ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Арман, кто тут из присутствующих и должен просить прощение, так это я. Никто же не ожидал, что я смогу выкинуть нечто подобное. И ничего удивительно, что все перепугались за младенца, когда я над ним что-то смагичила. Так что, молю, простите меня за то, что доставила вам столько хлопот и заставила нервничать из-за себя. Я постараюсь больше не допускать подобного.

- Но....

Арман пытается что-то возразить, но я же вижу, что ему стало намного легче оттого, что сама признала вину за собой. Не знаю как и не знаю почему, но я словно наяву вижу, вокруг него закручиваются мысли - облегчение и радость, такие чувства человек испытывает когда с его плеч снимают неподъемный груз ответственности.

Это моя магия? Или мне почему-то стали доступны секреты человеческой души? Бред.

- Я тогда, наверное, домой пойду. - Это большой человек мнется, словно ребенок перед взрослым. Мне хочется улыбнуться, но это сейчас как никогда неуместно. - Мира с маленьким там одна, так что, я пойду, пожалуй. Спасибо за теплый прием, как-нибудь зайду ещё.

Ну и, кто-нибудь объяснит мне, что это сейчас тут такое было? Ян молчит, словно это его вообще не касается. Он вообще все время молчит, только рассматривает собственную кухню, словно впервые её увидел.

- Ладно. С этим все понятно. - Не хочу обсуждать случившееся и думать об этом тоже не хочу. - Ты голоден? Пойдем кушать.

*****************

Потихоньку, помаленьку у меня получалось обживать дом Яна. Теперь, при нахождении в нем не создавалось впечатления загроможденного склада ненужных вещей. Единственное место, куда я не решилась залезть - это комната самого Яна. Почему? Во-первых, страшно, во-вторых, вроде как неприлично.... Хотя, не мне говорить о приличиях, живу в одном доме с мужчиной, который мне никто. Ну, а в-третьих, он там разбирался сам, после того, как на четвертый день присоединился к моим старательно-копательным работам по приведению холостяцкого жилища в пристойный вид.

Все равно заняться мне было особенно нечем. На улицу я не рвалась, да и не пустил бы меня Ян одну, а с ним, словно с конвоиром прогуливаться по центральной улицы деревни мне не хотелось. К Мире и Арману в гости мне тоже не особо хотелось и это нежелание не смог перебороть даже интерес посмотреть на малыша и узнать как у него дела.

Из всей этой уборочной эпопеи я вынесла две вещи. Первое, это то, что в старом хламе можно найти такое.... Вобщем, если мы просидим тут ещё с год, то мне всяко будет, чем заняться. А второе, это то, что труд сближает. И пусть мы до сих пор разговариваем только в крайних случаях, но все же разговариваем. Былую легкость в общении восстановить так и не получилось. Иногда мне кажется, что те вольности, что Ян позволил нам в тот день вообще лишь мои фантазии. И только те редкие обжигающие взгляды, которые я на себе ловлю, служат подтверждением того, что если я и схожу с ума, то точно вместе с ним.

Это радует. Быть помешанной одной было бы скучно.

Так продолжалось до того самого момента, пока в один прекрасный день не наступил перелом зимы. Морозы уже как неделю отступили, оставив за собой промозглый холод, днем, по-весеннему теплое солнышко выбивало холод из льдинок на крышах домов и тогда, на все лады, по дворам разносилась задорная капель. А однажды, одним прекрасным утром я заметила на заборе ярко-красное пятно. Самый главный признак надвигающейся весны, красноперая птичка Нут, чьи свадебные песни, веселыми трелями оглашая округу с самого утра и до позднего вечера, окончательно прогонят зиму.

Пришла весна. Природа оживает. Запели птицы, скотина у деревенских беспокойно себя ведёт, предчувствуя скорую свободу и вольный выпас на свежей травке. Все это конечно хорошо, вот только двор у нас теперь похож на огромную лужу. Нет, не на лужу. На мелкий прудик. Собственно, не только у нас за окнами стоит вода. Она теперь везде.

Неожиданно резкое потепление за несколько дней растопило сугробы, высвободив из ледяного плена огромное количество воды. Так что теперь на улицу просто так не выйти, только если на крыльце постоять. Из непромокаемой обуви у нас на двоих только одни сапоги, которые и Яну-то велики. Я же из них вообще выпадаю.

Вот и получилось так, что "мечта" о покатушках на блондиновских закорках до бани и обратно осуществилась сама собою.

Что ещё сказать?

Хм.... Ян полностью признал моё право хозяйки дома. И даже не возмущается, когда я прошу его что-то сделать. Полку там пробить, воды натаскать. Да что говорить, он даже мне готовить помогает, по собственной инициативе. Наверное, боится, что я его и себя заодно отравлю ненароком. Стирать вот тоже не даёт, уносит куда-то, возвращаясь с чистым и уже отглаженным. Я не противлюсь. Стирка это не моё.

А ещё, совсем недавно, дня четыре, наверное, как, я заметила, что Ян стал ещё больше меня сторониться. А вчера, вдруг ни с того ни с сего, притащил от Миры мне сапоги. Сегодня я закончила себе теплые шерстяные носки, теперь эта обувка мне даже впору.

Мы почти не разговариваем, да и как можно поговорить, если видишься всего от силы пару раз за день.

Я так и не узнала ничего о том, что же будет со мной дальше.....

У меня такое чувство, что мы словно двое супругов, раньше не знавших друг друга до свадьбы. Все как по учебнику, в полном соответствии с этикетом. Ничего не значащие монологи, редкие встречи за общим столом. Слуг вот только не хватает, да и дом не настолько большой, чтобы без вреда для собственного времяпрепровождения, спрятаться от супружника.

И как так большинство живет? Наверное, в таких случаях только клубы, да подружки и спасают.

Так прошла ещё неделя.

Глава 7

Сегодняшнее утро не стало бы исключением в череде одиноких будней за рукоделием, если не цепь совершенно неожиданных событий.

Во-первых, проснулась я в несусветную рань от непонятного шуршания. Спросони мне даже показалось, будто вода взяла своё и у нас, то ли крыша, то ли подпол, но что-то точно протекло. С криком подскочив с кровати, рухнула сама, запутавшись в одеяле, и уронила на пол Магистра. Который, тоже не особо понимая, что происходит и из-за чего паника, с диким мявом рванул к Яну на второй этаж, откуда уже слышался топот. Мой герой рвался ко мне на помощь.

- Что случилось? - Мужчина, ворвавшийся в комнату, был в этот самый момент прекрасен, словно разгневанное божество. Глаза горят янтарным светом, волосы растрепаны, в руках какая-то железяка и сам он в одних штанах на голое тело.

У меня дыхание перехватило. Сижу на цветастом лоскутном ковре, который достала из необъятных закромов этого дома, в одной ночнушке и, глупо хлопая глазами, не могу выдавить из себя ни единого слова.

- Амина....

Кап-кап-кап....

Шурх-шурх!

Кап!

- Вода. - Важно изрекаю, красноречиво подняв палец вверх. - Меня разбудила вод-да. Мы, наверное, утонули и у нас в доме вода.

- Э? Вода? - Мужчина прислушался, а мне в предрассветных сумерках даже показалось, что у него под волосами зашевелились ушки... Кошачьи такие, беленькие.

Кажется, я брежу или вообще, все ещё сплю и, мне все это только грезится. Да, точно, совершенно точно.

- Не волнуйся, это просто вода уходит. - Мужчина расслабился, отставил меч в угол, а сам присел на стоящий здесь же сундук. - Весна добралась и до каньона. Видимо сегодня ночью не было заморозков, нанос растаял, вот вода и уходит теперь из нашей низины.

- Уходит? Куда? В каньон что ли? - Я себе этот каньон-то очень смутно представляю, а уж уходящую в него воду и подавно. - Это что же получается, там речка будет летом, раз столько воды туда уйдет. Так зачем же тогда лететь через него? Не проще ли будет нам просто переплыть? Тогда я не понимаю, почему там до сих пор нет моста?

- М-м-м. - Ян на минуту задумался. - Ну, наверное, потому, что это просто невозможно. Да и вообще, как ты себе это представляешь?

Пожимаю плечами. Никак я себе это не представляю, потому что просто не знаю, как этот самый каньон выглядит.

57
{"b":"256209","o":1}