ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Похоже, тварь обрела плоть.

Очень плохо.

Призрак рванулся, но не к Андрею, а к клубящемуся выходу из кошмара. Быстрый, точно тень, он замер у самого провала в ткани кошмара. Развернулся. На тонких губах возникла жестокая ухмылка.

Андрей с досады выругался. Все? Ловушка захлопнулась?

Над свалкой, в клочья разорвав стоялый воздух, поднялся визг. Андрей краем глаза отметил, как девчонка, та самая, которую он видел у горящей машины, поднимает в руке отрубленную голову любителя говорить стихами. Голова странным образом дергалась, будто пыталась вырваться, а глаза на перекошенном лице яростно вращались.

Неужели призрак может убить призрака? Окончательно, без возможности переродиться снова?

Очень интересный вопрос, но думать над ним лучше в другом месте и в другое время.

Продолжая держать голову поверженного противника в руке, девчонка повернулась к Андрею, снова завизжала, указывая на него.

Вот и черед человека настал.

Он бросился к порталу. И пусть длинноволосого охранника не миновать. Пусть тот продолжает ухмыляться, пусть стоит, будто вылитый из камня.

Андрей не пытался обогнуть призрачную тварь, не пытался обмануть или ударить. Он просто врезался в него на всем ходу. Единственный шанс – оказаться немногим быстрее следующей по пятам смерти.

Плечо взорвалось всепоглощающей болью. Андрей будто влетел в бетонную стену. Но стену податливую. Призрак не устоял на ногах, подался назад – в бурлящую мглу перехода. Мгновение, в которое длинноволосая тварь все еще сохраняла равновесие, показалось Андрею вечностью. Спиной он уже ощущал нацеленную в него сталь и руки, готовые сомкнуться на шее, разорвать ее.

И все же призрак упал. Черный провал втянул его в свои недра. А вместе с ним забрал и человека.

Глава 13. Выбор.

Порыв холодного ветра скользнул по лицу. Андрей повалился в траву, ненадолго потерял ориентацию в пространстве, но все же успел вскочить на ноги прежде, чем поднялся его оппонент. В то, что призрак из кошмара может переместиться в реальный мир, он не верил. Но опасался.

И не напрасно.

Затянутый в черную кожу длинноволосый убийца озирался из стороны в сторону. Казалось, он и думать забыл, что всего несколько секунд назад участвовал в облаве на живого человека.

Живого!

Неужели произошло невероятное? Неужели реальность приняла того, кто умер много лет назад?

Длинноволосый замер, ощерился, а потом рванулся с места, норовя добраться до противника. Странно, но движение вышло вялым и неуверенным. Андрею даже не пришлось особенно стараться, уходя с линии удара. Собственное тело действовало автоматически: нанести хук слева, тут же правой – в область солнечного сплетения и в довершение апперкот, когда призрак охнул и согнулся пополам.

Длинноволосый рухнул в траву, издал звук, похожий на всхлип. На этот раз поднялся он не сразу – пролежал без движения с полминуты. Андрей даже начал думать, что ублюдок отправился обратно в кошмар. Но нет. Вздрогнув всем телом, тот неуверенно оперся на руки, откинулся назад и сел на колени. Затем поднес ладони к лицу.

Андрей осторожно обошел противника. Взгляд того прикован к окровавленным ладоням.

— Не ожидал? — спросил Андрей. — Добро пожаловать в реальный мир.

Длинноволосый повернул голову на голос. Его лицо исказилось. Но не злобой или безумием – болью.

— Узнаешь место? — спросил Андрей. — Оглянись. Ты дома.

Призрак, обретший плоть, не пошевелился. Только руки начали дрожать мелкой дрожью.

Поначалу Андрею показалось, что глаза играют с ним злую шутку: волосы застывшего перед ним человека начали светлеть. Иссиня–черные, густые, они будто истончались, истаивали, пока не превратились в подобие драной пакли.

Все произошло за считанные секунды.

Стоящий на коленях коснулся волос пальцами, отдернул руки. В его глазах назревала паника.

Вслед за волосами изменения коснулись кожи. Пятна – сначала еле заметные, бледные – они становились все более отчетливыми с каждым мгновением. От светло–серых к коричневым и потом к угольно–черным.

— Что это? — сорвалось с губ человека.

Голос хриплый, точно шкуркой по дереву.

— Похоже, реальности ты не нравишься, — сказал Андрей. Он уже чувствовал появившийся в воздухе запах разложения. Пока слабый, развеиваемый порывами ветра, но вряд ли это надолго.

Рот человека исказился в оскале. Из горла вырвался сдавленный рык.

— Я сожру твое сердце!

— Не в этот раз, — Андрей уже давно бы плюнул на тварь и направился к деревне. Вечерело – и в лесу, должно быть, уже сейчас ничего не видно. А еще не стоит забывать о развалинах и населяющих их призраках. Но оставлять за спиной выходца с того света он все же не решился.

Длинноволосый попытался подняться, но стоило ему опереться на ногу, как по телу пробежала судорога. Похоже, сильная. Матерясь и суля Андрею кровавой расправой, он снова упал.

Человек катался по траве и завывал. Черные пятна на его коже вскрылись, исторгнув из себя густую сукровицу.

Запах тлена резко усилился.

Тот, кто давно обосновался в призрачном городе, гнил заживо. Гнил очень быстро.

Андрей наблюдал за ним еще с минуту, чтобы окончательно удостовериться: опасности отсюда ждать не следует. Крики же, перемежающими булькающими воплями, доносились до него еще долго. Почти до самой кромки леса.

Жутко хотелось есть. Желудок сводило судорогами не то от голода, не то от прилипшей к носоглотке вони разложения. В голове звенело. Думать и что‑либо анализировать не хотелось. С наступлением темноты организм будто приготовился к спячке. Продержаться! Одну ночь. Этой ночью должно все решиться. Так или иначе.

А пока дело за малым: добраться до деревни. В быстро сгущающихся сумерках сделать это казалось все более проблематично. Если до леса Андрей добрался без проблем, то дальнейшую дорогу как обрубило. Он помнил примерное направление, но понятия не имел, где начинается тропа. В прошлый раз вышел на нее случайно и то днем. Теперь же, стоя перед непроглядной, выжидающей стеной деревьев, чувствовал себя так, будто ищет черную кошку в черной комнате.

И все же найти кошку придется.

— Есть кто живой?! — закричал Андрей, обращаясь к неподвижным лесным гигантам.

Он понимал, что кричать – глупо и даже опасно, но иного варианта привлечь к себе внимание аборигенов не видел. В конце концов, вдруг они догадались оставить несколько патрулей, засевших вдоль хотя бы части лесополосы? Вряд ли, учитывая их опасливость в отношении призраков. Но все же шанс.

Андрей подставил лицо порывам холодного ветра. Очень хотелось услышать ответный крик или хотя бы треск сучьев, звуки шагов. Но все тщетно. Окружающий мир не молчал, полнился звуками – шумом волнующегося леса, стрекотом кузнечиков, далеким уханьем и отрывистыми всхлипами какой‑то пичуги. В дрожащих тенях что‑то шелестело. Андрей вслушивался и всматривался, надеясь, что вот сейчас его окликнут или из черноты покажется человеческая фигура.

Он простоял минут десять, крикнул еще раз. Ветер подхватил крик и унес в сторону от леса. Плохо. Похоже, придется продираться в одиночестве.

Андрей еще раз прикинул направление и вошел в лес. Он ступал осторожно, руки держал вытянутыми перед собой. В любом случае – заблудиться не получится. Самое неприятное, что может случиться, — он добредет до границы, за которой его просто перебросит на противоположную сторону окрестностей Водино. Потеря времени и сил, но все равно не смертельно. Если, конечно, не вывалиться возле лагеря падальщиков.

Последняя мысль заставила напрячься. В голове тут же родились красочные образы крадущихся в ночи людей, вооруженных цепями и крючьями. Они знают эти места, умеют ходить бесшумно, умеют ждать. Он же ломится, точно слон. Не разбирая дороги. Не заметит ловушки, даже если ту подвесить перед самым его носом.

Андрей остановился, вслушался в шум леса. Теперь в каждом громком скрипе, в каждом резком шорохе ему чудился затаившийся враг. Жестокий и… голодный.

55
{"b":"256229","o":1}