ЛитМир - Электронная Библиотека

— Неплохо, — он даже не смотрел на неё, продолжая работу. — Людьми я займусь. На остальное даю тебе полномочия. В течение десяти минут Кассандра передаст соответствующий документ, — он неожиданно резко поднял взгляд от свитка. — И помни. В Аду проблемы решаются быстро и жестоко. Тебе сразу следовало взять Стражей, чтобы задержать нарушителей… Иди работай. Через одиннадцать дней тебе следует отбыть к шахтам.

* * *

К тому времени, как настало время отъезда в восточный сектор, Лея была опустошена окончательно. Она проплакала всю ночь. Оставалось надеяться, что полдня дороги принесут хоть немного отдыха и покоя. Дану она решила оставить заниматься текущими делами. Это, конечно, расстраивало. Да, у неё на руках были тезисы демонессы по работе шахт, но какие проблемы могли возникнуть на месте? Но не это стало причиной слёз. Было страшно. Не от прошлого. Не от будущего. Она боялась себя. Во время побега, Лея сомневалась, стоит ли бить демона ножом. А теперь без труда за неделю отдала приказы об уничтожении восьмидесяти четырёх демонов выбранной наугад категорией казни. Безликие на бумаге. Такими они не вызывали сложности в принятии решения. Чувство справедливости тоже говорило, что это всё правильно. И лишь, когда Дайна гордо произнесла: «Смотри, какая работа», отодвигая занавеску кареты, девушка увидела искореженные и искалеченные тела, как будто предварительно пережёванные, висящие на шестах по периметру главной площади. Они были реальностью. Как это было возможно? Как это могла сделать она сама? Как?!.. «Нет», — решила Лея. — «Это не должно стать моей практикой. Нужно придумать, как реорганизовать систему домов таким образом, чтобы им не было смысла рисковать с контрабандой»

Глава 5

Дайна носком ноги приоткрыла дверь и увидела, что Лея не спит. Красные глаза объясняли причину. Девушка смутилась и отвернулась, чтобы стереть остатки слёз.

— Всё ещё переживаешь? — заботливым голосом спросила демонесса. Лея подумала, что не стоило рассказывать подруге о своих переживаниях.

— Уже совсем немного, — солгала она.

— Тогда я правильно решила тебя порадовать. Смотри, какое кремовое пирожное! — Лея обернулась. В руках у Дайны был поднос с завтраком, и позади накрытой тарелки стояло маленькое блюдечко с очень красивым пирожным. Нежное тесто, воздушный крем, рисунок в виде розочек и кусочек клубники. У Леи потекли слюнки. — Только ты его не бери! — внезапно строго предупредила девушку демонесса.

— Почему? — изумилась Лея.

— Я не хочу, чтобы ты его брала, — тем же сухим голосом сказала Дайна.

— Ну, если хочешь его съесть или отдать кому-то из сестричек, то бери, конечно, — сказала девушка, немного расстраиваясь.

— Нет. Оно нам не нужно. Просто не хочу, чтобы ты его ела.

— Глупости, — понимая, что это Дайна так шутит, ответила Лея. Взяла пирожное и с удовольствием надкусила. О, да! Оно было божественно.

— А если бы это сказал виконт Ал'Берит или герцог? — вкрадчиво, улыбаясь, поинтересовалась демонесса.

— Тогда я бы не взяла, конечно! — пережевывая, ответила она.

— А почему? — Лея застыла. Так вот к чему шёл этот разговор. Она решила играть по правилам.

— Потому что я знаю, что они могут за это сделать… Ты этим хотела мне намекнуть о тех демонах, да? — Дайна кивнула.

— Возможно, в другом обществе тебе и следовало бы себя корить. Но здесь правит сила. Тебя начали бояться, а, значит, тебя будут и слушать. Во всяком случае, они несколько раз подумают, прежде чем столь безрассудно взять пирожное с подноса.

* * *

Дорога проходила спокойно. Сначала Лея с любопытством смотрела за окно, но это быстро надоело. Пейзаж был однообразным. Поэтому она, в конце концов, закрыла шторки и забралась на сидение с ногами. На противоположном диванчике расположилась Дайна. Дэйра правила экипажем. Остальные семь демонесс ехали верхом на дэзултах. Выглядело со стороны всё это весьма внушительно. В руках у Дайны был нераскрытый свиток — немой укор, что время не следовало попусту терять. Но решительно ничего не хотелось делать.

— А что ты сама знаешь об этих шахтах, Дайна? — поинтересовалась Лея.

— Не так уж и много. Они принадлежали Хдархету. Разработки начались сравнительно недавно. Добывается мифрила немного, но это ещё и основное месторождение. А сам металл очень ценен за прочность и лёгкость. Если хочешь узнать не слухи, а данные, то лучше на эти самые данные и посмотри.

— Ладно, — всё равно это было неизбежно, Лея развернула свиток.

Витиеватый красивый почерк больше подошёл бы для открыток, чем для написанного. Некоторое время девушка пыталась вникнуть в суть, сдерживая порывы отвлечься и не позволяя вниманию ускользнуть.

— Пуд это сколько килограмм? — спросила она у демонессы.

— Шестнадцать целых. Три. Восемь. Ноль. Четыре. Восемь. Один, — начала диктовать демонесса, но после единицы Лея её остановила. Умножение в столбик бесконечных дробей не радовало. Проверяя, правильно ли она решила, Лея подумала, что калькулятор это и очень полезно, и одно из самых больших зол для мозга. В школе у неё не возникало проблем в перемножении двухзначных цифр в уме. Немного подумать — и готово. А последующие года использования счётной техники, привели к тому, что даже простейшие сложения и вычитания велись только с ней. Наконец, она перевела данные. Теперь всё стало намного понятнее.

— С первой шахты около трёхсот тридцати килограмм в год. Со второй всего около двухсот девяноста. Неужели это рентабельно? Как Хдархет на это живёт? Ведь ещё и расходы на содержание, и налоги, — Лея была поражена цифрами.

— А ты вспомни, что такое карускоин. Эквивалентом является слиток мифрила в шесть тысяч шестьсот шестьдесят шесть грамм.

— Примерно девяносто три карускоина в год. А моя шикарная зарплата почти десять в год. М-да. А ведь у него, помимо зарплаты от работы, было три шахты. Нехило и круто устроился по жизни, красавчик, — произвела вычисления Лея.

Подъезжая к шахтёрскому городку, девушка украдкой выглядывала из-за шторок. Местность была отвратительной. Бурую землю покрывал слой пепла. Во всяком случае, пока не начинался ветер. Не сказать, чтобы он был сильным, но зола моментально поднималась ввысь, создавая впечатление то ли тумана, то ли метели. Хорошо ещё, за окна кареты эта гадость не проникала. Демонессы снаружи даже не испачкались. Они легко стряхивали пепел, и тот не оставлял никаких следов на волосах или коже. А вот дэзултам досталось. Из тёмно-зеленых они превратились в почти серых.

Въехав в город, если так можно назвать сборище малюсеньких хибар, не больше крошечного дачного домика советских времён, Лея испытала потрясение. И было вызвано оно жителями. Это были люди. Цвета кожи не разглядеть из-за грязи. Рёбра выпирали. Их глаза с гневом и отчаянием провожали карету. Девушка вжалась в диванчик, понимая, что недавнее желание выйти и размять ноги, улетучилось. Как на зло, карета остановилась. Дайна ободрительно подмигнула, и дверца открылась. Пришлось мужественно идти к выходу. На удивление здесь было, можно сказать, прохладно. Не более пятнадцати градусов. А ведь всего-то полдня пути. Правда дэзулты мчались неправдоподобно быстро, и, хотя и был сделан перерыв посреди пути, к концу путешествия довольно высунули языки, радуясь завершению путешествия.

— Госпожа Пелагея. Чрезвычайно рады вашему приезду, — торопливо, явно нервничая, проговорил встречающий мужчина, делая земной поклон, пока Лея спускалась по ступенькам.

Больше всего встречающий напоминал деревенского мужика из народных сказок, даже бородка соответствующая, внутри которой прячется вымученная улыбка. Сам крупный, хоть и скелет скелетом. Нос курносый. Выражение лица простоватое. Одет он был просто. Подлатанный кафтан, похожий на стрелецкий, только короче. Кожаные штаны и рубаха. Как Лея уже знала, одежда из ткани была дорогой в Аду. Сырья для неё не было. Так что в ходу была кожа. Иногда её тонкую, тщательно обработанную, резали на тончайшие полоски и переплетали, получалась своеобразная ткань. За спиной мужика мялась видимо его супруга. Очень худая женщина с короткими волосами. Сначала Лея подумала, что она седая. Но затем поняла, что это пепел. Если на русых волосах мужчины он был практически незаметен, то чёрные создавали иной эффект. На ней было кожаное платье с длинными разрезами. На поясе грубый ремешок. Глаза беспокойно бегают, переводя взор то на демонесс, то на Лею.

42
{"b":"256234","o":1}