ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Томми остановился посреди салона, борясь с желанием покопаться в книгах. К нему подошел Хлёст.

— Видал? — Он кивнул на большую картину: яркие краски, резкие формы, штрихи и загогулины, — висевшую между двумя дверями в дальнем конце салона.

— Похоже, ее лучше держать на холодильнике под божьими коровками на магнитах, — ответил Томми.

— Это Миро, — сказал Хлёст. — Стоит, должно быть, не лимон и не два.

— Откуда ты знаешь, что это оригинал?

— Томми, ты погляди на эту яхту. Если можешь себе позволить такую, подделки развешивать не станешь. — Хлёст показал на другую картину, поменьше: женщина откинулась на горку атласных подушек. — А это — Гойя. Вероятно, бесценная.

— Ты это все к чему? — спросил Томми.

— Ты б оставил такое без охраны? И мне кажется, судно таких размеров не может плавать без команды.

— Роскошно, — произнес Томми. — Джефф, дай-ка мне это ружье.

Тот, еще дрожа после купания, протянул дробовик.

— Патрон в патроннике, — сказал он.

Томми проверил предохранитель и двинулся вперед.

— Ушки на макушке, ребята.

Они прошли в дверь справа от Миро — там открылся еще один коридор, только облицованный тиком. Между деревянными дверями тоже висели картины.

Томми остановился у первой, махнул Барри, чтобы прикрыл его подводным ружьем, а сам открыл дверь. Внутри на моторизованных вешалках висели костюмы и пиджаки. Один ряд за другим. Полки над ними были набиты шляпами и дорогой обувью.

Томми сдвинул несколько костюмов и заглянул вглубь — не появятся ли еще и чьи-нибудь ноги.

— Тут никого, — сказал он. — Кто-нибудь захватил фонарик?

— Не подумал, — ответил Барри.

Томми вынырнул из гардеробной и перешел к следующей двери.

— Тут у него ванная.

— Гальюн, — поправил его Барри, заглядывая через плечо Томми. — А стульчака-то и нету.

— Вампиры не ходят, — сказал Томми. — Я бы решил, парень заказывал яхту под себя.

Они прошли по коридору, проверяя, что за каждой дверью. Там были каюты с картинами и скульптурами — все в ящиках с этикетками, в штабелях; в одной каюте были сложены свернутые в рулоны восточные ковры; в другой был устроен, видимо, кабинет — компьютеры, копировальная машина, факсы и конторские шкафы; еще один гальюн.

Коридор плавно изгибался влево — они шли вдоль контура бака. В конце вверх и вниз уходил винтовой тиковый трап. Сверху лился свет. Коридор изгибался обратно к корме.

— Должно быть, он к другой двери в салон ведет, — сказал Томми. — Хлёст, вы с Клинтом, Троем и Джеффом проверьте остальные каюты в том коридоре. Ваше Величество, Барри и Дрю — вы со мной. Встречаемся здесь.

— Мне казалось, мы не собирались делиться, — заметил Джефф.

— По-моему, здесь ты ничего не найдешь. А если найдешь — ори, как ненормальный.

Император потрепал по голове Лазаря.

— Сиди тут, мой добрый друг. Мы скоро.

Томми показал дробовиком наверх и полез по трапу. Оказался он на мостике. Яркий свет резал глаза. Он отошел в сторону и огляделся, пока другие выбирались с трапа.

— Скорее похоже на мостик звездолета, — заметил Томми Императору.

Под огромными обтекаемыми окнами в передней стене мостика по всей ширине раскинулись низкие консоли с переключателями и мониторами. В пять экранов мигали радары. По крайней мере еще десяток мониторов показывал развертки текста и цифири; среди рядов тумблеров и между тремя компьютерными клавиатурами мигали зеленые, красные и янтарные огоньки. Хоть немного морским Томми показался лишь хромированный штурвал в центре мостика.

— Кто-нибудь знает, что все это такое? — спросил Томми.

Барри ответил:

— Я бы решил, что это и есть тот самый экипаж. Она вся автоматизирована.

Барри шагнул к одной консоли, и все экраны и огоньки погасли.

— Я ничего не трогал, — сказал он.

Над Алкатрасом проревел туманный горн, и все посмотрели в окна на брошенную тюрьму. По заливу к берегу полз туман.

— Как у нас со временем? — спросил Томми.

Дрю посмотрел на часы.

— Еще часа два.

— Ладно, пошли проверим нижнюю палубу.

Они спустились, и Хлёст сообщил:

— Ничего. Опять искусство, опять электроника. Камбуза нет, и я не могу понять, где кубрики экипажа.

— Тут нет экипажа, — ответил Томми и стал спускаться. — Всем управляют машины.

Вся палуба внизу была выстелена стальными ромбами — ни дерева, ни ковров. Под стальным подволоком бежали открытые трубы и провода. Герметичный люк открывался в узкий проход. Света из колодца трапа хватало шага на два, дальше начиналась тьма.

— Дрю, — сказал Томми. — Есть зажигалка?

— Всегда, — ответил тот, протягивая ему одноразовую с бутаном.

Томми присел и аккуратно пролез в люк, сделал несколько шагов и щелкнул кремнем.

— Должно быть, это ход в машинное отделение, — сказал Хлёст. — Только оно должно быть больше. — Он постучал по стальной переборке, и та отозвалась глухо. — Мне кажется, вокруг нас топливо. Дальность плавания у этой штуки невероятная.

Томми глянул на огонек зажигалки, потом на Хлёста — его черное лицо в этом свете было лишь бликами.

— Топливо?

— Герметично.

— А, — произнес Томми. Прошел еще несколько шагов и ударился локтем о вентиль другого герметичного люка. — Ай!

— Открывай, — сказал Дрю.

Томми передал ему дробовик и зажигалку и обеими руками схватился за здоровенное железное колесо. Поднажал, но оно не поддавалось.

— Помогай.

Хлёст протиснулся мимо Дрю и вместе с Томми навалился на вентиль. Какое-то время тужились оба. Затем раздался возмущенный скрежет, вентиль повернулся. Томми надавил на люк — и его ударила волна вони. Моча и тление.

— Боже… — Он отвернулся, закашлявшись. — Хлёст, дай зажигалку.

Он просунул руку подальше и чиркнул. За люком была решетка, а за ней — гнилой матрас, пустые консервные банки и ведро. На серых переборках — бурые кляксы. Одна — отпечаток пятерни.

— Там изверг? — спросил Император.

Томми попятился от люка и вернул зажигалку.

— Нет, это клетка.

Хлёст тоже заглянул.

— Тюремная камера? Не понял.

Томми съехал спиной по переборке на палубу, стараясь отдышаться.

— Сам же сказал — дальность невероятная. Месяцами может плавать, нет?

— Ну, — подтвердил Хлёст.

— Ему же надо где-то хранить пищу.

В склепе вампира, над самым его лицом компьютерный монитор передавал информацию. С одной стороны вспыхнула схема «Сангвины II». Девять красных точек обозначали охотников и Лазаря. Зеленым пунктиром шли маршруты всех их перемещений с того мига, как они взошли на борт яхты. На другом участке монитора значилось время их высадки. В маленьких окнах были видны яхта снаружи, привязанный к корме плотик, причал, туман, начавший клубиться над яхт-клубом. Радары фиксировали окружающие плавсредства, береговую линию, Алкатрас, а вдали — мост Золотые Ворота. Оптические дисководы записывали всю информацию, чтобы вампир, проснувшись, мог всю ее воспроизвести.

Ощутив, как Барри подошел к консоли на мостике, сенсоры движения привели в действие переключатели, и все управление судном перекоммутировалось в склеп. «Сангвина II» не спала и дожидалась хозяина.

— Как у нас со временем, Хлёст? — спросил Томми.

— Около часа.

Они собрались на корме яхты и смотрели, как на берег накатывает туман. Обыскали они все судно — а потом прочесали его снова. Открывали все рундуки, чуланы и панели.

— Он должен быть здесь.

— Быть может, — произнес Император, — надо сойти на берег и пустить Фуфела по новому следу.

Услышав свое имя, песик тявкнул и выпутал голову из-под клапана кармана. Томми почесал его за ухом.

— Выпустите его.

Император расстегнул карман, и Фуфел выскочил, укусил Томми за лодыжку и стремглав нырнул в люк.

— Ай!

— За ним, — сказал Император. — Он взял след. — Монарх ринулся в глубины судна, Животные — за ним. Ряды, прихрамывая, замыкал Томми.

56
{"b":"256218","o":1}