ЛитМир - Электронная Библиотека

— Братик, прости, что я не смогла прийти на твое бракосочетание, — Фули вздохнула, — я очень хотела, но так совпало, что...

— Конечно, сестренка, — ответил он, — я и сам убедился уже, что рожать жеребенка — очень тяжелое и нервное занятие.

— Ну, это все-таки не так уж и сложно, — начала говорить Эми.

— Да я там чуть с ума не сошел! — заявил брат. — Пока сидел и ждал, когда доктор выйдет и что-то скажет.

— Давайте же, наконец, посмотрим на нашего героя дня, — объявила Фулгэтрум. — Веди, Эми!

Пони направились в другое крыло замка, где располагались спальные комнаты, и тихонько вошли в детскую. В манеже на матрасике лежал маленький жеребенок. Его бока были покрыты детским пушком светло-зеленого цвета, а маленькие копытца казались полупрозрачными. Рядом на подушке сидела пожилая пони-пегас и что-то вязала. «Тихо-тихо, вы», — начала было шептать няня, но увидев, кто входит в комнату, испуганно стушевалась, выронив изо рта вязальный крючок. «Какой необычный», — подумала вначале Луна, глядя на жеребенка, а потом вспомнила, что родившийся год назад Фаирсан, в отличие от этого малыша, просто имел маленькие крылышки.

— А можно мне его подержать? — попросила Лу, протянув передние ноги и развернув крылья вперед так, что получилась удобная колыбелька.

— Да, конечно, только осторожно, — Эми подняла малыша и положила его на копыта Луны.

— Как вы его назвали? — Спросила Фулгэтрум.

— Ликс, в честь прадедушки.

— Красивое имя, — похвалила Луна.

— Да, очень славное, — добавила Фули.

Ликс зевнул и, глядя на Луну фиалковыми глазами, фыркнул и зачмокал губами.

— Ликс, мы принесли тебе подарок, — Луна телекинезом взяла у сопровождающего их единорога сверток и, развернув его, продемонстрировала всем украшенное рубинами маленькое седло.

Происхождение седла, как предмета одежды, вызывало много споров, и долгое время оно было только частью парадной военной формы, но в последнее время седла вошли в моду, как аксессуар для крепления сумок вместо обычной перевязи.

Ликс приподнял мордочку и лизнул Луну по носу.

— Наверное, он хочет кушать, — сказала она засмеявшись.

— Да, уже пора его покормить, — ответила Эмеральда. — Мы присоединимся к Вам позже.

Луна положила седло на столик и вернула малыша зеленой единорожке. Пони вышли из детской и направились в гостиную, где их уже ждал накрытый стол. Обед прошел в достаточно непринужденной обстановке, только Элогиум немного поворчала о не соблюдаемом этикете. Когда к ним присоединилась Эми, Фулгэтрум втянула ее в разговор о молоке, сене и пеленках, окончательно развеяв неловкость. В конце визита няня привела маленького Ликса, одетого в свое новое седло, и допущенные в гостиную журналисты защелкали фотокамерами. Малыш опасливо жался к маме, но он был не просто одним из Блюбладов, он являлся двоюродным братом Луны — наследницы империи, и был обречен, как и вся императорская семья, жить под постоянным прицелом фотокамер.

Часть II

После долгого вынужденного отсутствия аликорнов яблони нуждались в уходе. Надо было оборвать испорченные листья, обрезать засохшие ветки и рассыпать у корней новую порцию перегноя. Селестия зашла в спасательную капсулу за секатором, сделанным из ножа и сплющенной металлической ножки стола.

— Как дела? — поинтересовалась она мимоходом.

— На момент последней самодиагностики 26 систем нуждаются в ремонте. Одно новое сообщение, — отозвался ИИ капсулы.

— Сообщение? — изумилась Селестия. — Зачитывай!

Официальное обращение ее немного удивило. Постепенно до нее стала доходить суть послания, и Тия остолбенела от испытанного шока. Лишенные поддержки садовые инструменты загремели, попадав на пол.

— Идиот!!! Герой недоделанный! — громким воплем высказала принцесса Селестия все, что думает о ситуации.

Она вылетела из капсулы и в три прыжка преодолела половину оазиса, остановившись у кучи камней в центре. Так и есть, кристалл пропал. Тия, надела ожерелье, уронив его пару раз — стресс приглушил ее телекинетические способности, и взлетела вертикально прямо сквозь защитное поле. Лишенный энергии купол разлетелся радужными лоскутами и пропал.

«Все засохнет», — мелькнула мысль. «Черт с ним, оазис всегда можно вырастит заново, а вот нового брата взять будет неоткуда», — сама себе ответила Селестия и прибавила скорости. Войдя в резонанс с усилителем магии, энергия перетекала в крылья, и она ускорялась все быстрее и быстрее, преодолевая сопротивление воздуха. Продолжая ускоряться, Тия чувствовала, как воздух все сильнее сопротивляется ее полету, а в ушах появился нарастающий гул. Встречный ветер резал глаза, выбивая капли слез, и Селестии казалось, будто она толкает перед собой каменную гору. Из горла вырвался крик, похожий на рычание, и, стиснув зубы, она прибавила еще немного скорости. Гул в ушах бил по голове, как молотком, а льющиеся непрерывным потоком слезы ее почти ослепили. «Я не смогу так долго лететь, — возникли сомнения. — Надо замедлиться, чтобы сохранить силы». «Нет, ты — можешь! Ты — должна! — из-за сильного стресса к ней пробился внутренний голос, — Преодолей сомнения и победишь!»

В следующий взмах крыльев Селестия вложила всю свою ярость. Громкий хлопок оглушил ее, и стремительная летунья лишь через несколько секунд почувствовала, что каменная гора куда-то пропала и лететь стало легко и приятно. На секунду обернувшись, она увидела расходящуюся кругом гигантскую радугу, и сердце переполнил восторг. Селестия еще никогда не летала так быстро и поняла, что уже не сможет так наслаждаться обычным полетом, после того, что испытала сейчас. «Я догоню этого балбеса, — зародилась надежда. — Догоню и отшлепаю хорошенько. А потом обниму».

Прошло несколько дней непрерывного полета. Солнце жгло нестерпимо, и Селестии пришлось создать вокруг себя магическое поле, чтобы не обгореть. Вдалеке на фоне солнца она, наконец, заметила пылающую точку.

«Стой, дурак!» — послала она мысль в сторону этой точки.

«Нет, это мой долг», — пришел ответ.

«Стой, этот кристалл не сможет управлять солнцем!»

«Что? Как?» — в мысленном ответе сквозило удивление.

«Он слишком слабый, тебе следовало лучше слушать Луну на уроках рунной магии!»

«Но ведь руны все правильные, я же видел!» — пылающий аликорн затормозил и развернулся в сторону Селестии.

«Руны правильные, но кристалл слишком слабый! Это всего лишь модель!»

Сестра затормозила неподалеку от брата. Притяжение солнца в этом месте почти уравновешивало притяжение планеты. Все ее тело онемело, натруженные крылья провисли, а в душе разлилось ликование. «Я это сделала, — радовалась она. — Спасла этого балбеса от собственной глупости.» Однако Фаирсан выглядел почему-то недовольным. Его глаза пылали негодованием, а из ноздрей валил пар.

«Значит, ты опять надо мной посмеялась? Да?»

— Ну, я же не знала, что ты так серьезно воспримешь мои теоретические рассуждения, — Селестия попыталась успокоить брата.

«Ты у нас любительница пошутить и похихикать?»

В аффекте Фаир наклонил голову и грозно заржал. Внезапно, с его рога слетел большой огненный шар, который, шипя и оставляя дымный след, понесся в сторону сестры.

— Ой, мамочки! — Селестия испуганно рванулась в сторону. Пронесшийся мимо нее шар, дыхнув серой, подпалил хвост, и улетел в сторону планеты.

«Ой, прости, прости, прости, с тобой все в порядке?» — Фаир сам не ожидал от себя такой реакции, и вся его злость улетучилась. Ей на смену пришло раскаяние и страх за сестру.

— Лучик, отдай кристалл, пожалуйста, пока еще что-нибудь не сотворил, — жалобно попросила принцесса.

— Да, возьми, — Фаирсан выплюнул кристалл, а Селестия его подхватила и вставила в свое ожерелье. — Значит, это была плохая идея, ведь у нас нет более мощного кристалла.

— Он есть на Эквестере. В оранжерее один точно был.

9
{"b":"256228","o":1}