ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Задумавшись о наилучшем пути спасения, Андрей не заметил, как стихли за спиной вопли. Он коротко обернулся – никого. Преследователи исчезли. Еще несколько секунд бега – остановка. Настороженная, неуверенная.

Так не бывает. Тем более здесь, в мире убийц и сумасшедших. Андрей все еще отлично помнил, как убегал от парочки изуверов в останках мотеля, как призраки способны перемешаться в пространстве. А потому не позволил себе отдохнуть. Бегать в модельной обуви – занятие не самое приятное, но лучше уж стереть ноги, чем потерять голову.

Он снова бежал, хоть и не так быстро, как только что. Все Водино – сплошная беготня. Только по разным его версиям. Одно хорошо – в этот раз нет пыльной бури. Дышится легко.

Минут через двадцать Андрей добрался до улицы, где в прошлый раз услышал металлический скрежет. Сейчас же тишину мертвого города нарушали лишь собственные шаги и тяжелые дыхание. Но обольщаться не стоит. Все может измениться в любое мгновение. Уже зная, с кем может повстречаться в конце переулка между деревянными бараками, Андрей сразу подобрал кусок трубы. Похоже, всякий металлический лом становится его излюбленным оружием.

Перед входом в переулок он остановился, перевел дыхание. Впереди простирался темный туннель, в который с обеих сторон смотрели окна древних строений. В этих гнилых развалинах может спрятаться целая армия призраков.

И все же идти надо. Как бы ни тряслись поджилки.

Он метнулся с места, сразу набрал высокую скорость. Чем быстрее проскользнешь узкое место, тем больше шансов уцелеть.

Собственный топот казался чередой громовых раскатов. Под ноги то и дела попадались куски дряхлого шифера или ржавого железа. Если кто‑то в городе еще и не знал о присутствии рядом живого гостя, то теперь точно вылез из своей затхлой норы и потащился на охоту.

Впереди замаячил просвет. Проулок заканчивался. Но! На том конце кто‑то стоял. Спокойно, не шелохнувшись. Кто именно – не разглядеть. Но вариантов не очень много. Скорее всего, тип в грязно–зеленом свитере. С топорами или приготовил что‑то другое?

Андрей остановился, присмотрелся. Нет, он не повернет обратно. Не сейчас, когда путь к спасению так близок. И плевать, что дорогу преграждает какой‑то ублюдок.

За спиной грохотнуло. Быстрый поворот головы – и снова посмотреть вперед. Человек впереди стоит по–прежнему, а позади нет никого.

Как же надоели все эти прятки!

Андрей сплюнул на землю, сжал кусок трубы.

Грохот раздался изнутри одного из домов – стеклянный звон вперемешку со звуком разбиваемых кирпичей, будто кто‑то тараном проходит сквозь внутренние перегородки.

Бежать! Пока невидимый таран не выбрался в проулок.

Андрей несся изо всех сил, а за ним по пятам катилась волна разрушений. Казалось внутри домов проснулась необузданная сила, решившая во что бы то ни стало сокрушить старые развалины. Грохот, скрежет, звук падения, звон, странное шипение – все слилось в разноголосую какофонию. Кажется – остановись, помедли мгновение – и все, шум накроет с головой, сотрет в порошок.

До человека, стоящего в конце переулка, остался какой‑нибудь десяток шагов. Теперь Андрей отчетливо видел: поджидает его вовсе не знакомец в свитере. Широко расставив ноги и заведя руки за спину, там стоял некто, до горла затянутый в черную кожу. По фигуре – мужчина, но не очень массивный. Длинные волосы свисают на лицо.

Волна разрушительного шума катится следом, подталкивает, заставляет пригибаться.

Человек в черном развел руки в стороны. В каждой зажат кривой нож.

Ждет, но события не торопит.

Как он умудряется видеть сквозь волосы?

Андрей резко затормозил, споткнулся и чуть было не полетел головой вперед, когда незнакомец неожиданно всплеснул руками, выронил ножи. Тут же оглушительная волна прокатилась по барабанным перепонкам, устремилась дальше по переулку, где и распалась отдельными затухающими раскатами.

Человек в черном медленно опустился на колени, а потом рухнул лицом вниз. В его спине торчал топор на длинной ручке. За распластанным телом замер ублюдок в грязно–зеленом свитере, в руке он держал еще один топор. На худом лице играла поганая усмешка.

— Кто вернется в дом ко мне – джигу спляшет на огне… – процедил он, почти не разжимая губ.

До невольного помощника оставалось не более пары метров, но Андрей не стал благодарить и расспрашивать о мотивах, побудивших призрака повернуться против собратьев. Плевать, зачем он это сделал.

Их взгляды встретились. Андрей сорвался с места, прыгнул. Противник вскинул топор, но немного опоздал. Кусок трубы, выброшенный вперед, врезался убийце в лоб. Тот покачнулся, отступил на шаг. Топор остался валяться на земле.

Андрей же метнулся мимо ошарашенного врага. Добить все равно не получится. Толку‑то время тратить?

Только выскочив из переулка, он увидел вожделенное клубящееся облако. На месте! Теперь бы как до него добраться. На небольшой ровной площадке, предваряющей огромную свалку металлолома, формировались тени. Они еще не походили на настоящих людей, а потому продолжали уплотняться, наливаться плотью. Человеческие фигуры – все с длинными волосами, затянутые в черное, с размалеванными лицами. Они возникали, будто големы, полосуя Андрея испепеляющими взглядами, но пока не приближались. Ждали, перекрыв ему дорогу к порталу. Случайно или понимают, что добыча может улизнуть окончательно?

Он обернулся. Человек в грязно–зеленом свитере уже пришел в себя. Снова поднял топор, но выражение его лица изменилось. Он явно не ожидал увидеть еще гостей. Похоже, между собой призраки не особенно ладят. Надо будет запомнить. На всякий случай.

Длинноволосый с топором в спине дернулся, попытался привстать, но неудачно.

Шансов добраться до прохода в реальный город немного. Но с каждой секундой их становится еще меньше. Андрей бросился к бурлящему чернотой облаку. Не по прямой – петляя, точно заяц. Позади слышались шаги ублюдка в грязно–зеленом свитере, но и остальные твари не остались в стороне. Полностью не материализовавшись, они все же попытались остановить уходящую добычу. Их полупрозрачные тела вставали на пути Андрея, но тот проходил сквозь них, будто через сгустки тумана. Правда, ощущения при этом испытывал такие, точно с головой погрузился в заледеневшие, но все еще склизкие внутренности какого‑то издохшего чудовища. На коже появилась испарина, какие‑то тягучие волокна, воняющие гниющей плотью.

Они немного замедляли его движение, но совсем остановить не могли. Тем более что некоторые из затянутых в черную кожу отвлеклись на собрата с топором. Андрей видел это лишь краем глаза. Преследующему его человеку в свитере прохождение сквозь других призраков вряд ли приносило какие‑то неприятные ощущения, но после каждой такой встречи бег его срывался, ноги начинали запинаться.

Значит, условия у них равные. Это осознание прибавило сил. Андрей рванулся с остервенением. Увернулся от одного призрака в черном, но тут же налетел на другого. В носоглотку ворвалась ледяная вонь. Желудок скрутило жестокой судорогой, боль от которой резко рванулась в стороны. Ощущение, будто собственные потроха начинили самым злым перцем.

Андрей споткнулся, чуть было не упал. Зацепился руками за торчащий из земли изогнутый металлический уголок. Острые пластинки отслаивающегося металла резанули кожу, но боли нет. Вперед, к ожидающему порталу в реальный мир. Плевать на холод, плевать на выгорающие внутренности. Все пройдет, надо только вырваться из этого междусобойчика. Оставить призраков наедине друг с другом. А там пусть хоть вечность потратят, пытаясь перерезать друг другу глотки.

Рывок вперед. До портала остаются считанные шаги. За спиной слышится протяжный вопль. По голосу – вроде бы любитель стихов, но уверенности нет.

В плечо что‑то врезалось. Андрея отбросило на землю. Он покатился кубарем, но быстро снова вскочил на ноги. Перед ним замер призрак в черной коже. Белое лицо почти не разглядеть сквозь длинные волосы. Призрак сжимал и разжимал кулаки.

54
{"b":"256229","o":1}