ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не самая достойная причина, — отозвалась Дайна. — И как всегда пессимистичная. Добрая половина то жителей тебя обожает.

— Значит моя половина не такая уж и добрая, — упрямо заключила Лея. — Мне вот, кстати, интересно. Как отбирают людей для перемещения в Ад? Ведь так могут и праведные души попасть.

— Не. Если бы ты соизволила Кодекс Охотников почитать, то знала бы, что те, кого сюда приводят, в Рай точно попасть не могут. Обычно такие люди совершают какие-либо ритуалы, чтобы получить желаемое. А в результате вешают на свои души своеобразные маячки. Ритуалы то совсем небезобидные, они отравляют энергию душ, делая её непригодной для Рая. Так что такие, как ты, попадают сюда исключительно редко… Скажем, вряд ли бы ангелы так отнеслись к тебе, если бы ты заключала сделку.

— Что-то меня это не утешает. Обычно таким занимаются по глупости или для развлечения. Мало, кто по настоящему в это верит.

— Разве это так важно? Никогда не следует забывать истоки знаний, — рассудительно добавила Дайна.

— Пожалуй. Есть же пословица. Кто старое помянёт — тому глаз вон, а кто забудет — тому оба вон.

— Не уверена, что автор имел в виду именно тот смысл, что в эту фразу вкладываешь ты, — заметила Дайна и задумчиво с улыбкой добавила. — Но задумка мне нравится.

— Нельзя быть такой кровожадной, — попыталась образумить демонессу Лея.

— У меня нет души, чтобы задумываться о такой мелочи, — отмахнулась та. — Вообще, ты можешь сказать, что такое Добро или Зло?

— Конечно, — уверенно ответила девушка и задумалась.

Понятия Добра и Зла неотрывно следовали за человеком на протяжении почти всей его истории. Сколько войн во имя «Света», революций «За Светлое будущее». Лея, как и большинство людей, независимо от вероисповедания, возраста не представляла мир без такого деления. Но как им дать однозначное толкование? Добро — это не Зло. Зло — это не Добро. А, может, стоило задуматься, откуда они возникли? С момента, как мама впервые говорит: «Нельзя»? Или может с момента образования общества? Ведь, чтобы таковое существовало, нужны некие правила, применимые для каждого, однозначное толкование поступков. Это обеспечило бы стабильность, упорядоченность и предсказуемость. А чтобы обеспечить контроль и была придумана, легко воспринимаемая религия… Удивительно, Лея была уверена, что любое действие или бездействие может быть расценено как добро или зло, но что под этим «делением» подразумевается, даже не задумывалась. Были какие-то общие обрывки мыслей в стиле «что такое хорошо, а что такое плохо», но точно сформулировать и ответить на вопрос не получалось… Вот уж верно, не стоит вести разговоры с демонами, запутают только так в чём угодно и на ровном месте.

— И, понимая, насколько искусственны эти понятия, как ты можешь, как-либо судить обо мне? — спросила через некоторое время демонесса.

— Как вы при своей культуре ещё друг друга не уничтожили? — задала риторический вопрос девушка, не ответив на предыдущий.

— Просто у нас дальновидные планы на окружающих, — даже не затруднилась с ответом Дайна.

— Особенно на чортанков, — ехидно сказала Лея. — Меня поражает, что Хдархет перестал играться. Уже столько времени никаких подлостей.

— Я так понимаю, что здесь ты не учитываешь ваше дружелюбие при встречах?

— Хорошо ещё, что при таких редких встречах. Видеть его хоть немного чаще было бы невыносимо.

— Просто ты не осознаешь границы того, что можно вынести, — голос Дайны стал жёстким.

— Всё равно. Это как затишье перед бурей. Я просто уверена, что он припас какую-то гадость, и ждёт подходящего момента. У меня сердце не на месте! — возбуждённо сказала Лея.

— Если бы оно было не на месте, то это была бы патология, и я бы её заметила, — резонно заметила демонесса.

— Дайна! Я не дословно! — возмутилась второй заместитель наместника Аджитанта.

— Я знаю, — улыбнулась Дайна. — Просто у меня хорошее настроение и хочется сделать или сказать какую-нибудь гадость, чтобы сделать его ещё лучше.

— А я подопытный кролик, получается…

— Верно, — демонесса расцветала с каждой фразой, как будто каждая возмущённая фраза Леи и правда приносила ей удовольствие. — А по поводу господина Хдархета, думаю, ты права. Но, увы, не знаю, что он именно замышляет. Если бы это было то, о чём я подозреваю, то у него уже была бы уйма времени это осуществить.

— И о чём же ты подозревала? — насторожила ушки Лея.

— Не имеет значения, — по тону демонессы девушка сразу поняла, что ответа не добьётся. Когда Дагна говорили «Так нужно» или, как сейчас «Не имеет значения», то верно и пытки не могли выбить из них лишнего слова. — Всё равно не сходится с действительностью.

От столь приятного времяпрепровождения собеседниц оторвала Дана. Она с мученическим выражением на лице посмотрела на них. Дайна осталась стоять, как ни в чём не бывало, а вот Лее стало стыдно. Пока они прохлаждались, Дана то занималась делом.

Вообще, Лея в очередной раз поразилась, сколь похожи и различны были Дагна. Все на одно лицо, но такие разные. Да, были в их характерах и общие черты, но каждая была особенной и иной. Порою Лее казалось, что даже если поменять им причёски, то она по разговору вполне поймёт, с кем из них имеет дело. И дело даже не в том, что демонессы старались говорить различным голосом. У Дайны низкий с хрипотцой. У Даны ровный, старающийся не выражать эмоций. Прицокивающий у Детты. Серьёзный у Дорры, у неё даже морщинка на переносице… Они были разными внутри. Как если бы близнецов разлучили при рождении, и они воспитывались в очень разных семьях. Вот только все Дагна воспитывались в одном и том же клане.

Дана тем временем выложила на стол кипу свитков и бумаг, и так же молчаливо, с чувством оскорблённого достоинства, удалилась.

— Похоже, работа, — печально сказала Лея.

— Надо же в жизни что-то и полезное делать, — «утешила» Дайна и занялась подпиливанием ногтей.

Девушка развернула свиток. Голову сразу наполнила звенящая пустота. Мозг в последние месяцы работал так, как ему ещё не доводилось в жизни, и отнюдь не стремился продолжать в том же духе. Хотелось ответить фразой — «это пусть другие забивают голову знаниями! А моя голова будет не пустой, а останется светлой и просторной»! Эту фразу Лея услышала от отличницы одноклассницы. У неё была безответственная младшая сестра. Родители долго ругали нерадивую девочку, сравнивали со старшей сестрой, говорили, что у неё пустая голова. Вот на последний укор та и ответила сей легендарной фразой. Жаль, что сама Лея так ответить никому не могла. Как говорится, на своих ошибках учатся, а на чужих делают карьеру. Приходилось быть крайне внимательной.

У хозяев домов развлечений было в основном четыре главные проблемы: клиенты, лицензии, для получения которых был огромный перечень нормативов и требований, материал и, связанная с ним, уголовная составляющая. Что касается борделей, то материал, в виде местных жителей, вполне добровольно сотрудничал, ибо так они были более защищены, в отличие от тех, кто решался подработать индивидуально. Запрещались смерти и увечья, более того при доме развлечений обязаны были быть и лекари. А вот с материалом в виде людей ситуация была совсем иной. И тем, кто попадал на арену или в пыточную, где за деньги показывались публично разнообразные казни, лекари никак не светили. Законы Ада вообще обходили людей стороной. По сути, было два ограничения. Первое запрещало нахождение людей близко к экватору, что давало городам вроде Аджитанта солидное преимущество и доход. А второе — количество человек в течение определённого временного периода, из-за чего хозяева и возмущались, так как материал был хрупок, а, соответственно, расход велик.

Лею возмущал такой цинизм. Здесь люди были недосуществами. Видимо, примерно так же относились к племенам Африки в своё время. Мир, в котором она оказалась, был отвратителен. В нём было много чего запрещено, но всё остальное дозволено. А люди — самое обычное «расходное мясо». Живых, попавших в Ад, использовали, заставляя отработать свою стоимость, а после вышвыривали души из тел. И тени ждала новая омерзительная участь. Лея снова вспомнила Ирину, её безумные глаза, полные отчаяния и безнадёжности ещё при жизни. Вряд ли молитвы позволили ей вырваться из этого замкнутого круга, безжалостно перемалывающего и дробящего всё, что только попадётся ему на пути.

53
{"b":"256234","o":1}