ЛитМир - Электронная Библиотека

«Отец, я пребываю сразу во всем мире, но чувствую границы, что это?»

«Это грань отделяет мир от хаоса поля вероятностей».

«Я могла бы все это увидеть и не выходя из оазиса? Мы зря сюда шли, рискуя жизнями?»

«Нет, там у тебя ничего не вышло бы. Лучи солнца создают непреодолимые помехи. Там я не смог бы обратиться к тебе напрямую».

«Значит мы больше не поговорим?»

«Скорее всего — нет. Но я буду являться тебе в виде озарений и интуиции».

«Прощай, отец!»

Селестия постепенно приходила в себя, и, наконец, открыла глаза.

— Три дня! Ты провалялась тут три дня! Тупая овца, как ты назад пойдешь?! — Фаирсан, кипя от негодования, топал ногой.

— Прости, братик, я сейчас, — она попыталась привстать и бессильно повалилась на бок.

— Ну вот, я так и знал! Я ведь предупреждал! Ну, за что мне все это?! — Фаирсан взвалил сестру себе на спину и, прикрыв ее крыльями, побрел в обратный путь.

***

К своей учебе в университете Луна испытывала двойственные чувства. С одной стороны ей нравилось получать новые знания, и учеба давалась ей легко, но с другой стороны ей никак не удавалось наладить отношения с окружающими. Она была самой младшей на своем курсе (что и не удивительно, аликорны всегда быстро учатся), она по всем предметам была лучшей, и еще она была первой наследницей империи. Сокурсники ее сторонились, а преподаватели обращались с опасливым подобострастием. Когда до Луны дошли слухи, что отличные оценки ей ставят, потому что она принцесса, а не за знания, она специально стала делать грубые ошибки в докладах и лабораторных. Действительно, даже сдав контрольную, где в примерах не было ни одного правильного ответа, Луна получила «отлично». Только после личного визита отца, который серьезно поговорил с деканом университета, ей стали делать замечания и исправлять ошибки. Однажды принцесса попросила отца позволить учиться индивидуально, но он ответил, что учеба в университете сама по себе является одним из главных уроков, который ей надо усвоить. Постепенно приходило понимание, что это урок одиночества, что она всегда будет одинока посреди любой толпы пони. Можно лишь надеяться, что когда-нибудь она встретит того, кто сможет ее полюбить и понять так же, как мама любит ее отца.

Среди преподавателей особо выделялся профессор истории Гнивси Тайл. Впадая в старческий маразм, он избрал Луну объектом насмешек и каждую лекцию пытался ее уязвить. Все его шутки встречались гробовым молчанием. Общеизвестно, что у аликорнов великолепная память, и пони, посмевшего посмеяться над принцессой, она, скорее всего, запомнит на всю жизнь. В общем, в самоубийцы никто записываться не спешил.

«А ведь это тоже урок,- подумала Луна идя на очередную лекцию профессора Гнивси. — Ведь среди моих будущих подданных будут всякие пони, даже такие, как Гнивси. И мне надо их всех любить и уважать, как бы тяжело это не было».

— Ах, — желчно захихикал профессор, увидев вошедшую студентку. — А вот и тема нашей сегодняшней лекции явилась!

— Доброе утро, Гнивси Тайл, — как обычно поприветствовала его Луна, проходя на свое место.

— Ах, какие мы сегодня обходительные, — ответ преподавателя тоже оригинальностью не блистал.

«Итак, сегодня мы узнаем о происхождении аликорнов и их роли в жизни империи. Согласно общепринятой теории, аликорны — это раса, выведенная искусственно до или во время темных веков. Созданы они были путем комбинации генов всех основных рас пони. В них заложена сила, выносливость и живучесть земных пони, умение летать и ориентироваться в пространстве, взятые у пегасов, а так же, магические способности единорогов. Кроме того, в их ДНК встречаются несколько мест, чье точное значение еще не выяснено. Академиком Маликусом Скопумом была выдвинута теория, что они отвечают за морально-этический аспект в поведении».

Луна задумалась: «Насколько такая теория соответствует действительности? Может это всего лишь политическая установка, чтобы пони не чувствовали себя ущербными по сравнению с аликорнами? Надо обязательно будет поговорить с отцом».

— А вы что скажете на это, госпожа Луна? — обращение профессора вернуло ее в реальность.

Она поглядела на доску и увидела слайд с фотографией Селестии.

— Ну, рождение Селестии было для всех нас очень радостным событием, — Луна попыталась угадать заданный вопрос.

— Радостным событием, она говорит, — захихикал профессор. — Никогда, слышите, никогда за всю историю у аликорна не рождалось более одного потомка, а тут — двое! Какими последствиями это грозит? Как два аликорна уживутся в одной империи? Помогут ли заложенные в них моральные принципы избежать конкуренции?

«Интересно, что бы он заговорил, узнав о Фаирсане?» — подумала Луна. Рождение третьего ребенка старались не афишировать, чтобы избежать лишних волнений в обществе.

— До сих пор, могущество аликорнов ограничивалось их малочисленностью и, как я уже говорил, заложенными на уровне ДНК моральными барьерами. История империи показывает, что аликорны являются идеальными правителями, ошибки допускались, но предательства — никогда. Личное ни разу не ставилось выше общественного. Для сравнения можно взять историю любой другой страны, да хоть грифонов. Впрочем, это тема другой лекции. И пока вы все не разбежались, запишите себе темы докладов, — Профессор вывел на экран следующий слайд. — Как обычно, темы распределите сами и подготовьте к следующему семинару.

***

Селестия очнулась от обморока, открыла глаза и испытала секундный приступ паники, пытаясь понять, где она находится. Когда в голове немного прояснилось, она почувствовала что лежит на каменном полу, покрытым слоем песка, а нос щекочет приятный запах сена и пластика. Создав светящийся шарик, Селестия осмотрелась. Похоже, это было то самое ущелье, где они оставили свои запасы. Тюк сена и канистра с водой стояли возле ее головы — наверняка Фаирсан позаботился. Сам он лежал неподалеку.

— Проснулась? Как себя чувствуешь? — Фаир подошел и склонился над сестрой.

Селестия попыталась ответить, но пересохший язык почти не ворочался. Тогда брат наклонил канистру и дал ей напиться.

— Теперь лучше. Гораздо лучше, — в голове у нее прояснилось, а пробудившийся желудок требовательно заурчал.

— Ладно, ешь, набирайся сил, расскажешь все потом. А мне тоже надо сбегать насытиться, — сказал Фаир и побежал к выходу из ущелья.

Селестия немного поела и снова задремала. Она запретила себе думать о произошедшем, понимая, что надо передохнуть и восстановить силы, прежде чем попытаться все осмыслить. Да и осмысливать лучше вместе с братом. Она проспала еще несколько часов, иногда просыпаясь, чтобы съесть пару пучков сена.

Наконец Селестия услышала цокот копыт и встала на ноги. Хотя слабость в теле еще присутствовала, ноги уже не подгибались. Показавшийся из-за изгиба ущелья Фаирсан выглядел довольным, и по его гриве опять побежали огненные искры. Несколько часов, проведенных в лучах солнца, придали новых сил.

— Сестренка, как себя чувствуешь? — спросил он, подойдя.

— Замечательно! Я готова тебе все рассказать.

Аликорны улеглись рядом на песок, и Селестия начала свой рассказ. Говоря, она старалась не упустить ни единой мелочи и избегать лишних эмоций. Однако к концу рассказа слезы подступили к глазам, и она расплакалась.

— Они умирают, а мы ничего не делаем! Я не знаю — почему, в трансе я видела только самую общую картину.

— Тише, Сахарок, — Фаир обнял Селестию и погладил по гриве. — Мы делаем все что можем, рискуя жизнями. Мы обязательно найдем их. Обязательно!

— Лишь бы не было слишком поздно.

Постепенно Тия успокоилась, и Фаирсан стал ее расспрашивать, уточняя детали.

— Ты случайно не видела сияния, похожего на солнечное, но очень маленького?

— Нет, ничего похожего не было.

— Значит, реакторы корабля заглушены и аккумуляторы садятся. Им просто не хватает энергии, ведь солнечные батареи там не работают.

5
{"b":"256228","o":1}