ЛитМир - Электронная Библиотека

У нее даже складывалось впечатление, что он упорно играл какую-то неведомую роль… Но какую именно?

Достав из сумочки губную помаду, Лиза быстро подвела губы. Что ж, понятно, какую. Он хочет стать самой известной личностью тусовки, а посредством этого сделать карьеру на телевидении. Поэтому и изображает из себя невесть что.

А ведь в действительности Леонард мог быть другим. Совсем другим. Таким пугающим и жестоким…

Лиза смочила руки и задумалась. Впрочем, не в Леонарде сейчас дело. А в двух ее ухажерах – Денисе и Аймане. Конечно, они снова заявились на один и тот же прием. Точнее, конечно, Денис сопровождал ее, ведь он жених. Ну, не стоит торопить события, пока что – бойфренд. Или просто очень хороший знакомый.

Лизу мало занимало то, что пишут желтые издания. В конце концов, она работала в одном из них и имела представление, как все эти слухи возникают и пускаются в оборот. Ведь в тусовке их давно уже поженили.

Наверное, и Денис был бы не прочь стать ее супругом. Как до этого Айман. Айман, который прекрасно понимал, что она и Денис обязательно будут на открытии центра красоты ее отца и что ему самому не надо здесь появляться.

Но он появился. Такой улыбчивый, такой стильный. И такой желанный…

Лиза закрыла глаза, вспоминая о своей последней встрече с Айманом, той самой, когда они поссорились. Поссорились, как это часто бывает, из-за пустяка, и не это стало причиной их разрыва.

А то, как Айман с ней обошелся. Она помнила, как он тогда схватил ее за руки. Он ведь хоть даже чуть ниже, чем она сама, в особенности если она на каблуках, но ужас какой сильный. По нему и не скажешь, но Айман состоит не из мышц, а из сухожилий и мускулов.

Да, он обиделся, конечно, на то, что она сказала, и ей не стоило намеренно провоцировать его, но ведь так всегда во время ссоры – выплескиваешь на того, кого любишь, все самое обидное и гадкое, что притаилось в глубине собственной души.

А он схватил ее за руки и держал за запястья, одновременно толкая… Туда, к балкону. Она кричала, а он молчал. И ей было страшно, так страшно… А когда они оказались на балконе, он прижал ее к перилам. А ведь под ними шумела Москва – под ними, сорока этажами ниже! И ему ничего бы не стоило сбросить ее вниз!

И, судя по его безумным, черным, практически без белков, глазам, он именно это и хотел сделать. Она, конечно, знала, что темперамент у него бешеный, и их ссоры всегда были весьма громкими, но в тот раз все было иначе…

Как будто он вдруг сбросил маску, и она взглянула в его истинное лицо. Такое страшное и такое жестокое… Лицо не человека, а зверя.

Все это длилось считаные секунды, а потом так же закончилось, как и началось. Закончилось, хотя стальная перекладина уже впивалась ей в спину, хотя она чувствовала, что Айман старается спихнуть ее вниз…

И самое ужасное, что она не могла ничего поделать. Он был такой… Такой безжалостный. Как будто… Как будто шел к какой-то определенной цели, а потом, в последний момент, передумал – быть может, потому, что не настало еще время…

Но время для чего?

Он отпустил ее, она бросилась собирать вещи, а он даже не задерживал. Тогда она даже побоялась сесть в лифт и побежала вниз по лестнице – все сорок с лишним этажей. А оказавшись внизу, все думала, что Айман вдруг настигнет ее и…

И сбросит, как того и хотел, с балкона вниз.

Конечно, за этим последовали звонки, корзины с цветами, даже не корзины, а целые мобильные клумбы, живые музыкальные открытки, шикарные подарки (он знал, что она неравнодушна к драгоценностям, а денег у Аймана и его отца было пруд пруди).

Но она все возвращала нераспечатанным, потому что перед глазами стояло его лицо – с темными глазами без белков и оскал зверя, готового перегрызть ей глотку…

Денис же… Денис был совсем иным. Такой добрый и мягкий. Хотя в постели он, надо сказать, по страсти не уступал Айману, который был настоящий ураган. И Денис, в этом она не сомневалась, искренне любил ее.

Во всяком случае, она не сомневалась в этом до прошлой недели. Все получилось более чем банально: Денис был в душе, когда ему на мобильный пришло сообщение. И Лиза, будучи от природы человеком любопытным, прочитала его.

«Все готово. Еще неделя. Потом она получит сполна».

Таков был текст. Отчего-то она тогда ужасно испугалась. О ком они вели речь и кто была эта самая она? Неужели…

Неужели она сама – Лиза Ирдышина?

Отправитель значился как «Виктор Викторович». Кто это такой, Лиза понятия не имела. Поэтому решила разыграть сценку. И когда Денис вернулся из душа и прильнул к ней, она, чмокнув его в нос, со смехом сказала, что по инерции, совершенно случайно, конечно же, прочла сообщение, которое пришло ему от Виктора Викторовича.

Денис напрягся – она почувствовала, как его руки, лежавшие у нее на спине, вдруг сжались. А потом легли ей на шею.

– Так кто же получит сполна? – пролепетала Лиза, чувствуя, что во рту у нее пересохло. Она не хотела спрашивать это, но как-то само с языка сорвалось.

Денис ласкал ее шею, и она знала, что в любой момент он может – так же играючи – придушить ее. Ибо, в отличие от Аймана, он был ростом под два метра, осанистый, плечистый, с тренированным телом спортсмена и большой мышечной массой.

Наверное, глупо было задавать ему такой вопрос, но она задала. Такая уж она была.

– Ах это? – произнес он каким-то странным тоном. – Да так, журналистское расследование, крошка. Об одной нашей звездочке, которая слишком много о себе мнит и обманывает народ, презентуя ему свою якобы безоблачную семейную жизнь. А на самом деле и она, и ее муженек развлекаются напропалую на стороне. Их брак – фикция, а они щебечут направо и налево, как любят друг друга и как все хорошо. Не могу терпеть ложь, крошка, поэтому настало время проучить эту дрянь. Вот мы и готовим разоблачение…

Говорил он спокойно, но… Но в голосе сквозило что-то… Что-то неумолимое. И почему он вел речь об этой звездульке (если история была вообще истинная!) как о дряни? Ну, морочат они с мужем голову публике, что с того? Они же по обоюдному согласию, никому от этого ни жарко и ни холодно… И даже если не по обоюдному – зачем лезть в чужую жизнь?

– А, понятно! – сказала Лиза, отстраняя руки Дениса. То, как они обвились вокруг ее шеи, отчего-то нервировало девушку. – А Виктор Викторович – твой информант? – спросила она, и Денис вдруг привлек ее к себе, прижал, да так сильно, что вырваться не было никакой возможности.

– Так, мелкая сошка… Дворецкий или водитель в этом звездном семействе, точно не помню. Имя, конечно, выдуманное… Но зачем тебе это знать, крошка?

Действительно, зачем? Этого Лиза сама сказать не могла. Просто… Просто какое-то чувство подсказывало, что все, что Денис только что ей наговорил, неправда.

А руки у него были такие большие, мускулистые, сильные. Чувствуя их тяжесть, Лиза так и хотела спросить: «Бабушка, а почему у тебя такие большие руки?»

И зубы…

Зубы у Дениса, в самом деле, были большие и без единого изъяна: ровные, жемчужно-белые, все в ряд. Прямо голливудская улыбка, и это без малейшего вмешательства дантиста.

– И когда выйдет статья? – спросила Лиза, и Денис, наклоняясь к ней и щекоча ее ушко губами, промурлыкал:

– Скоро, на следующей неделе… Ну, или чуть позже…

Губы его отчего-то дрожали…

Секс, который последовал далее, был, как всегда, чудным. Но Лиза почему-то все думала об этом таинственном послании. А также о том, что Денис, если того захочет, может в любой момент расправиться с ней.

Так же, как Айман. Неужели это ее судьба – вечно связываться с тайными садистами?

Исподтишка она навела справки, но никто в редакции не знал ни о каком готовящемся сенсационном репортаже с разоблачением инсценированной семейной жизни какой-либо звезды и ее супруга.

Не вышла статья ни через неделю, ни через две, ни через три. Поэтому во время ужина в ресторане (везде люди, он не сможет ее обнять своими крепкими руками и привлечь к себе… и задушить) Лиза вроде бы случайно спросила:

12
{"b":"256211","o":1}