься на прохладную землю и блаженно уснуть. Но со временем их жилища стали удобны настолько, насколько позволил интеллект, трех рядов ограждения оказалось достаточно, и работы не осталось. Придумать что-то? Простите, но это тролли. Потому они стали устраивать пляски с чудаковатыми движениями и непонятной логикой. Поразительно, но серый народ сам додумался до такого. Но в это мало кто верит; ходит слух, будто через год тот же выходец из Нижнего Полумирия шел по старому знакомому пути. Его не забыли. Он не страшился быть плененным повторно и целенаправленно шел по пройденному маршруту, чтобы посмотреть, как же теперь живут тролли. Путешественник был убежден, что ему вознесут хвалу и будут неустанно благодарить. Но серый народ только пожаловался на неработающий метод и пригрозился убить иноземца, но тот выпутался и предложил троллям потанцевать. Они не поверили его словам, памятуя результат прошлогоднего совета, и сожрали несчастного. Но, как видно, рекомендацию решили опробовать. Пробуют по сей день. А ведь прошло немало лет. Тролли клятвенно убеждают, что создаваемый сильным топаньем ритм требует высокой концентрации, сосредоточенности, в силу чего убаюкивает их. Но мало кто верит. Как бы то ни было, ежедневные танцы перед сном непременно вгоняют троллей в усталость и порождают желание отдохнуть да поспать. Оно и понятно - попробуй потрясти такой тушей. А еще серый народ с наступлением двенадцати часов ночи превращается в камень. Справочники и великий бестиарий Ферленга, хранящийся в единственном и неповторимом экземпляре в Академии, гласят, что наступление нового дня тролли встречают будучи камнями. До сих пор остается загадкой, является ли тому основанием некое проклятие или же это особинка расы.

  Однако до того, как им рассказали хитрость с танцами, люди сторонились живущего в отдалении серого народа. Он не входил в контакт ни с кем, однако с гойлурами периодически случались конфликты. После визита особо одаренных интеллектом представителей серого народа в город с предложением поработать, люди восприняли их слова со скептицизмом и недоверием, но мэр решил рискнуть и не прогадал. С тех пор тролли стали обустраивать жилье обычно недалеко от крупных населенных пунктов, потому как люди городов нередко нанимают их для выполнения различного рода работ. А поскольку их рабочая сила стоит в разы дешевле городских бригад и вольных наемников, то это существенно пополняет карманы решивших сэкономить хитрюг. А уж если затевались какие-либо крупные проекты со строительством масштабных объектов, то придворные казначеи и ответственные за выполнение работ гребли солидные барыши. К слову, многие тролли - феноменально! - проживают, работая грузчиками или занимаются любой другой монотонной деятельностью, не требующей ничего, кроме силы. Деньги им ни к чему, платили едой и любимым деликатесом - гойлурами. А уж этих тварей в мертвом виде предостаточно, и ежедневно прибывают все новые. На города и поселения троллей атак никто не отменял, они исправно проводятся раз-два в месяц в смехотворных масштабах.

  Я ходко штурмовал очередной крутоватый холм, слегка пружиня и подпрыгивая. Но как бы легко ни шлось, как бы ни старались ноги, как бы ни похлопывала, словно приободряя, сумка, как бы ни помогал посох - ставший намного дороже после сегодняшнего, - а дыхание тем не менее сбилось. Одолела одышка, воздух стал выходить с легким свистом. Идти в обход, петляя меж всхолмий - удел безумцев с кучей лишнего времени. У меня такового не имеется, и чтобы пройти череду бугристой поверхности, мне потребуется раз в пять больше того, что я себе уделил. Чтобы не плестись, я попытался задать хоть какие-нибудь рамки.

  Только сейчас я осознал, что направление мне попалось "удачное" - топот серого народа стал мощнее, подошвы ощущают едва уловимую вибрацию. Я поднялся на вершину, но выглядывать не спешу. Для начала следует осмотреться. Невысокая, но широкая каменюка послужила хорошим укрытием. Я распластался на жесткой земле. Ребра ощутили впившиеся меж них мелкие камушки, а дрожь, исходящая откуда-то неподалеку, сотрясает тело. Не сильно, но так, чтобы удалось прочувствовать. Стараясь оставаться незамеченным, я аккуратно выглянул из-за камня и посмотрел вниз.

  Мне открылся небольшой лагерь, расположенный в тесной ложбине меж холмов. На одном из них нахожусь я. Восемь нелепых хижин окружены двойным кольцом частокола. Сооружены они вокруг большого костра, который как причудливое создание размахивает множеством ярко-оранжевых щупалец, пугая сгущающийся сумрак. Тролли, отсюда словно уменьшенные фигурки-модельки, как заведенные исполняют одни и те же хаотичные движения. Они размахивают лапищами, трясутся будто эпилептики, дергаются и дрыгаются. Это у них и называют танцем. Народным танцем! Такое ощущение, что на бедных верзил нападает рой мух, а те судорожно отбиваются. Я насчитал тринадцать троллей.

  Разум строит комбинации. Я пока еще не осознаю, но отчетливо понимаю, что при всем желании не смогу отвертеться от намечающейся авантюры, какой бы бесшабашной она ни была. Та алчба, что не дает мне покоя, то ноющее чувство, как у бросающего курить, красноречиво посулило, что сила воли проиграла...

  Ночлег, тролли... Ночлег, тролли... Ха!

  На лице отразилась ухмылка, а тело словно окатили кипятком, а потом резко обдали ледяной водой - похожее я испытываю регулярно, когда мой организм получает мощную дозу адреналина, вызванную азартом. А азарт - мой лучший друг. И враг. Причем, какое из этих двух свойств превалирующее - загадка.

  А что? Судьба посмеялась надо мной, когда решила окружить меня гойлурами. И несмотря на благоприятный исход я не останусь в долгу и поддену ее, чтобы знала - не ей одной суждено конфузить. Мы тоже кое-что умеем.

  Небо потеряло голубые тона и стало синим. Мир обзавелся дивными красками и престранными тонами, в том числе благодаря излучающим серебро Знакам. Как будто все предметы разукрасили чернилами, разведенными в воде.

  Итак, место для сна обозначилось, осталось его соорудить, потрепав судьбу... Обуявшее меня чувство безумия подхватило волну желания и как следует поддержало, еще раз обдав меня контрастным душем.

8
{"b":"256187","o":1}