ЛитМир - Электронная Библиотека

— И каков же доход? — поинтересовалась та.

— Двадцать тысяч талэнтумов за тринадцать дней, если я правильно запомнила название. Но должно быть больше, так как там и охрана учитывалась.

— И прислуга, и кучер. Ты уж извини, но я позволила себе их уволить. Всё равно мы повсюду с тобой будем. Так и лишних ушей меньше…

— Я не возражаю, — Лея попыталась улыбнуться, но в голове сразу что-то затренькало.

— А по поводу денег. Нашему клану содержание обходится примерно в восемь тысяч талэнтумов за тоже время, — Дайна как Кхалисси знала о сметах, но она приврала. Восемь тысяч были до такого существенного сокращения демонесс. И, по практически отсутствующему доходу, клан еле сводил концы с концами. Дайна не знала, почему Кхалисси Дагна позволяла содержать дэзултов. Они значительно били по бюджету. — С учётом того, что нужен ещё и доход, да и высокая ответственность. И уж очень я сомневаюсь, что функции будут только охранными, — Дайна подмигнула. Лея насторожилась, вспоминая разговор с Ал'Беритом.

— В смысле? — вкрадчиво поинтересовалась она.

— Есть сомнения, что ты будешь лично заниматься закупкой воды, продовольствия. Тебя надо будет вести за ручку к портному. И самое главное, — Дайна сунула в руки девушки какой-то свиток. Лея нерешительно развернула. Какие-то непонятные иероглифы. Она перевернула свиток, надеясь, что, может, головоломка решается так.

— И что это? — наконец, полюбопытствовала она.

— А это ещё одна наша работа. Переводить.

— Да, — Лея задумалась. Как ни крути, Дайна была права. Она, как новорождённый, требовала внимания, заботы и ухода. Надо же было с начала такие глупости в голову пустить. — А нет такой штучки, чтобы как с речью переводила?

— Есть, — призналась демонесса. — Но они конфликтуют с синхронизаторами речи. Либо одно, либо другое. И у них есть побочное действие. Чем дольше носишь, тем сильнее и дольше болит голова, пока не будет кровоизлияния в мозг.

— Ты меня убедила, — головной боли от похмелья Лее вполне хватало.

— Поэтому я хочу столько же, сколько планировалось отдавать твоим охранникам, пусть они и нижней высшей касты. Собственно, мои доводы учтены и одобрены виконтом. Так что твой доход останется неизменным, — заключила демонесса.

— Если всё согласовано, то зачем ты всё это рассказывала? — не поняла Лея.

— Чтобы мои доводы были учтены и одобрены и тобою, как лицом, как ни крути, заинтересованным, — девушке оставалось только вздохнуть. Демонесса она демонесса и есть. Столько информации на больную голову.

— Ясно. Спасибо за бассейн, кстати, — Дайна поморщилась.

— Во-первых, лучше не говори «спасибо». Заменяй на благодарю или более официальное выражение — ваши слова или действия, от ситуации, доставляют мне удовольствие. Синхронизатор штука тонкая. Он спасибо воспринимает и переводит как «Спаси Бог». Не очень то актуально для Ада. Это равноценно вашему посылу далеко и на долго, только в ещё большей оскорбительной форме. А, во-вторых, я бы не стала делать такого безумия.

— В смысле? — удивилась Лея.

— Бассейн тринадцать метров в длину, пять в ширину, глубиной около трёх метров. Ты представляешь, сколько это литров воды?

— Примерно. И что? — Лея не понимала, к чему клонит демонесса.

— Придётся рассказывать и о денежной системе, но по дороге вниз. Нечего время терять… Как ты умудрилась согласиться на работу и не узнать, что именно понимается под теми деньгами, что тебе будут платить?

— Я постеснялась, — честно призналась Лея. Дайна посмотрела на неё, как на полную идиотку. В принципе, она была права.

— Карускоин. Это самая крупная монета. За её эквивалент берётся слиток мифрила в шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть грамм. Она очень стабильна и равняется ста шестидесяти девяти пэкуньяи. Эквивалент этой монеты здоровый человек раб. Ещё недавно она равнялась тридцати тхаллерам и двум талэнтумам, но сейчас возросла до пятидесяти тхаллеров и шести талэнтумов. Тхаллер — это средняя монета. Её стоимость равна десяти литрам воды или одному чортанку, что равняется семи талэнтумам. А сам талэнтум — самая мелкая монета, за неё можно купить около вашего литра пищи. Теперь понимаешь, во сколько обойдётся такой бассейн, и почему я называю это безумием?

— Ого, — попробовала подсчитать Лея. Точно не получалось, но и предварительная сумма выходила нехилой.

— О-го-го, вернее, — усмехнулась Дайна. — Вода у нас просто так не течёт. Есть, конечно, реки. Но в основном либо синтезируем, либо добываем с теневой стороны планеты.

— Ужас. А по поводу монет, тебе придётся мне не раз напоминать, что есть что, и сколько стоит. И меня с переводом денежных единиц всегда не очень хорошо было.

Когда она спустилась с Дайной вниз, то там её ждало ещё девять демонесс на одно лицо и примерно в одинаковой одежде, то есть самое лучшее безумие для утреннего похмелья. Лея почувствовала себя героиней сказки, где злой волшебник предлагает красавице узнать среди одинаковых молодцев настоящего.

— Я тебя узнала, Дарра — обрадовалась Лея. Выявить демонессу по причёске труда не составило.

— Какая проницательность, — двусмысленно подметила та. То ли ехидство, то ли комплимент. Нет, от того, что Дагна стали ей служить, их характер отнюдь не поменялся… И это было замечательно.

— Это Дорра, — у этой демонессы были более натренированные мышцы. На поясе полуторный меч. Туго заплетённая обратным колоском коса перекинута через плечо. Дорра слегка поклонилась. Кажется, она была очень серьёзной. — Дэйби, — глаза улыбаются, две коротенькие косички смешно топорщатся, придавая вид шаловливой девочки. Скорее всего, так и было. — Дайри, — эта улыбается во весь рот. Волосы до плеч распущены, от макушки в разные стороны разбегаются косички. — Дана, — а вот эта весьма строгая, судя по взгляду. Волосы заплетены в косу и собраны в куколь, несколько прядей выбиваются. — Дэнна, — две косы по обе стороны головы, соединённые в одну. — Детта, — два хвостика чуть длиннее плеч напоминают школьные времена. Но встреча с такой школьницей могла бы для маньяка, скрывающегося в тёмном переулке, кончиться весьма плачевно. — Джетта, — как настоящая Сейлор Мун, только волосы значительно короче. — И Дейра, — удлинённое каре.

— Я постараюсь всех запомнить. Но могу путать. По началу, по крайней мере, — призналась Лея.

— Сестрёнки напомнят, если что, — утешила Дайна.

— Главное, чтобы вы причёски не поменяли, — девушку это уже начало забавлять.

— Это исключено, — серьёзно сказала Дана. Её Лея сразу запомнила. — Причёска может меняться только раз в двадцать лет и только до достижения трёх ста пятидесяти лет.

— Иначе, мы бы сами запутались, — сказала Дарра, и несколько демонесс захихикали. Кажется, это были Дэйби, Дайри и Детта.

— Мы поедем впятером. Дэйра, всё готово?

— Только госпожи Пелагеи не хватало.

— Я бы попросила, когда посторонних нет рядом, называть меня Лея, — сказала девушка.

— Как будет угодно, — пожала плечами Дэйра.

— Дарра, Дорра, Дана. Остальные займутся домом.

Радовало девушку только одно — карета ехала так, как будто во всей вселенной не существует кочек, ямок, рытвин и прочей дорожной гадости. Прошлый вечер крайне смущал, она не знала, что делать. Лея была из тех людей, кому легче сделать вид, будто ничего и не было, чем попросить прощение. И дело было не в гордости. Чтобы просить прощение, нужно признать ошибку. А признаваться самой себе в ней, когда можно просто «забыть», было страшно. Тем более, чтобы простить — надо понять. А Лея сомневалась, что у демонов случались такие эксцессы. Во всяком случае, в ближайшее тысячелетие. Поэтому, уделив сомнениям некоторое время, она пришла к выводу, что «я не я. И лошадь не моя», и завязала разговор с демонессами. Дайна сказала, что Дана занимается сметами клана, отчётами и налогами, и поэтому, может, её присутствие будет полезно. Лея была в восторге. Решение нанять Дагна нравилось ей всё больше и больше.

Замок возвышался над приземистым городом, как гора. Даже просто присутствие у его подножия выбивало из равновесия. Нет, на Земле есть и выше здания. Человечество с каждым годом открывает всё новые и новые возможности. Но как мог замок такой архитектуры не падать? Исконный страх высоты усилил своё действие перед лифтами… Последний этаж. Да ещё и на таком хрупком устройстве в столь ненадёжном здании. Мысль о том, что замок стоит на этом месте чуть ли не испокон веков и ещё столько же простоит, не помогала. Лея посмотрела на лестницу. Создавалась впечатление, будто она смотрит на ту через обратную сторону бинокля. Нет, идти пешком хотелось ещё меньше. Створки лифта открылись, и начался подъём. Стремительный, но незаметный.

38
{"b":"256234","o":1}