ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы говорите ерунду, – проворчал он. – Брюгге – старый исторический город.

– Здание муниципалитета, церкви и колокольня – настоящие. Спору нет, – все так же снисходительно улыбаясь, проговорил немец. – Но остальные здания либо построены в неоготическом стиле, либо отреставрированы так, что их нельзя узнать, либо же, как я и говорил, просто подделка и ничего больше. Так что здесь и правда практически нет ничего стоящего.

– Дитрих! Что вы говорите? – возмущенно воскликнул мистер Джордж.

Рука мистера Джорджа дрогнула, и он расплескал полбокала шампанского за пятьдесят марок.

– Можете мне не верить, – надменно глядя на своего собеседника, проговорил Дитрих. Он опять сделал глоток из своего бокала.

Френкель решил последовать его примеру и выпить холодного виски с колой. Больше всего на свете ему хотелось наброситься на этого негодяя из Германии с кулаками.

– Я могу открыть вам один секрет, подтверждающий мою правоту, – все больше и больше распаляясь, заявил Фиддл.

– Не стоит, Дитрих, не стоит. Я и так вам верю. Честное слово, – пытался утихомирить Фиддла мистер Джордж. – Не хотите ли кофе? Я могу попросить официанта принести нам по чашке.

– Вы в своем уме? – гневно сверкая глазами, прокричал немец.

– Все хорошо, Дитрих, – попытался успокоить его мистер Джордж. – Я готов вас выслушать. О чем вы хотели мне рассказать?

– Сначала я хотел бы заказать бутылку шампанского, – проворчал Фиддл.

Андриана Френкеля эта сцена забавляла. Уже неоднократно ему приходилось наблюдать резкие перемены настроения у членов высшего общества. Они менялись на глазах. Еще минуту назад этот немец был образцом для подражания. Теперь же он совершенно забыл о приличиях.

Мистер Джордж поднял палец, чтобы подозвать официанта. Жак, словно старая гончая собака, мгновенно прибежал на зов.

Дитрих Фиддл ждал возвращения Жака, нетерпеливо постукивая пальцами по столу. Вскоре официант вернулся уже с третьей по счету бутылкой «Руинарта». «Не многовато ли для одного вечера?» – с усмешкой подумал Андриан Френкель.

– Мой отец знал всю подноготную брюггевского искусства, – снова заговорил Дитрих, осушив свой бокал. Теперь, успокоившись, немец произносил слова гораздо тише. Поэтому Френкелю приходилось вытягивать шею, чтобы ничего не пропустить. – Он был осужден за…

Немец все говорил и говорил. С каждой минутой волнение Френкеля усиливалось. Кровь стучала в висках, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Как такое возможно? Получалось, что немец – сын того негодяя. Френкелю и в голову не могло прийти, что ему когда-нибудь доведется встретить одного из родственников того человека. Да еще здесь, в Брюгге.

Вскоре мистер Джордж и немец покинули бар. Бутылка шампанского на их столике осталась почти нетронутой. Андриан поставил стакан с остатками виски на маленький столик у диванчика, на котором все это время сидел, и направился к стойке. Он успел совершенно протрезветь.

– Я могу расплатиться своей картой «Виза»? – обратился Френкель к бармену.

– Боюсь, с этим могут возникнуть проблемы, – сказал Марио. Лицо его стало непроницаемым.

Андриан понимал, что бармен явно решил схитрить. В «Итальянской вилле» наверняка можно было расплачиваться с помощью кредитных карточек. Но в таких случаях официантам и барменам не доставалось чаевых.

Френкель подписал чек и направился в сторону туалета. В этот момент он и думать забыл о квитанции, которую он должен был предъявить своему боссу.

Глава 2

Снег пошел около шести часов утра. Первые робкие снежинки медленно кружились в воздухе и ложились на землю, покрывая ее белым мягким одеялом. А к тому времени, как дворник Джино Хилдерсон вышел на работу – в половине девятого, – все улицы уже были покрыты толстым слоем снега. В это холодное зимнее утро город выглядел так, словно сошел с картинки из волшебной сказки. Джино ехал по пустынным в этот ранний час городским улицам на своем трехколесном Piaggio. Несмотря на отсутствие транспорта, ехать было трудно. Piaggio то и дело буксовал на снежных заносах. Около Рыбного рынка Джино подобрал свой первый за сегодняшнее утро мусор. Это была пустая консервная банка.

На Блайнд-Эзел-стрит Джино машинально снизил скорость. В начале улицы стоял дорожный знак, запрещающий превышение скорости. Но тут же Джино мысленно обругал себя за глупость и опять поехал быстрее. Он, как и многие водители, всегда нарушал правила. Таким образом ему удавалось сэкономить несколько драгоценных минут. При этом он шел на разные ухищрения, чтобы избежать штрафа и выговора от полиции.

Но около здания муниципалитета Джино поневоле пришлось задержаться. Его Piaggio забуксовал на большом снежном заносе. С большим трудом Джино удалось выехать на ровную дорогу. Но тут внимание дворника привлекла одна странная деталь. В двух ярдах от него лицом вниз лежал человек. Джино резко нажал на тормоз, слез с Piaggio и подошел к лежащему на снегу человеку. Тихонько выругавшись, Джино наклонился и дотронулся до его плеча. Мужчина не пошевелился – он вообще не подавал никаких признаков жизни.

– Ты слишком много выпил, приятель, – посочувствовал дворник.

Он окинул лежавшего на снегу мужчину задумчивым взглядом. Мужчина был одет в дорогое светло-коричневое пальто из верблюжьей шерсти. Туфли его были начищены до блеска.

Джино охватило смутное беспокойство. Он опять взглянул на лежащего на снегу незнакомца. Разве такие хорошо одетые господа валяются на улицах пьяные? Раздражение, охватившее было Джино, когда он заметил лежащего на снегу, начинало проходить. Он понял: здесь что-то не так.

Джино потряс незнакомца за плечо.

– Эй, приятель! Ты как? Все в порядке? – спросил он. Голос его прозвучал неожиданно хрипло.

Мужчина застонал.

– Ну слава богу, – облегченно вздохнул Джино. – Пойдем, приятель. Вставай. Подожди, я дам тебе руку.

Джино был образцовым работником и порядочным человеком. Поэтому ему и в голову не пришло бросить незнакомца на произвол судьбы и отправиться по своим делам. Он взял мужчину под руки и оттащил его к стене здания муниципалитета. Мимоходом он взглянул на объявления о предстоящих свадьбах в стеклянных витринах.

– Ну как? Тебе уже лучше? – спросил Джино, озабоченно заглядывая ему в лицо, и сам поразился собственной глупости.

Незнакомец – а это был довольно пожилой мужчина – выглядел просто ужасно: лицо его было смертельно бледным, губы посинели. Джино наклонился к нему и принюхался. Как он и предполагал с самого начала, этот человек был пьян – от незнакомца несло перегаром, как из винной бочки.

– Значит, ты действительно напился, приятель, – удовлетворенно констатировал Джино.

Словно в тумане, Дитрих Фиддл – а это был именно он – услышал голос какого-то иностранца, но звуки доходили до него как сквозь толщу воды.

Джино в замешательстве уставился на него, в задумчивости пожевал давно потухшую сигару. Мужчина между тем принялся медленно сползать вниз. И только теперь Джино заметил страшную рану на его виске и запекшуюся кровь, покрывавшую всю левую сторону его лица.

– Проклятье! – воскликнул Джино. – Подожди немного, приятель. Я скоро вернусь.

С этими словами Джино бросился бежать в сторону Бург-сквер, а потом свернул на Брейдел-стрит. А вообще путь его лежал на Рыночную площадь. Там стояло несколько телефонов-автоматов. К счастью, среди них оказался один старого образца, который принимал монеты, и Джино смог позвонить без карточки, которой у него не было.

Джино долго не мог дозвониться.

– Алло! Это девять-один-один? – прокричал он, когда наконец услышал в трубке мужской голос.

– Да. Что у вас случилось? – невозмутимо спросил Джозеф Дементс.

– Необходима срочная помощь. На улице человек истекает кровью. Не могли бы вы кого-нибудь сюда послать? – слегка приободрившись, проговорил Джино.

Дементс затушил сигарету, бросил окурок в стеклянную пепельницу, стоявшую на столе перед ним, и взял из стаканчика шариковую ручку.

3
{"b":"256198","o":1}