ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда прешь?! — замахал в окно мужчина лет сорока, с длинными взъерошенными волосами, выбивающимися из‑под видавшей виды кепки.

— В мотель «Отдохнем», — выдохнул Андрей, открывая переднюю дверь и усаживаясь рядом с таксистом.

Тот даже дар речи потерял, потом на его лицо наползло выражение недоверия.

— У тебя деньги‑то есть?

Андрей показал смятые тысячные бумажки.

Было видно, что таксисту очень не хочется брать странного, потасканного пассажира, но он все же сумел пересилить брезгливость.

— Аварий сегодня в городе никаких не было? — спросил Андрей.

— Была одна, — будто нехотя ответил водитель.

— Где?

— На выезде, у заправки.

— И серьезно? Жертвы есть? — Андрей перестал дышать.

— А тебе‑то что? — с подозрением спросил таксист.

— Друзей ищу. Уехали на машине, а на звонки не отвечают.

— Бухие?

— Нет. Трезвые.

— Не знаю, — пожал плечами водитель. — Сирены по городу носились. Может, кого в «холодильник» и увезли.

— Куда? — не понял Андрей.

— В морг.

Через несколько минут такси вырулило на стоянку возле мотеля.

— Подождешь? — спросил Андрей, протягивая деньги. — Я быстро, только переоденусь. Надо по городу покататься.

— Давай, — казалось, водитель оттаял.

Андрей выбежал из такси.

В зале мотеля он встретил Светлану. Девушка узнала его, заулыбалась.

— Не уехали? — подмигнула она. — А я говорила Вячеславу, что вам у нас понравится.

— Ага, понравилось… – пробубнил Андрей. — Анастасия Смалева здесь?

— Нет, — девушка развела руками. — Я слышала, ночью что‑то случилось. Что со Славой?

— Жить будет, но приятного мало. Слушай… а ты можешь нам помочь?

— Кому – вам?

— Мне, Вячеславу и Анастасии. Можешь проводить нас за город?

— Зачем? — насторожилась Светлана.

— Просто проводить. На машине или пешком – как тебе удобнее. Хочешь, возьми кого‑то с собой, если боишься.

— Странные вы. У вас же карта есть. У нас и заблудиться нельзя.

— Мы вот умудрились.

Девушка вздохнула.

— Я подумаю. Сегодня все равно не смогу – работаю вот.

— Завтра, — кивнул Андрей. — Спасибо!

— Я еще…

Но он уже не слушал. Выбежал в дверь, поднялся по лестнице. Переоделся за пару минут и вернулся к такси. Выбора у него все равно не было. Взамен напрочь испачканной и местами подранной одежды у него остался только деловой костюм, который он планировал надевать в Самаре.

— На праздник собрался? — усмехнулся водитель.

— На праздник. В вашем городе для нас каждый день праздник.

Они доехали до больницы, и Андрей потратил добрых двадцать минут, пока бегал по этажам, выспрашивая насчет пациентки, привезенной сегодня днем после автомобильной аварии. Точной информацией не владел никто. Даже в отделении, где лежал Вячеслав, только пожимали плечами. Но к ним за весь день никто не поступил. В конце концов, Андрей добрался до заведующей больницы и только тогда смог вздохнуть с облегчением. На вызов действительно выезжали, пострадавшая имелась, но от госпитализации отказалась. Найти ее, скорее всего, можно в отделении местного ГИБДД. Туда, на стоянку, отбуксировали и автомобиль, участвовавший в аварии.

У отделения ГИБДД Андрей расплатился с таксистом и отпустил его. Поиски Насти снова заняли время, но не так много, как Андрей боялся. В здании автомобильной инспекции оказалось пусто. Всего два человека заполняли какие‑то бумаги, еще один стоял возле приемного окна с пачкой документов.

Настю разместили в отдельной комнате. Наверное, ее можно назвать комнатой отдыха: пара диванов, несколько стульев, аквариум и место для кухни со столом и раковиной, электрическим чайником и микроволновой печкой.

Девушка лежала на диване, укрытая тонким одеялом, и билась в конвульсиях. На ее губах выступили хлопья пены.

— Воды! — взревел Андрей и бросился к спящей Насте.

Гаишник, который проводил его в комнату, так и остался стоять в дверях.

— Просыпайся… ну же… – Андрей откинул одеяло, обнял девушку. — Воды! — прокричал, обернувшись к двери. — Холодной!

Гаишник вышел из ступора, быстрым шагом прошел к импровизированной кухне, налил из крана стакан воды.

— Пожалуйста.

В коридоре уже слышались торопливые шаги, отзвуки голосов.

Андрею понадобилось три стакана воды, прежде чем Настя открыла глаза. Он просто выплескивал влагу в лицо девушки, надеясь, что та очнется. Первые пару минут она просто лежала в его объятиях и смотрела в потолок. В глазах мутная поволока, нос немного опух, будто недавно был разбит.

В комнате распахнули окно. Собравшийся было на шум народ разошелся, тихо переговариваясь. Наверняка обсуждают странных гостей города. Но Андрею не было до них дела. Только глубоко в груди тлела злость на то, что они позволили Насте уснуть. Злость необъяснимая и непонятная для самого себя. Она засела, как заноза, и зудела, напоминая о себе время от времени.

— Все в порядке, — произнес Андрей, убирая с лица Насти мокрые пряди волос. — Я здесь. Возвращайся. Ну же, давай.

— Ты… – протянула девушка и поморщилась. — Куда ты делся?

Она попыталась высвободиться из его объятий, но сил хватило, только чтобы немного привстать.

— Я больше не могу… – из ее глаз покатились слезы.

— Все будет хорошо, успокойся.

— Я говорила, что не хочу спать. Говорила им, — она уткнулась в его плечо. — Но они же – врачи. Им виднее. Всегда им виднее…

— Давай‑ка выйдем отсюда. Быстро разберемся со всеми делами – и выйдем.

Настя поспешно кивнула.

В комнату вошел высокий человек в форме сотрудника дорожной инспекции. Погоны Андрей не разглядел, так как сидел значительно ниже вошедшего.

— Все в порядке? — трубным голосом спросил человек.

— Да.

— Помощь нужна?

— Вы уже оформили сегодняшнюю аварию, у заправки, на выезде из города? Машиной управлял я. Полагаю, ко мне будут вопросы.

— Баюнов Андрей Владимирович? — оживился человек. — Почему покинули место дорожно–транспортного происшествия?

— Покинул? — до Андрея не сразу дошло услышанное.

— Конечно.

— Ударился головой. Был не в себе. Как очнулся – сразу пришел.

Судя по взгляду сотрудника дорожной инспекции, побитое и измученное лицо Андрея вполне соответствовало человеку, который совсем недавно побывал в аварии. Возможно, усилению образа весьма кстати поспособствовала повязка на голове, наложенная еще в первую ночь, в мотеле.

— Вам следует прочитать и расписаться в протоколе.

— А моя машина? Я могу ее забрать?

— Да, разумеется, — вздохнул сотрудник дорожной инспекции. — Идемте.

Настя, до того сидящая тихо, вздрогнула. Ее тело напряглось, ногти впились Андрею в руку.

— Ты что делаешь? — громко прошептал тот и попытался разжать пальцы девушки. Но те будто одеревенели.

Она замерла, неотрывно всматриваясь в лицо ожидающего в дверях человека в форме сотрудника дорожной инспекции. Всматривалась, будто загипнотизированный кролик под тяжелым взглядом удава.

— Вам точно не нужна помощь?

— Точно–точно, — Андрею удалось разжать пальцы девушки. — Настя…

Та перевела взгляд на него. Бледная, с крупными каплями пота, вдруг выступившими на лбу.

— Давай уйдем отсюда, — проговорила одними губами.

— Это я и собирался сделать.

Последующие полчаса слились для Андрея в сплошную полосу нудных разъяснений. Ему что‑то говорили, спрашивали, уточняли детали аварии. Но выдать реальную версию он просто не мог. В сознании не осталось ни малейших воспоминаний. А то, что видел в кошмаре, — говорить глупо. Впрочем, особенного усердия в установлении деталей произошедшего служители дорожного правопорядка не проявляли. И все же к концу беседы у Андрея жутко разболелась голова. Голос сидящего перед ним человека он воспринимал через густую туманную дымку, сгустившуюся в собственной голове. Звуки тонули в ней, с большим трудом пробивались до сознания. Настя сидела рядом, неотрывно держа его за руку. Напряженная, с прямой спиной и большими глазами. Ее била мелкая дрожь.

27
{"b":"256229","o":1}