ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И потому, — завершил Ллойд, — он не только работу потерял, дом и семью, но и замороженная еда, которая могла спасти детишек в сиротском приюте, испортилась. А все из-за того, что он хотел сэкономить восемьдесят семь долларов.

— Беру, — сказал Томми. — Самый длинный гарантийный срок, что у вас есть, — беру.

Ллойд возложил отеческую руку Томми на плечо.

— Не пожалеешь, сынок. Я-то сам не прессую, но ребята, продающие эти гарантии по доставке, — чисто мафия: звонят тебе в любое время дня и ночи, травят тебя, разыскивают, куда б ни пошел, и всячески портят тебе жизнь, если не сдашься. Я однажды продавал микроволновку одному мужику, так он проснулся с конской головой у себя в постели.

— Прошу вас, — взмолился Томми, — я все подпишу, но доставить должны немедленно. Договорились?

Ллойд пожал Томми руку, чтобы забил фонтан налички.

— Добро пожаловать в лучшую жизнь на замороженных продуктах питания.

Томми сел на футоне и посмотрел на чудовищную морозильную камеру, гудевшую в кухонном сумраке. «Зачем? — подумал он. — Зачем я ее купил? Зачем она ей понадобилась? Я от нее даже объяснений не потребовал — просто слепо выполнил инструкцию. Я — раб, как Ренфилд в „Дракуле“. Скоро ли начну уже жрать букашек и выть по ночам?»

Томми встал и зашел в спальню в трусах и одном носке; разложением там смердело так, что его опять затошнило. От этой вони он и лег спать на футоне в большой комнате, а не забрался к Джоди под бочок. Заснул он, читая Брэма Стокера, дабы как-то со стороны взглянуть на любовь всей своей жизни.

«Она дьяволица», — подумал Томми, глядя, как из-под двери ванной ползет пар.

— Джоди, это ты? — спросил он у пара. Тот лишь полз в ответ.

— Я в душе, — ответила Джоди из душа. — Заходи.

Томми зашел в ванную, оставив дверь открытой.

— Джоди, нам надо поговорить. — В ванной было густо от пара — он едва различал дверцу душевой кабинки.

— Дверь закрой, воняет.

Томми придвинулся ближе к душу.

— Меня беспокоит, как все у нас происходит, — сказал он.

— Ты морозилку купил?

— Да, и об этом я как раз хотел с тобой поговорить.

— Самую большую, что у них есть, да?

— Да, и гарантию на десять лет.

— И она ларь, а не холодильник?

— Да, черт возьми, но Джоди, ты мне даже не сказала, зачем я ее покупаю. Я просто взял и купил. С тех пор как мы познакомились, у меня будто своей воли нет. Я весь день спал. Я ничего не пишу. Я вообще света дня не вижу.

— Томми, ты работаешь с полуночи до восьми. Когда еще тебе спать?

— Не переиначивай мои слова. Я не стану жрать тебе букашек. — «Дьяволица», — подумал он.

— Потрешь мне спинку? — Она отодвинула дверцу кабинки, и Томми заворожила вода, струившаяся у нее между грудей. — Ну? — И она подбоченилась.

Томми вылез из трусов, стянул с ноги носок и шагнул в кабинку.

— Ладно, только букашек я все равно жрать не стану.

После безумного рывка по всей спальне голышом они сидели на футоне, вытирались и разглядывали новый морозильник.

— И впрямь большой, — сказала Джоди.

— Я купил десяток замороженных обедов, чтоб не смотрелся таким пустым.

Джоди сказала:

— Надо будет вынуть. Положи в обычный холодильник.

— Зачем? По-моему, они туда не поместятся.

— Я знаю, но мне туда надо кое-что затолкать, и, по-моему, обеды в таком обществе тебе не понравятся.

— Что?

— Ну, ты заметил, что у нас в спальне скверно пахнет?

— Я как раз собирался спросить. Что это?

— Труп.

— Ты кого-то убила? — Томми чуть отодвинулся от нее.

— Нет, никого я не убивала. Дай объясню.

Она рассказала ему о бродяге, о том, как подкрадывалась к нему, думая, что он вампир, и о битве, которая за этим последовала.

Томми сказал:

— Думаешь, он хотел тебя убить?

— Не думаю. Он будто хочет мне показать, насколько он круче или как-то. Словно испытывает меня.

— И ты откусила ему пальцы?

— Я не знала, что еще тут можно сделать.

— И как?

— Честно?

— Конечно.

— Восторг. Невероятный восторг.

— Лучше, чем пить мою кровь?

— Иначе.

Томми отвернулся от нее и начал дуться. Джоди придвинулась поближе и поцеловала его в ухо.

— Это был бой, Томми. Я не кончила, ничего такого, но клянусь — я стала как-то сильнее после того, как… как проглотила.

— Так ты поэтому была вся в засохшей крови, когда я вернулся?

— Да, пока я втащила его наверх, почти совсем рассвело.

— Еще вот что, — сказал Томми. — Зачем ты вообще принесла домой эту вонючку?

— Полиция уже нашла один труп у мотеля, и мое имя они знают. Теперь найдут еще один — убит точно так же и рядом с нашим жильем. Мне кажется, они не поймут.

— Так мы собираемся держать это в морозильнике?

— Пока я не придумаю, что с ним делать.

— Мне не нравится, что ты называешь это «он».

— Тогда пока не придумаю, что делать с этим.

— Вон там большой залив.

— И как ты предлагаешь доставить туда это незаметно?

— Я подумаю.

Джоди встала, завернулась в полотенце и пошла в спальню.

— Сейчас положу. Наверное, тебе лучше вынуть оттуда еду. — Она остановилась в дверях. — И у меня чистая одежда закончилась. Тебе придется в прачечную сходить.

— Почему не тебе?

Джоди сурово его оглядела.

— Томми, ты же знаешь, что днем я выходить не могу.

— Ой не надо, — сказал Томми. — Вот так со мной не стоит. Я не знаю ни единой прачечной, которая бы не работала всю ночь. А мне нужно какое-то время, чтобы хоть что-нибудь написать. И я, наверное, возьму себе ученика.

— Что за ученика?

— Парень с работы, Саймон, — он неграмотный. Я предложу его поучить.

— Как это любезно с твоей стороны. — Джоди тряхнула волосами, полотенце упало на пол, и она встала в позу девушки с журнального разворота. — Ты уверен, что не хочешь в прачечную?

— Дудки. Ты надо мною не властна.

— Уверен? — Она чувственно облизнулась. — В душе ты не так говорил.

«Я не поддамся злу, — подумал Томми. — Не уступлю». Он встал и принялся собирать одежду.

— Тебе разве труп перемещать не надо?

— Ну и ладно, — отрезала Джоди. — Сама постираю, пока ты на работе. — Она повернулась и ушла в спальню.

— Хорошо. А я тут пока вкусных букашек поищу, — прошептал Томми.

Полночь застала Джоди с мусорным мешком грязного белья за плечами. Она сбежала по лестнице и, только оказавшись на тротуаре, запирая за собой дверь, сообразила, что понятия не имеет, где в этом районе искать круглосуточную прачечную-автомат. Стальная штора в литейную мастерскую была поднята, внутри работали два крепких скульптора — они высверливали гипсовую изложницу ростом с человека. Джоди было подумала уточнить у них, но решила, что лучше будет знакомиться, когда рядом Томми. Вся мастерская светилась красным от жидкой бронзы в тигле. На ее теплочувствительный взгляд, так бы выглядела преисподняя.

С минуту она постояла, глядя, как из-под притолоки двери льются волны жара, клубятся и растворяются в ночном небе, словно умирающие призраки, все в завитках «огурцов». Ей хотелось обратиться к кому-нибудь, поделиться переживаемым, но вокруг, разумеется, никого не было, а если бы кто-то и был, они бы все равно не смогли увидеть того, что видела она.

Джоди подумала: «В царстве слепых одноглазому может стать довольно одиноко».

Она тяжко вздохнула и двинулась к Маркет-стрит, но тут за спиной услышала резкий перестук когтей. Выронив мешок, Джоди развернулась. На нее рычал и фыркал бостонский терьер. Затем песик отскочил на несколько шагов, и с ним приключился такой приступ тявканья, что граничил с собачьей апоплексией. Казалось, его глаза, и так навыкате, сейчас выпрыгнут из головы.

— Фуфел, немедленно прекрати! — донесся крик от угла.

Джоди перевела взгляд — к ней шел седой старик в пальто. На голове у него была кастрюля, а в руке — остро заточенный деревянный меч. Рядом трусил золотистый ретривер — у него к голове была привязана кастрюлька поменьше, а к бокам привешены две крышки от мусорных баков. В целом он походил на компактную мохнатую ладью викингов.

26
{"b":"256218","o":1}