ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако если Карен и причастна, то лишь в определенной мере. Может быть, она разработала план вымогательства? Если так, то гангстер мог отстранить ее от осуществления этого плана и сам взяться за дело. Он сказал мне, что хочет, чтобы я знал: речь идет о бизнесе. Доказательством являются мое похищение и угон моего автомобиля. Если он пытается вымогать у меня деньги, почему не выдвинул для начала то или иное требование?

Зачем он убил Мэри? Она абсолютно ни в чем не виновата.

Вновь звучит мой внутренний голос: «Что, если Мэри тоже принимала в этом участие? Что, если в последний момент она передумала и они убили ее, чтобы заткнуть ей рот?»

Мой внутренний голос всегда предполагает худшее. Но нет, Мэри была хорошим другом. Я всегда подозревал, что она любит меня больше, чем собственную сестру. Она никогда не предала бы меня ради денег.

Но мой внутренний голос не собирается умолкать. Он бьет меня ниже пояса вопросом, от которого у меня мутится в голове:

«Что, если к этому причастна Рейчел?»

Глава 8

Я размышляю об этом. Если бы Рейчел узнала о Карен, она устроила бы грандиозный скандал и потребовала бы развода. Но все, что нам пришлось бы делить, – наш купленный по ипотеке особняк и мой небольшой официальный заработок. Поэтому, если бы Мэри предложила убить меня, Рейчел сказала бы, что ей это невыгодно, поскольку все мои доходы представляют собой исключительно плоды трудовой деятельности. Если бы меня убили, ей досталась бы лишь небольшая сумма на нашем банковском счете. В силу этого они разрабатывают план вымогательства у меня денег. Мэри привлекает к осуществлению этого плана гангстера, и тот убивает ее, чтобы она не проговорилась.

Если дело обстоит именно так, Рейчел не знает, что Мэри убита.

Я тряхнул головой, отгоняя эти мысли. В глубине души мне не верится, что Рейчел или Мэри имеют какое-либо отношение к этим ужасным событиям. Скорее всего, Карен предприняла что-то, что быстро вышло из-под ее контроля, и в результате Мэри мертва, а Рейчел лежит на полу кухни…

Что же все-таки случилось с Рейчел? Кто сделал это с ней и зачем? Я сворачиваю на выезд на Бланкенбейкер. Шины моего автомобиля визжат, катясь вверх по широкому закругляющемуся пандусу. Я смотрю на часы. Надеюсь, она не пострадала физически. Разумеется, она напугана, но они не стали бы причинять ей вред.

Не стали бы, если б получили деньги.

Я зажигаю подфарники и включаю третью скорость. Снова смотрю на часы. Гангстер купил для Рейчел бюстгальтер в качестве компенсации. Он не сделал бы этого, если б знал, что она не сможет носить его.

Если только он не предназначается для ее похорон.

Я чувствую, как у меня в животе закипает желудочный сок. В очередной раз смотрю на часы. Я узна́ю, что случилось с Рейчел, примерно… через четыре минуты.

Дело не в любовной интрижке. Следуй за деньгами. Они убили Мэри, чтобы продемонстрировать мне, на что способны. Они распяли на полу и сфотографировали Рейчел, чтобы показать мне, что для них не составляет труда проникнуть в мой дом. Буквы «К» и «В» свидетельствуют о том, что им известно обо мне кое-что, что может быть использовано для разрушения моего брака.

Во многом предстоит разобраться, но не нужно обманывать себя, Сэмми. Все дело в деньгах. Они решили, что, если просто выдвинуть требование, это не произведет должного эффекта, и поэтому устроили шоу с насилием и угрозами, смысл которого очевиден: плати, и мы не расскажем Рейчел о Карен; плати, и Рейчел останется в живых.

Ладно, если я прав и это предупреждение, с Рейчел должно быть все в порядке. Возможно, ее накачали наркотиками, и тогда я смогу отвязать ее, уложить обратно в постель и уничтожить бюстгальтер. Но они, судя по всему, настроены решительно. Они уже убили Мэри. В полной ли мере я осознал всю серьезность этого предупреждения? Они хладнокровно убили сестру Рейчел, прямо у меня на глазах…

Теперь я нахожусь в двух кварталах от жены, и первая мысль, которая приходит мне в голову, – объехать квартал кругом и удостовериться в том, что меня никто не поджидает. Затем понимаю, насколько это глупо, поскольку я являюсь единственным владельцем «Ауди R8» в городе. Если они следят за мной, объеду я квартал или нет, это ничего не изменит.

Я с ревом въезжаю на свою подъездную аллею, нажимаю кнопку дистанционного управления дверью и вхожу в гараж. Снова нажимаю кнопку, чтобы закрыть за собой дверь. Зачем облегчать полицейским жизнь, демонстрируя им, что я дома?

Преодолеваю четыре ступеньки крыльца, ввожу код, чтобы открыть входную дверь, и бегу по коридору. Мой дом огромен – 13000 квадратных футов, – но кухня расположена недалеко от входа. Я вхожу в дверной проем и вижу в центре помещения большой гранитный остров – четыре фута в высоту, четырнадцать футов в длину и шесть футов в ширину. Хотя он называется гранитным, только верхняя часть его выполнена из гранита. Основание является деревянным, на одной его стороне располагаются шкафы, на другой стулья бара. Судя по фотографии, Рейчел лежит на другой стороне, сразу за стульями, скрытая от взгляда со стороны дверного проема.

Неожиданно мое сознание пронзает мысль: «Что, если там кто-нибудь прячется, поджидая меня?»

– Рейчел! – зову я, прежде чем двинуться вперед.

Я не ожидаю услышать что-то иное, кроме ее сдавленного голоса, но отсутствие каких-либо звуков вызывает у меня тревогу.

Я зову ее громче, еще и еще, но ответом мне служит все та же зловещая тишина.

Мною овладевает нерешительность. Мой внутренний голос кричит: «Это западня!» На несколько секунд я задумываюсь. «Что мне делать? Мертвый я не смогу спасти Рейчел». Чем больше я размышляю об этой ситуации, тем больше признаков западни нахожу в ней. Но если это западня, почему бы им не выскочить из-за острова и не начинить мое тело пулями?

Возможно, Рейчел лежит там сейчас и умирает. Возможно, они избили ее и оставили умирать. Или привязали ее слишком туго, и она задохнулась…

Это Рейчел, женщина, на которой я женат. Почему кто-то решил наказать ее?

Дело не в Рейчел. Дело в «Локдаун Т 3». Кому-то нужны коды.

Теперь я понимаю: что бы ни произошло с Рейчел – это моя вина. Из-за меня она претерпевает страшные мучения. Все это должно иметь отношение ко мне и людям, с которыми я имею дело, моему «привилегированному» клиентскому списку, куда входят наркобароны, террористы, сумасшедший паралитик с человеконенавистническими наклонностями, профессиональный убийца…

Наш дом стоит три миллиона долларов, без учета мебели. Во время его проектирования по нашему обоюдному желанию были предусмотрены комнаты для мальчика и девочки на втором этаже – с чердаками и большими стенными шкафами с секретными отделениями. Это было давно, когда мы еще мечтали о детях и занимались сексом на более или менее регулярной основе. Одним из моментов, в отношении которых наши мнения расходились, была огромная глыба гранита в кухне. Она не понравилась мне еще на чертеже, но я с самого начала предоставил Рейчел карт-бланш в оформлении кухни и семейной комнаты и поэтому был вынужден смириться.

Мы рассчитывали, что этот дом нашей мечты сблизит нас, и мне не хотелось, чтобы какой-то дурацкий гранитный кухонный остров встал между нами. И вот минуло два года, и он снова стоит между нами – вероятно, в последний раз. Я не решаюсь повернуть за угол, боясь увидеть там что-нибудь ужасное.

Тут мне приходит мысль: «Транквилизатор! Точно! Они дали ей транквилизатор, и пока она находилась в бесчувственном состоянии, написали на чашечках ее бюстгальтера буквы «К» и «В». Действие транквилизатора может продолжаться до трех с половиной часов». Очень даже может быть.

Преодолев страх, я начинаю обходить гранитный остров. Хотя мне известно, что с Рейчел все в порядке, я имею довольно ясное представление о том, что увижу на другой стороне. Я делаю глубокий вдох и стискиваю зубы.

6
{"b":"256196","o":1}