ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сравнил! – Митчелл с шумом выдохнул ртом и закатил глаза. – Пол влип. У него зависимость. Он варил зелье прямо в ванной. Ты же не видел, чтобы я это делал.

– Пока не видел.

За спиной раздались шаги.

– Я буду трахать ее вслед за тобой? – Митчелл поднял голову.

Я на секунду прикрыл глаза и вздохнул. Совсем парень с катушек съехал.

– Митч, попридержи язык.

– Да пошел ты! – бросила ему Джана, останавливаясь за моей спиной.

Ее длинные светлые волосы были увязаны в подобие конского хвоста, болтающегося на спине. Джана была тощей и загорелой. Ее почти детские запястья я легко обхватывал пальцами. Посмотришь – хрупкое, нежное создание. Но ее хрупкость как нельзя лучше подтверждала выражение: «Внешность обманчива».

Она привалилась к спинке моего стула и поцеловала меня в губы. Вся одежда Джаны состояла из футболки и трусиков. Мне не понравился вопрос Митчелла, но, когда девка появляется перед твоим соседом в таком виде, едва ли захочется сказать что-то высокоморальное.

Джана прошлепала к холодильнику, открыла его. Мелькнули ее голые загорелые ноги. Она была горячей – этого у нее не отнимешь, но я уже жалел, что пустил ее к себе в постель.

– Расслабься, старик, – посоветовал Митчелл и продолжил рыться в шкафчике.

Из кухни я двинул в душ. Джана полезла туда вместе со мной. Вообще-то, утром девицы у меня долго не задерживались и уж тем более не лезли в душ. Но как ее выгонишь, если она, оказавшись в ванной, сразу же встала на колени и начала делать мне минет? Мне хотелось вытолкать ее из квартиры, но я застыл на месте. Я стоял с закрытыми глазами, сжимая ее голову. Она взяла у меня почти по самые яйца. Покажите мне парня, который прервал бы этот процесс. Но я все-таки старался. А она старалась доставить мне побольше удовольствия.

Удовольствия я не испытывал. Наоборот, мне было паршиво. Джану волновало собственное неумение делать минет.

Потом она бросила это занятие, встала во весь рост и уперлась в меня сиськами. Горячая вода показалась мне прохладной.

Джана хитро улыбалась.

– Хочу с вами обоими сразу, – сказала она, слегка укусив мой подбородок.

Сам не знаю, почему я согласился. Затмение какое-то на меня нашло. Но уже через несколько минут мы все оказались на диване. Митчелл лежал, Джана на нем, а я – позади нее, на коленях. В отличие от меня, Митча вполне устраивал ее минет.

Да, мы с Митчем не были святыми. Мы жили в одной квартире, и каждый водил к себе девиц. Те знали, зачем их сюда привели, и хотели потрахаться не меньше нас. Но секс втроем был не в наших правилах. Да и девицы, которых мы находили, любили покувыркаться в постели, но не с двумя парнями сразу. Такие неуемные, как Джана, попадались очень редко. Я вообще не мог привыкнуть к сексу втроем. И не собирался привыкать. Правда, Джана была не первой, кого мы с Митчем окучивали вместе. Когда такое случалось, мне было не до наслаждений. Я старался не поцапаться с Митчем, который делался неуправляемым. А потом мне всякий раз становилось противно. Я стыдился самого себя. Увы, стыд был недостаточным сдерживающим фактором, и, если подворачивалась сучка вроде Джаны, я обычно соглашался.

Когда Джана ушла, а Митчелл снова взялся наводить блеск, я вторично полез в душ, после чего отправился помочь матери с переездом. Дом, в котором я вырос, порядком обветшал. Он принадлежал не нам, все эти годы мы его снимали. Мать решила обзавестись собственным жильем, но у нее была плохая кредитная история. Тогда я взял кредит на свое имя. Теперь мать переезжала в новый дом в другой части города.

Возле нашего старого дома уже стоял фургон. Джеймс, новый мамин друг, заносил туда коробки.

Он по-мужски обнял меня и сразу ударился в свою обычную болтовню. Спрашивал, как мои дела. Говорил, что моей матери повезло с таким заботливым сыном. Все это было излишним. Джеймс мне и так нравился. Я уже вырос из того возраста, когда мальчишки ревниво относятся к мужчинам, видя их рядом со своими матерями. Но Джеймс с завидным упорством продолжал свои усилия. Ладно, пусть болтает, пока батарейка не сядет.

– Это последняя, – сказала мать, подавая Джеймсу очередную коробку.

Избавившись от груза, она обняла меня.

– Как твоя новая работа?

– Пока неплохо. Даже не думал, что мне там так понравится.

– Рад за тебя, – сказал Джеймс, вылезая из фургона. – Я десять лет занимался строительством. Гораздо лучше, чем торговать фастфудом или торчать в офисе.

Он был на несколько дюймов ниже матери. В рыжеватых волосах мелькали седые прядки. Внешне Джеймс не соответствовал типажу мужчин, которые нравились матери. Наверное, все решил его характер.

– Ну что, будем выносить мебель? – спросил я, обрывая воспоминания Джеймса о его строительном прошлом.

– Начинайте с горки, – сказала мать. – Только несите с предельной осторожностью. Мне она досталась от мамы, и…

– Мы с Элиасом все знаем, – остановил ее Джеймс. – Перенесем, как по воздуху.

Мы вошли в опустевший дом. Старый сервант был громоздким и тяжелым. Мать следила за каждым нашим шагом, боясь, как бы мы не уронили семейную реликвию и не разбили стеклянные дверцы. Но горка благополучно заняла свое место в фургоне. Для большей надежности мы ее обвязали старыми одеялами. Я сошел по пандусу и… Казалось, мать забыла про мебель. Она стояла с побелевшим лицом, как будто увидела призрака. Я повернулся и мгновенно все понял.

В конце проезда стояла Брей и смотрела на меня.

Глава 5

Элиас

У меня заколотилось сердце. Сильно, до головокружения. Кажется, я даже охнул. Впрочем, вряд ли. Я не мог ни шевельнуться, ни вздохнуть. Голова отказывалась работать.

Не знаю, сколько времени мы с Брей просто стояли в разных концах подъездной дорожки, глядя друг на друга. Долго. Мне хотелось броситься к ней, подхватить на руки и целовать так, как еще ни разу не целовал. Но за полсекунды до этого я остановился. Включился мозг.

Я должен проявлять сдержанность. Я ведь не знал, почему и зачем Брей вдруг появилась здесь после четырехлетнего отсутствия. Ее не было целых четыре года. Четыре долбаных года! Может, она приехала взглянуть, как я тут без нее. Рассказать о переменах в своей жизни. Похвастаться, что вышла замуж и успела родить. Я едва не потерял самообладания, едва не превратился в комок эмоций на глазах у нее, матери и Джеймса. Я выстоял. Проглотил стоявший в горле комок и выдохнул воздух, который удерживал в себе все эти минуты.

– Брей? – произнес я, делая несколько шагов вперед.

Она улыбнулась. Ее улыбка была робкой, едва заметной. Но, увидев, что я иду к ней, Брей заулыбалась своей прежней, такой знакомой улыбкой.

– Привет, – тихо произнесла она.

Руки она держала впереди, изогнув так, словно в них была корзиночка. Свои длинные темные волосы она убрала за уши. Брей была такой, какой я ее помнил: нежной, хрупкой и прекрасной. Добавьте к этому громадные синие глаза и обворожительную улыбку. Когда она улыбалась, в ее глазах вспыхивали огоньки, как у персонажей мультиков. Сколько я помню, Брей всегда производила впечатление ангельского создания… пока не открывала рот. И тогда впечатление мгновенно исчезало, как исчезает зеркало пруда под напором ветра.

Но сегодня все было как-то по-другому. Брей не до конца походила на прежнюю себя. Что-то ей мешало. А может, ей не хотелось наступать на старый след.

Я покосился на фургон, потом на оторопевшую мать.

– Дорогой, ты иди, – сказала она. – Мы с Джеймсом и сами управимся.

Помимо Митчелла и, в меньшей степени, Алин, мама была единственной, кто знал долгую историю моих отношений с Брейел Бэйтс. Она знала, как я люблю Брей, и все эти годы неоднократно убеждала меня съездить в Южную Каролину, найти Брей и рассказать о своих чувствах.

Джеймс ничего не понимал. Он лишь угадывал, что план переезда сорвался.

– В самом деле, Элиас, – сказал он, глуповато улыбаясь. – Я и соседа попросить могу.

7
{"b":"256189","o":1}