ЛитМир - Электронная Библиотека

Он мог быть уборщицей в кабинете Ирдышина, у которой имелись ключи от всех нужных помещений. Работником столовой, в которой Ирдышин постоянно перекусывал. Курьером, изо дня в день приносившим ему корреспонденцию. Мелким менеджером в одной из многочисленных управленческих структур его клиник.

В общем, мелкой сошкой, человеком бесцветным и незаметным, который уже давно работает на своем месте, не возбуждая никаких подозрений и вообще мало когда попадаясь на глаза Олегу Петровичу.

А сам в это время лелеял единственную мечту: расправиться с ним!

И это стройно вписывалось в теорию о том, что враг уже давно втерся в доверие и все эти годы наблюдал и выжидал, собираясь рано или поздно нанести удар.

Удар сокрушительной силы и с наибольшим медиальным эффектом.

А если скандал случится на открытии центра красоты, на которое приглашены представители ведущих СМИ страны, то эффект в самом деле будет максимальным.

Если бы только скандал… А что, если автор анонимки задумал, например, убийство или даже теракт?

Впрочем, для теракта требовалось большое количество взрывчатки или отравляющих веществ, а пока ничто не указывало на присутствие чего-то подобного на территории центра красоты.

А вот убийство… Одного или даже нескольких человек, совершенное под стрекочущие телекамеры, возымеет, конечно же, эффект разорвавшейся бомбы. Для этого и саму бомбу взрывать не потребуется…

Многое указывало на то, что автор анонимки намеревался поступить именно так. Многое, но не все. Существовала вероятность, что он задумал иной, в корне отличающийся от обычного, план. И что остановить реализацию этого плана невозможно.

Когда Егор намекнул на это шефу, Дмитрий Алексеевич потрепал его по плечу и сказал давно знакомым тоном:

– Не забивай себе голову всякой чепухой, Шубин. Лучше делай то, что тебе поручено. А думать и делать выводы буду я сам.

На это Егор ничего не ответил, выдержка у него был отличная. Что же, если шеф хочет, то пусть не верит. А вот он поступит иначе.

– Повода для беспокойства нет! – сообщил шеф, завидев подходящего к ним Олега Петровича Ирдышина. – Все под контролем, под моим полным контролем! Обещаю вам, что никакого прокола не будет. Потому что наше агентство еще ни разу не оказывалось в дураках!

Егор отвернулся, прекрасно зная, что это вранье. Сколько раз они проваливали задания, упускали виновных! Однако клиентам знать об этом не обязательно – они всегда получали ту информацию, которая устраивала Дмитрия Алексеевича. И которая позволяла требовать гонорар по максимуму.

– Отлично, просто отлично! – отозвался хирург, и его лицо буквально расцвело. Было заметно, что от лживых слов Дмитрия Алексеевича у него камень с души свалился. – Подготовка к открытию идет полным ходом. Вы ведь обещаете, что все пройдет без сучка без задоринки?

– Обещаю! Даю вам свое слово! – заявил, не моргнув глазом, шеф, который никогда не скупился на такие заявления. И Егор знал: если даже потом и происходило что-то непредвиденное, Дмитрий Алексеевич всегда находил этому логическое объяснение и умело выворачивался.

Шубин отошел в сторону, думая, что, кажется, шеф ведет себя уж слишком самоуверенно. И внушает клиенту ложное чувство спокойствия. Но таковы незыблемые правила, потому что сказать Ирдышину, что остановить безумца, если тот что-то задумал, нереально, было бы, конечно, безответственно.

Вздохнув, Егор сказал себе, что рано или поздно этот день закончится. И вечером они будут в курсе, удался ли план автора анонимки или все оказалось словесным пшиком.

Однако насчет последнего он отчего-то уверен не был.

Наблюдая за множеством рабочих, которые сновали туда-сюда, занимаясь подготовкой к торжественному приему, Егор машинально взглянул на часы и отметил, что до начала, намеченного на шесть вечера, осталось немногим более восьми часов.

А затем он бросил взгляд на список, который сам же и составил, – в нем значились члены семейства Ирдышина, а также люди, которые могли в ближайшее время стать таковыми. Потому что при расследовании подобного дела нельзя было сбрасывать со счетов родственников потенциальной жертвы.

Ведь автор анонимки мог быть тайным врагом, притаившимся даже в семье. Их агентству уже приходилось, и не раз, заниматься делами, когда истинным виновником драмы оказывался не мифический преступник со стороны, а один из близких и любящих людей.

Ну, или, в данном случае, – один из ненавидящих.

Итак, кто же относился к ближнему кругу Олега Петровича Ирдышина – и кто имел допуск к его семейным тайнам и, не исключено, к конфиденциальной информации, игравшей такую большую роль в этом деле?

Его супруга Жанна, двадцати восьми лет. Бывшая участница группы «Позолота», бывшая ведущая ряда программ на радио и телевидении. И вот уже в течение семи с небольших лет – законная жена Олега Петровича. А также мать его детей, близнецов Лизы и Пети.

Удивительно, но факт: младших детей хирурга звали точно так же, как старших, от первого брака. Видимо, Ирдышину доставляло какое-то особое удовольствие назвать своих отпрысков в честь отца Петра и матери Елизаветы, уже давно покойных.

Егор задумался над тем, как отнеслась жена Ирдышина Жанна к предложению супруга назвать новорожденных так же, как уже звали его старшую дочь и сына. Вряд ли с восторгом… Но в итоге их назвали именно так – и не иначе. И это свидетельствовало о том, что всем в доме заправлял именно Олег Петрович.

А также о том, что он, судя по всему, был отчего-то недоволен своими старшими детьми. Хотя дочку свою, кажется, обожал, но относился к ней как к драгоценной, но безмозглой кукле. Сына же третировал и постоянно был недоволен его экономическими решениями. Да, отцом Ирдышин был далеко не самым хорошим…

Что ж, его дети от первого брака… От того самого первого брака с Мариной Сергеевной, его вечной любовью и женщиной его жизни… По крайней мере, так утверждали пожелавшие остаться анонимными источники из окружения Ирдышина. Свою первую жену, трагически погибшую при так до конца и не выясненных обстоятельствах, он, судя по всему, очень любил.

А вот любил ли он своих детей от нее?

Елизавета была прелестной и стильной молодой женщиной – и у нее на данный момент имелось два жениха. Или, возможно, три? Во всяком случае, именно три молодых человека принадлежали к ее свите в течение последних месяцев.

Во-первых, это был Денис Любомиров, работающий заместителем главного редактора в одном из гламурных журналов – в том же самом, где Лиза Ирдышина вела модную колонку. Денис этот был родом откуда-то из Сибири, о его прошлом ничего толком известно не было, он работал то там, то здесь и всплыл в столице шесть или семь лет назад. О том, где он родился и учился, имелись самые противоречивые данные.

Что ж, это делало его идеальным кандидатом на роль мистера Икс – автора анонимок. Взялся невесть откуда, сведений о его прошлом почти нет, никто не гарантирует, что он в самом деле зовется Денисом Любомировым. С тем, что у молодого человека талант, никто не спорил, но ведь никто и не утверждал, что враг Ирдышина – бесталанный человек, вся энергия которого уходит на одно: на осуществление плана мести.

Любомиров познакомился с Лизой Ирдышиной около года назад, когда перешел в этот самый гламурный журнал из другого подобного издания. Причем никаких особых причин для смены одного места на другое не было. Разве что тот факт, что примерно в то же время в этом журнале начала вести колонку светская девушка Лиза Ирдышина. И, став ее коллегой, можно было запросто с ней сблизиться.

Хотя кто разберет эту тусовку, они ведь постоянно и так пересекаются на разного рода приемах, фуршетах, хеппенингах. Значит, познакомиться и сблизиться с ней можно было, и не являясь ее коллегой по журналу. Но ведь так намного проще и быстрее!

Лиза и Денис быстро сошлись, и теперь их же коллеги-борзописцы вовсю трезвонили о том, что они – самая элегантная пара сезона и скоро поженятся. Но официально ни о какой свадьбе объявлено не было.

10
{"b":"256211","o":1}