ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы хотели о чём-то поговорить со мной? — намекнула она на прерванный разговор.

— Обождёт, пожалуй. Хочется ещё немного сохранить настроение и получить выигранный приз. Сомнительный приз, конечно, — честно ответил Ал'Берит, внимательно рассматривая Лею, как если бы на ней и не было платья. А затем коротко приказал. — Иди сюда.

Сердце забилось в бешеном, неровном ритме. Сомнительный приз… Это и так далеко не лучший комплимент, который может услышать женщина. А уж последующие слова и вовсе лишены очарования. Согласиться? Ибо выбора нет. Виконт всё равно получит, что желает. Но это так мерзко!.. Быть гордой и отказаться? Чтобы повторить то унизительное событие в кабинете?

— Иди сюда, — уже более грозно и холодно приказал Ал'Берит.

Сомнения разрывали Лею на части. Но под пронзительным взглядом, машинально стягивая одной рукой горловину платья, как если бы это могло спасти, она отступила назад. Глаза Ал'Берита нехорошо сощурились. В руке его появился кнут, Лея лишь с облегчением заметила, что он не сияет огнём, а, значит, ожогов не будет. Было страшно. Но сделать несколько шагов вперёд ещё тяжелее. Она прикрыла глаза, когда поняла, что демон замахивается для удара. Свист рассекаемого воздуха и щёлчок. И ещё раз. Боль пронзила плечи, но была не такой уж сильной. Хотя небольшой вскрик всё равно не удалось сдержать, несмотря на крепко сжатые зубы. Рукава платья присползли вниз. Лея открыла глаза и поочерёдно посмотрела на плечи. Удар разрезал ткань и частично кожу. Длинные, но не глубокие алые раны. Ещё удар. На этот раз по руке, стягивающей платье у горла. Теперь действительно очень больно. Она машинально отпустила ворот и сжала здоровой рукой раненую. Тонкую кожу тыльной стороны кисти распороло до кости. Одинокая слеза, не спрашивая разрешения и согласия, стекла по щеке.

— Мне продолжать? — спокойно поинтересовался демон.

Маленький шаг вперёд дрожащей ногой. Кровь стекала с кисти по запястью на предплечье, падая крупными каплями на пол. Снова шаг. Попутно девушка сняла пояс и обмотала, смотря только на демона, тканью трясущуюся ладонь. Как же она его ненавидела в эти минуты!

— Быстрее, — поторопил Ал'Берит.

Однако от этих слов Лея вновь замерла. Она совсем не хотела идти. Ей хотелось бежать. И прочь отсюда. Девушка оглянулась. Дверь была закрыта, да и вряд ли можно было бы так легко покинуть помещение. Она снова посмотрела на виконта. Никаких эмоций на лице, но рука с зажатой рукоятью медленно поднималась, как бы давая возможность выбора. Короткий замах и тело кнута, обжигая кожу, обвилось на шее. Сначала Лея подумала, что это конец. Удар не мог не порвать артерию. Виконт чуть отвёл назад руку, и перевитый ремень, будто самостоятельно, сжался сильнее на горле. Дышать стало тяжело, но девушка почти не обратила на это внимание, пытаясь сообразить, стекает ли кровь по плечам, и сколько ей осталось жить. Вроде бы кожа на шее осталась невредимой. Тем временем Ал'Берит сильно потянул на себя рукоять, и Лея, падая, была вынуждена подползти к ногам наместника. Он начал сворачивать кнут кольцом, и, чтобы не быть задушенной, она встала.

— И зачем так портить настроение? — разочарованно спросил демон, когда кнут освободил шею Леи. Та не произнесла ни слова.

Ал'Берит взял девушку за подбородок и медленно, рассматривая лицо, повернул вправо и, потом, влево. Она смотрела только в его ледяные светлые глаза, как будто хотела что-то в них прочитать, и молчала. Демон усмехнулся в ответ на этот взор и резким движением завёл её руки за спину. Лея не вскрикнула от новой боли, а сама прижалась к его телу и поцеловала. Их губы долго не размыкались.

— И всё-таки так? — смешливо спросил Ал'Берит, когда поцелуй закончился.

— Да, повелитель, — коротко ответила она.

Он плавно провёл пальцами свободной руки по коже Леи от щеки вдоль шеи, где равномерно, в такт сердцу, пульсировала неповреждённая артерия. Затем распустил ещё влажные волосы и нерешительно отпустил её руки, словно ожидая подвоха. Однако, она, обняв его, снова поцеловала со всей нежностью, на которую была способна. Губы Ал'Берита, как и всё тело демона, казались неестественно горячими. По его плечам, пачкая белоснежную ткань рубашки, потекла кровь из израненной кисти. Наспех завязанный пояс развязался и давно упал. Рука Его превосходительства, наместника города Аджитанта виконта Ал'Берита очень медленно двигалась по спине Леи снизу вверх, ещё сильнее прижимая девушку к себе, а затем, видоизменяясь, одним решительным движением распорола платье до пояса. Когда та же ладонь дотронулась до живота девушки, то вид кисти был уже человеческим… Сомнительный приз достался победителю.

Разбудило прикосновение.

— Пора тебе вставать, — только и сказала Дайна.

Лея осмотрелась. Наместника не было рядом. Она почему-то совсем не помнила, как заснула и как он ушёл. Похоже, от усталости и пережитого сон пришёл совсем незаметно… Странно, насколько легко оказалось провести ночь с Ал'Беритом. Достаточно было вдохнуть горький запах пепла от его кожи и, смиряясь с судьбой и подчиняясь древним инстинктам, любить так, как если бы она действительно любила. Здесь и сейчас. И безо всякого будущего. Иногда, когда жизнь диктует чёткие условия, в игру можно внести и свои правила.

— И учти, я тебя разбудила значительно позже, зная, что иначе ты будешь клевать носом на работе.

— А я всё равно не выспалась, — ответила Лея и потянулась, зевая. Настроение было хорошим, а кисть руки абсолютно цела.

Глава 2

— Я бы на твоём месте не была столь довольна, — ехидно заметила Дайна, пиная красную бархатную ткань под ногами. — Если так пойдёт и дальше, то одежды у тебя не останется.

— Ты думаешь, будет что-то дальше? — не скрывая сомнения, спросила Лея.

В пятнадцать лет, или около того, мечтаешь о большой всеобъемлющей любви на всю жизнь и, связанными с ней, роскошном белом платье и прекраснейшей совместной жизнью навеки полной романтики и вечной юности. Судьба лишь посмеивается, и к двадцати пяти понимаешь, насколько глупы и утопичны эти мысли. Конечно, кому-то и везёт более менее, но большинство доказывает обратное, переживая такие драмы и трагедии, что писателям писать не переписать книг по каждой жизни. А ведь стоит спросить главную героиню о том, как её дела, то она чаще всего ограничивается одним словом: «Нормально» или двумя: «Это жизнь». Так вот, Лея, как обладательница богатого жизненного опыта, со свойственной возрасту мудростью понимала, что отношения с Ал'Беритом останутся теми же. Более того, верить в свою исключительность сомнительному призу не приходилось, да и не так уж желалось это «что-то дальше» иметь.

Дайна лишь пожала плечами, дескать, откуда ей знать, что у самого повелителя на уме, а Лея вспомнила, что сама демонесса пропадала по вечерам в замке вполне продолжительное время. Хорошее настроение несколько приутихло, но дальнейшие события уже от воли самой девушки не зависели. Так что она, понимая насколько бессмысленно размышлять в стиле «а если», снова улыбнулась, встала с кровати, накинув лёгкое одеяло как мантию, и, что с ней давно не случалось, решительно отодвинула с окна тяжёлую штору. Лея смотрела на окружающий её город. Невысокие тёмные каменные здания всевозможных форм и архитектуры простирались, насколько позволяла видимость. Чёрное небо. Всегда одно и то же.

— Дайна, — внезапно обратилась к демонессе Лея, заметив кое-что. — Подойди. Что ты видишь?

— Город как город, — вглядываясь, через некоторое время ответила демонесса.

— Наша улица пуста! Когда я приезжала осматривать дом, здесь было много прохожих. Да и в первое время работы тоже. Почему они почти исчезли? — Лея вопросительно посмотрела на телохранительницу.

— А, ты об этом, — расслабилась та и отошла от окна. — Ну, так что ты хочешь? Дом развлечений на углу улицы, который большинство этих прохожих и привлекал, предпочёл адрес сменить. Кому работать настолько близко к тебе хочется? Или жить в соседнем здании? Мало того, что ты и сама, какая ни есть, а госпожа, и неизвестно какую гадость учудишь, так к тебе ещё и гости какие высокие время от времени являются, — ехидно добавила Дайна. — А от последних вообще не знаешь когда и чего ждать.

64
{"b":"256234","o":1}