ЛитМир - Электронная Библиотека

  Он создал Огненный Шар.

  - За него, родимого, - поддакнул я и, в свою очередь, создал такой же.

  Мы чокнулись, и каждый смял в руке огненную поделку.

  На обратном - таком долгожданном - пути я испугался. Круговорот мира в глазах Трэго начался давно, но светопреставления в программу не входили. А тут, на подходе к корпусам, творится что-то необъяснимое. Узорчики, переливы света, чудные фигуры и что-то еще, что смазалось в разноцветное пятно.

  Так то ж Кассиана! А, стало быть, развлекал ее не кто иной как верный клоун Альдерин. Ах ты циркач, удумал чего! Вон как восхищается, как будто не видела всей этой дешивизны днем у фонтана. Чего она восхищается-то?!

  - Надеюсь, завтра она от кого-нибудь услышит, что ты поборол меня. Не беспокойся, я не стану опровергать случившегося. Люблю помогать людям. А сейчас действуй!

  - М?

  - Это твой шанс! Ты ж лепирист, чего тебе стоит? В твоем арсенале столько возможностей, что не воспользоваться ими - преступление. Дуй давай, я подожду в сторонке. Покажи этому выскочке, кто в доме хозяин!..

  ***

  В этом была моя ошибка. Ненавижу вспоминать тот эпизод и который год прикладываю массу усилий, лишь бы не ворошить свалившийся на мою голову позор... Облажался я тогда по полной. Хуже некуда. Пал. Пал в глазах Альдерина, но мне было что с горы, что под гору; пал в глазах Тилма, но мне было нестрашно, пал в глазах Кассианы, и мне захотелось сжечь себя или надеть на голову Шар Воды и захлебнуться. Но больше всего я пал в собственных глазах. В глазах умника-выскочки, всезнайки, привыкшего получать отличные отметки, я выставил себя ничтожеством. Помню, захотелось бросить обучение и навсегда покинуть стены Академии, либо перепрофилироваться и поступить на тот же огненный факультет. Вдрызг меня добил Тилм: мало того что он выругал меня как старший брат малолетнего сорванца, так он еще и заехал мне в челюсть! Потом, конечно, оправдался, аргументировав тем, что рассчитывал на ответное действие, так как в кабак мы так и не попали, и потребность Тилма в получении по лицу никуда не делась. 'Ты все испортил!' - сказал он мне тогда.

  А потом прошелся по всем фронтам, не жалея новообретенного друга. Он не жалел бранных слов, гневных высказываний, раздраженных трясок и даже угрожал огнешаром. Он - он! - а не я, не декан лейн Мариак сообщил мне о безграничных комбинациях, тайных плетениях, заклинании в заклинании и вообще в безграничности и полной свободы действий.

  'Ты так классно вел со мной поединок, что я не сомневался в твоих познаниях предмета. Потому и отправил тебя к ней, чтобы после отмытия элем внутренних комплексов ты раскрылся как цветок Нио [Цветок Нио - символ богини любви Лаомы. Говорят, когда-то он действительно рос на Верхнем Полумирии, но, если судить по легенде, полностью погиб.]. А ты...' - завершение предложения цензура памяти не пропустила...

Глава 12. Макс

  Знатно меня вчера срубило. Я и не заметил...

  Под чужим небом просыпаться не то чтобы удивительно, но... Беспокойно что ли. Как будто переехал в другую квартиру и еще не привык к новому месту локации. Есть в этом нечто грузное, обременяющее, как будто вся громада странного неба давит на тебя, постоянно вопрошая: что тебе здесь нужно? Ты чужак, ты заноза, ты лишний. Понятно, что дальше параноидальных мыслей дело не зайдет, однако само наличие сомнений или стеснения делает невозможной уютную адаптацию в Ферленге...

  Дверь в номер Трэго заперта; никто не открывает. Внизу, наверное. А может и смотался давно от меня на радостях, что подвернулась удачная возможность. До чего же паршиво быть зависимым от кого-то. С работодателем и то чувствуешь себя свободнее, чем с магом. Но дело не в нем, само собой разумеется, а в моей робинзонаде. Стоит признать - без Трэго я никто. Беспомощен как лишившийся сопровождения слепой. Не будь его, я бы пропал в ближайшие пару дней. Спасибо хоть, что язык тот же, иначе бы было совсем худо.

  Пора бы пресечь нытье и тягу жалеть самого себя. Кто знает, вдруг все не так плохо, как это рисуется у меня в голове? Надо спускаться вниз и будь что будет. Ушел - черт с ним и бог ему судьба. Как-нибудь выкарабкаюсь, не пропаду.

  На середине лестничного пролета меня встретил басовитый окрик хозяина:

  - Хей! Старина Волен желает доброго утра, Библиотекарь! - его усы топорщились во все стороны. На лице по-прежнему улыбка, словно она так и не сошла со вчерашнего вечера.

  - И тебе того же, друг Волен.

  - Давай, проходи к тому же столу, старина Волен сейчас завтрак принесет!

  Я прошел к знакомому столику и сел, облокотившись о стену. Вопреки моим ожиданиям народа было предостаточно. Трэго среди них не видно, хотя сам факт того, что Волен провел меня к пустому столу, красноречиво говорил об отсутствии мага.

  Тихий стук вернул меня к реальности - это Волен опустил на стол поднос, богатый на всяческие блюда и закуски. Преувеличенно богатый.

  - Волен, должен сказать, что у меня нет денег и... - начал было я, но договорить так и не удалось.

  Он жестом остановил меня, добродушно рассмеялся, и в этот момент я понял, кого он мне напоминает: актера из рекламы "Веселый молочник", только крупнее.

  - Не стоит беспокоиться. Трэго оставил деньги и заплатил за твой номер и завтрак.

  - А он, кстати, где? - взволнованно спросил я, ожидая услышать что-то вроде "уехал, но не сказал куда", "просил передать, что его больше не существует" или "улетел на Луну, билет с открытой датой".

  - Трэго просил передать, - во-во, я ж говорю, - что ушел в департамент магических дел.

  Ого же! Не угадал.

  - Эй, Волен, - прорычал кто-то с другого конца зала, - давай пиво! И похолоднее!

  Трактирщик закивал и поспешно продолжил:

  - Он ушел пару часов назад и настоятельно просил не покидать мой трактир... Ну, приятного завтрака.

  После завтрака мне подвернулся просторный выбор действий: сидеть и выжидать. Глазеть по сторонам, вглядываться в лица, чтобы в один миг узреть Трэго. Я выпил пару бокалов эля и, честно говоря, ожидание стало менее тягостным. Вьющиеся около меня клочки разговоров были бестолковыми, но их можно было классифицировать на два типа: обыкновенные жалобы, житейские беседы и приятельские шуточки либо же кишащие неведомыми словами и именами новости, перемежающиеся сетованиями на что-то, чего с первого раза не запомнишь, будь ты хоть трижды дитя индиго. Малоинформативно и скучно.

  Очевидно, я вызывал некоторые вопросы или подозрения - меня обсуждали, несколько раз обо мне спросили Волена. Коситься-то косились, но никто не подходил и не желал получить информацию, так сказать, из первых рук. Чего стоит один мой видок! Надо как можно быстрее обзавестись местным одеянием, чтобы не чувствовать себя музейным экспонатом. Ведь когда-то я не выдержу.

  Прошло не менее двух часов, прежде чем пропащая душа наконец-то вернулась. В руке мешок, набитый не пойми чем, на плече сумка. Он высмотрел меня и быстрым шагом приблизился к столику.

  - Пойдем наверх. Привет. - Обронил он и направился к лестнице.

  Я засеменил следом, едва поспевая за прытким волшебником. Мы не произнесли ни слова вплоть до того момента, пока не оказались в моем номере. Трэго по-хозяйски запер дверь и прошел к столу.

  - Что еще за спешка?

  - День такой, суетливый. Плюс жара на улице невыносимая, - для пущего эффекта Трэго вытер мокрый лоб рукавом мантии.

  - Я смотрю, ты себе обновку прикупил.

  - Не мог по-другому, - пожал плечами маг. - Часто слышал в свой адрес слово "пастух", в частности когда ходил с посохом.

  - Вообще да, что-то такое прослеживается, - в задумчивости сообщил я.

  Трэго скривил лицо.

  - Перестань нагонять события, опоздал. Ты бы и не подумал, не сообщи я об этом.

  Надо сказать, что новая мантия Трэго роскошна. Черная блестящая ткань, с виду гладкая и тонкая будто самый настоящий шелк. Большой капюшон, широкие рукава, а по всей поверхности материи волнами и непонятными наплывами проявляются какие-то руны, набирая фиолетовый цвет, тусклый, но заметный. Затем они меркнут, тускнеют, растворяются в черноте мантии и исчезают. И так по новой. Анимированная одежда - о подобном гламурные фифы и любящие покрасоваться парни могут только мечтать.

81
{"b":"256187","o":1}