ЛитМир - Электронная Библиотека

  Движения мы не замедлили; все проносится мимо, а я вторгаюсь то в один, то в другой мини-мирок со своими правилами и нормами. То тут, то там возникали жаркие споры, чрезмерно азартные, хитрые или просто скряги пылко торговались, надеясь сбить цену хоть на сколько-нибудь. Продавцы не терялись и расхваливали товар как лучший в мире, заверяя всех и каждого, что вкуснее, красивее или дешевле не найти. А один похожий на колобка дядька не смутился, что мимо него проходят с равнодушным видом, и похлопал меня по плечу.

  - Дружище, я знаю что ты ищешь! - заискивающе провозгласил он.

  - Да? И что же? - я повернулся к нему.

  Он красноречиво посмотрел на мои некогда белые кроссовки и торжественно указал на полки с ботинками, туфлями, сандалиями и прочим позади себя.

  - Отличнейшая обувь! Уверен, пришел ты сюда именно за этим! И именно ко мне!

  "Ага, - подумал я, - именно поэтому ты обратил мое внимание, когда я проходил мимо, и ухом не поведя в ответ на твои сладкозвучные зазывания".

  - Вот, смотри, шикарные сандалии из кожи землежора. Невероятно прочные!

  - Не интересует.

  Трэго с интересом и усмешкой наблюдал за ходом событий. Пузан улыбнулся еще шире и, вновь хлопнув по плечу, указал на другую пару.

  - Ботинки от лучших мастеров кримтов. Прочные, надежные, для любых условий. В жару нога дышит и удовольствие от ношения еще больше! Цена, правда, высока, но сами кримты... Сами кримты делали, сам понимаешь!

  - Не впечатляет, - скучающе произнес я.

  Человек, побывавший на Черкизовском рынке и ему подобных, может лишь посмеяться над здешними - там-то сказки о товаре сочиняли покруче, хоть на литературную премию выдвигай.

  Продавец не растерялся и переключил внимание на сапоги:

  - Прошу! Прямиком из Бирдосса. Тамошние умельцы позаботились, чтобы сапоги уберегали ногу от всяких... Нечистот. Можешь быть уверенным - сквозь них ни вода, ни что еще похуже не просочится! Всего два золотых... - быстро пролепетал он, боясь, что его услышат. И чтобы смягчить эффект, завел новую песню: - Забудь о мозолях и натоптышах! Комфортная обувь - комфортное путешествие. Рамиге поможет в этом! - пузан лучезарно улыбнулся. Я было запереживал, что его рот в один момент возьмет и разойдется, как шов или молния.

  Я отмолчался и решительно зашагал было, но меня снова задержали!

  - Если ты еще раз ко мне прикоснешься, будешь искать продавцов костылей, - жестко изрек я в лицо цепкого торговца. Тот отдернул руку как от раскаленного предмета, поклонился и вернулся к своему месту.

  Нашей целью стал построенный из дерева темной породы дом. Наверное, даже не дом, а сарай, ютящийся в углу вплотную стоящих трехэтажек. Он резко выделяется на фоне светлых зданий. В тени под крышей угадываются странные движения - там копошится нечто непонятное, и запах оттуда идет малоприятный. Не видь я масштабы шевеления, а руководствуясь только запахом, непременно бы сказал, что там хорьки. По понятным причинам я ошибся.

  У ворот, на самой границе тенька, отбрасываемого козырьком, стоит мужчина лет сорока, отстраненно наблюдающий за людьми. Он что-то методично грызет и время от времени сплевывает. Сначала мне подумалось, что семечки, но нет - шарики в зеленоватой кожуре. На землю летят полукруглые очистки цвета свежей травы. Рядом с человеком гордо возвышается указатель, увенчанный таблицей:

  "Западные ворота - 2 с.,

  Южные ворота - 1 с. 8 м.,

  Северные ворота - 1 с. 5 м.,

  ул. Привокзальная - 1 с. 10 м.,

  любой департамент - 2 с. 5 м,

  экспресс - плюс 10 м. к тарифу."

  И все в таком же духе. Еще несколько улиц, чьи названия мне, само собой, ни о чем не сообщили.

  - Чем могу помочь? - скучающе поинтересовался мужчина, выплевывая скорлупу. От него пахнет смесью мяты, алкоголя и полыни. На земле вокруг образовался немалый ковер из очистков.

  - Нам до Привокзальной, - сказал Трэго.

  - Обычный или экспресс?

  - Обычный.

  - Секунду, - "грызун" отправился внутрь сарая. Его визит породил волну утробных звуков - что-то среднее между гудением ветра в трубе и двигателем КАМАЗа. Затем началась возня.

  - Его не сожрут? - спросил я, впрочем, без толики волнения.

  - Не должны... - растерялся Трэго.

  Пару раз прикрикнув, человек наконец-то вывел под узду...

  Что это?!

  Это даже не монстр и не чудовище.

  Это страховидло!

  Если по-простому, то перед нами предстала самая настоящая тракторная гусеница с "кабиной" наверху, но только вдвое шире. Покрыта шерстью цвета нефти; она блестит на солнце, отчего кажется, что тварюга мокрая. На, прости господи, спине этого имеются три горба почти как у верблюда. На одном из горбов выбрита цифра девять. Тут что, персональные номера, как у автомобилей что ли?

  Хозяин терминала подвел чудище поближе к нам. Лап у последнего не наблюдается - оно с чавкающими звуками прокрутилось на манер колеса, оставляя за собой влажный след.

  - Перекат этот стоит двенадцать золотых. Залог вернут на Привокзальном терминале в соответствии с идентификационным номером зверя.

  Отдав деньги, мы уселись на высокую и теплую спину...

  - Как его?

  - Откуда мне знать? - пожал плечами Трэго. - Мне что, положено знать клички всех перекатов?

  - Во, перекат. Так бы сразу.

  ...Переката и плавно тронулись с места. Двигались со скоростью около двадцати километров в час. Зверь был покладистым, спокойным и очень маневренным. Уж чего-чего, а резвость точно никак не сочеталась с гротескным одухотворенным изваянием пьяного скульптора. Управлялся перекат с помощью веревок - они крепились где-то в районе подбрюшья; за какую веревку дернешь, туда и поворачивает.

  - Никак не пойму, чего они так на нас лупятся?

  Обилие смотрителей меня откровенно смущало и раздражало. Люди неотрывно смотрели нам в след так же пристально, как провожающая девушка до последнего не отводит взгляд от удаляющегося поезда, высунувшись из которого машет рукой ее любимый.

  - Все пялятся на твою ужасную обувь, про которую я смел забыть. Так бы купил тебе в довесок какие-нибудь ботинки, - хохотнул маг, но тычок в спину вразумил его. - Это экспериментальный вид транспорта, выведенный в стенах Академии, между прочим, специально для быстрого и легкого передвижения, - Трэго обернулся и понизил голос, - ну, вообще-то все не совсем так... Лет тридцать назад один недотепа, Карис Хейлиф, якобы случайно разлил зелье на собаку, и получилось такое. Но все знали, какой он чокнутый. И гениальный. Его затем и держали в стенах Академии - пользы принес много. Не обошлось без некоторых... Эксцессов. Как-нибудь расскажу. А может и сам увидишь. Совет Одиннадцати кропотливо ковырялся в бумагах Кариса, читал дневники, изучал успеваемость за последние два года...

  - К чему такое дотошное расследование?

  - К тому, что собака, на которую якобы случайно попало зелье, была, как сказать-то... Не то чтобы собакой. Пасть ее была пришита к заду и...

  - Прям змей Уробороса, - вставил я с одной единственной мыслью: наконец-то я смог употребить его хоть где-то. Всегда мечтал!

  Трэго снова обернулся в надежде получить объяснения, но я сделал вид, что ничего не засек. Толку-то, все равно не поймет.

  - Потому-то маги решили довольствоваться "официальной" версией, чтобы было красиво и величаво. Согласись, мало кому охота ездить на ошибках эксперимента и случайно появившихся созданиях.

  - Каковы хитрецы, - флегматично прокомментировал я. - И часто вы потчуете народ приукрашенными версиями?

  - Нет, - Трэго, казалось, ничуть не оскорбился тоном моего вопроса. - Только в тех случаях, когда не стоит его бередить. Лишние волнения и страхи не нужны никому.

  - Ну-ну... - не унимался я. - У нас вот тоже были подобные... Маги! - плюнул я с максимальным презрением. - Народ закормили сказками до такой степени, что у людей на них аллергия - детям с малых лет вместо волшебных историй читают гиды по городам зарубежья. Лишним не будет. А у тебя отвратительнейшая привычка: регулярно, когда я задаю самый простой вопрос, требующий неприхотливого и прямого ответа, ты теряешься и пускаешься в такие дебри, что у меня возникает желание вызвать МЧС. Я не против слушать твое вещание, ведь оно несет для меня какое-никакое знание, но это как черпать воду дуршлагом в попытке напиться. Прелюдия закончилась, спрашиваю вновь. Почему. На нас. Смотрят. - С нажимом закончил я.

85
{"b":"256187","o":1}