ЛитМир - Электронная Библиотека

— Лучик, ты весь сияешь, нашел проход? — спросила Тия, неверно истолковав его радость.

— Нет, Селли, там нигде не пройти, но у меня появилась идея, как преодолеть эту трудность! — тут нос, наконец, донес до него запах воды и сена. Резко взяв управление на себя, он буквально потащил аликорна к водоему.

Напившись и подняв облако пара, Фаирсан стал оглядываться в поисках еды. Угадав его желание, Селестия подхватила из стога с сеном вязанку и положила ее перед братом, захватив заодно несколько яблок.

Фаир, сглатывая слюни, попытался что-то сказать, но потом махнул копытом, послал мысленное сообщение: «Сейчас расскажу», — и погрузил морду в сено.

Селестию кое-что смущало в облике брата. С подобным она ранее не сталкивалась, а только читала. Впрочем, сведения, почерпнутые в книге, лишь запутывали все еще сильнее, и она не знала, как следует реагировать. Еле дождавшись, когда Фаир наестся, она, наконец, спросила:

— Лучик, объясни мне, пожалуйста. Что. Это. Значит. — Копыто Селестии в обвиняющем жесте указывало на его бок.

— Ничего себе! — повернув голову, Фаир увидел на своем крупе явственно проступающее с обеих сторон изображение летящего огненного шара. — Я не знаю, оно — само!

— Да, в книге говорилось, что они будут все отрицать, — вполголоса сказала самой себе Тия и опять обратилась к брату. — Лучик, я — твоя любимая сестренка, между нами не должно быть секретов. Скажи, пожалуйста, где ты умудрился обнаружить «дурную компанию», сделавшую тебе эту наколку?

— Сахарок, оно правда само! — неуверенно продолжил Фаир. — С чего вдруг такая паника?

— Я читала давно, еще на корабле, что жеребята их получают, попав в «дурную компанию», и что это грозит в дальнейшем разнообразными бедами.

— А что такое «дурная компания»?

— Не знаю! Но вряд ли что-то хорошее, — похоже, неизвестность пугала Селестию гораздо сильнее.

— Я вспомнил! У Быстрого Банга из «Дальней разведки» тоже была наколка. Он еще говорил, что их делают себе крутые жеребцы! — сказал Фаирсан, а потом, чуть подумав, добавил. — Наверное, я теперь тоже крутой жеребец!

— Я не смотрела «Дальнюю разведку».

— Ага, зато читала глупые книжки.

— А он что-нибудь говорил про связанные с этим опасности?

— Крутые жеребцы всегда идут в самое пекло! Естественно, им постоянно грозит опасность!

— Сквик! — Филомина перелетела на спину Фаирсана и, присоединившись к разговору, сообщила — «Красиво! Девушки — заценят!»

— Да? Почему ты так решила? — удивилась Тия.

«Я — девушка. Я — заценила», — важно отозвалась птица.

Успокоившись, Селестия по-новому взглянула на брата. Корни волос на крупе уже окрасились в цвета рисунка, совсем скоро, когда шерсть отрастет, он окончательно проявится. Рисунок придал его облику некую завершенность, став тем самым штрихом, который превратил глупого младшего братика в могучего сильного аликорна. Взгляд Фаирсана стал жестче, а это выражение морды она видела раньше только на фотографиях отца.

— А ведь действительно, очень красиво. Тебе идет, — сказала лукаво Тия. — Кенди будет в восторге!

— Да, мне самому не терпится ей похвастаться, — он оторвался от разглядывания меток, — поэтому давай к делу. Мне нужен кристалл.

— Лучик, ты же не собираешься снова лететь к солнцу? — осторожно поинтересовалась сестра.

— Нет, не волнуйся, у меня другие планы. Дело в том, что нам нужно пройти сквозь горный массив, в котором нет ни ущелий, ни пещер. Перелететь — тоже не получится, как ты помнишь. Идея в том, чтобы пробить проход.

— Как?

— А ты уже сходила посмотреть на кратер?

Селестия поняла. Присев от удивления, она переводила взгляд с его морды на метку и обратно. Этот знак появился не спроста, прежнему Фаирсану такое даже в голову не пришло бы. Брату впервые удалось ее сильно удивить.

— Ты там все разнесешь в клочья! — в ее голосе послышалось восхищение. — Наверное, ты и вправду стал крутым жеребцом!

Аликорны пошли в центр оазиса, Тия извлекла кристалл из ожерелья и сказала: «Я сейчас его перенастрою, и твои огненные шары станут еще на треть мощнее». Поколдовав над настроечной голограммой, она вручила кристалл брату и добавила:

— Только не потеряй его. Я не смогу тогда надолго покидать оазис — без этого кристалла магическое поле надо будет подзаряжать как минимум раз в неделю.

— Не волнуйся, я пробью проход, и мы, наконец, найдем наш корабль. — Фаир засунул кристалл себе за щеку, вышел из оазиса и полетел.

Через десять минут земля дрогнула, и Селестия услышала грохот далекого взрыва — брату явно не терпелось опробовать свою новоприобретенную силу.

***

Фаирсан послал огненный шар и вздохнул. «Тупая работа», — подумал он, глядя в след удаляющемуся заряду. Первые сто раз было интересно, потом еще сотню он послал на автомате, а потом пришла головная боль, и шкура стала зудеть и чесаться от пробегающих разрядов при каждом выстреле. Мини-землетрясения постоянно обрушивали горы камней, и на каждый выстрел, пробивающий проход, приходилось еще два — три тратить на расчистку. По расчетам, горный массив уже должен был кончиться Каждый раз он ожидал, что огненный шар, пробив стену, улетит вперед, но почему-то стена все еще не желала заканчиваться. Выйдя наружу, Фаир улегся на склон бархана, развернул крылья, чтобы покрывать большую площадь, и прикрыл глаза. Пока тело впитывало солнечную энергию, он попытался унять головную боль и незаметно для себя заснул.

Десять часов сна принесли облегчение, и первое, что он отметил, приходя в себя, что в голове прояснилось, и пони-карлики больше не отбивают по черепу чечетку. Потом Фаир на секунду испугался, когда не смог пошевелить крыльями. Поняв, что их просто занесло песком, он выкопался и встряхнулся. Тут обнаружилось, что за его щекой больше нет кристалла. Подавив приступ паники, Фаирсан попытался почувствовать его магическую энергию и обнаружил силовой узел где-то в районе своего живота. «Ой, я его, кажется, проглотил, — догадался аликорн и захихикал. — Тия наверняка поприкалывается на эту тему». Пользоваться силой кристалла можно было и так, просто теперь придется обратить особое внимание на справление некоторых нужд организма.

Фаир медленно пошел между оплавленными скалами, осматривая результаты своего труда. Внезапно он обратил внимание на одну особенность и, сорвавшись в галоп, побежал вперед, желая быстрей получить подтверждение своей догадки. Так и есть, горный массив был уже давно пройден, но пробивая дорогу с небольшим уклоном, он все глубже закапывался под поверхность планеты. «Да, поговорка, что работа дураков любит, это про меня, — самокритично подумал аликорн. — Перенапрягаться — вредно!» Несколькими огненными шарами он пробил пологий подъем и, подождав, когда пол застынет, наконец, выбрался на ледяную поверхность темной стороны.

В радужном зареве над скалами еще были видны ближайшие холмы и утесы, а далее все поглощала тьма. Фаирсан всем сердцем чувствовал близость Эквестера, но обыскать в полной темноте несколько сот квадратных километров без способностей Селестии было нереально. Не теряя времени, аликорн развернулся и поскакал в сторону оазиса, надеясь, что сестра в этот раз подготовилась к путешествию получше.

По дороге не произошло ничего примечательного, спустя десять суток, Фаир приземлился около дома и, сбив пламя с гривы, вошел внутрь оазиса.

— Тия, привет! Дорогу проложил, — обратился он Селестии. — Ты готова?

— Привет, Лучик! Я почти собралась, — ответила сестра. — Смотри!

Тия продемонстрировала сконструированную за время его отсутствия штуку. К перевернутому титановому кожуху, снятому с двигателя капсулы, были приварены снизу две тонких полоски металла. Еще две полоски торчали спереди, соединенные на конце обручем, замотанным обрывками ткани. Внутри кожуха, крепко примотанные проводами, лежали канистры с водой и прессованные травяные блоки.

— Что это? — поинтересовался брат.

12
{"b":"256228","o":1}