ЛитМир - Электронная Библиотека

— Догадались, паршивцы, — прошипела Дайна.

— О чём? — ничего не понимая, спросила, отодвинутая сильной рукой к стене напротив окон, Лея. В комнату вбежали измазанные кровью Дайри, Дэнна и Дейра.

— Что на узкой лестнице и одна вооружённая Дагна может обороняться очень долго против их численного преимущества, — пояснила демонесса.

Словно в подтверждение её слов ставни на обоих окнах были сорваны резкими ударами почти одновременно. Вампиры старались подкрадываться и забираться как можно тише, а потому сама Лея оттуда не слышала ни звука. К несчастью для нападающих, у Дагна слух был превосходным, а узкие окна создавали тот же эффект, что и на лестнице. Дайри занялась левым окном, а Дайна правым. Оба меча Кхалисси быстро и легко рассекли воздух. Часть головы осталась в комнате, остальное тело полетело вниз, смахивая со стены других лазутчиков. Но это была битва далеко не на два фронта. Другие вампиры забрались на второй этаж через окна других комнат и теперь Дэнна и Дейра защищали дверь. Трём Дагна на лестнице пришлось тоже отступать с боем к комнате Леи, чтобы не подставлять спину под удар противника. Вампиры окружали.

Глава 4

Словно в насмешку под всеми предположениями, нападающие были вооружены своим рабочим инструментом. И пусть эти орудия не имели остроту и маневренность мечей, но их обладателям не мешали раны, они были достаточно сильны, и, не будучи живыми, вампиры были крайне выносливы. В какой-то миг удача повернулась к ним, и почти единовременно Дайри и Дейра лишились оружия, выбитого из рук самой обычной киркой. И если о защите двери, охраняемой Дейрой, волноваться не приходилось, так как там было достаточно воительниц, стоящих полукругом, то позиция у окна ослабла. Отшатнувшись и упав, Дайри открыла доступ в комнату. Лея сжала покрепче кинжал, ибо Дайна не могла защищать одновременно и проход, и не давать особо наглому вампиру добраться до сестры. Дэнна и Дорра пришли на помощь, верно рассчитав, что здесь они будут нужнее.

То, что творилось в комнате, было неописуемо. Молодые вампиры, и мужчины, и женщины, без тени сомнения кидались на мечи, заставляя оружие демонесс увязнуть в их телах, чтобы другие смогли добраться до неё. До Леи. И Дагна приходилось сдавать позиции. Дайна что-то шикнула, и все сестрички полукругом окружили девушку, зажав её в угол. Понять, есть ли ранения среди демонесс, Лее не предоставлялось возможным, ибо они, как и вся комната была покрыты кровью с ног до головы. Пол маленького помещения уже покрылся телами и эти «трупы» внушали откровенный ужас, ибо никак не хотели утихнуть и умереть. Наиболее безобидными новообращённые становились, когда им отрезали голову. Тогда вампиры пытались подтянуть утерянную часть тела к себе вслепую, но прирастать голова не спешила. Это всё-таки требовало времени. Так что такие противники уже не стоили внимания. Другой способ избавиться от вампира, заключался в том, чтобы отрезать тому конечности. Но, как бы то ни было, в обоих случаях был существенный недостаток — обычные удары совсем не годились. А самый лучший способ, заключающийся в том, чтобы проткнуть сердце, был затруднителен, так как грудь вампиров прикрывали толстые металлические пластины, и мечи просто скользили по ним. Вопрос, выстоят ли демонессы, даже не стоял. Достаточно было совсем немного, чтобы тех сломило самое страшное оружие массового поражения — разъярённая толпа, жаждущая расплаты и крови обидчика.

Мысленно Лея уже была готова к самому худшему, но надежда всегда умирает последней, а события имеют свойство быть переменчивыми. Девушке было плохо видно из-за крыльев демонесс, что конкретно происходит в зале, но то, что ситуация изменилась, она поняла сразу. Как будто волна облегчения прошла по всему телу. Вскоре Дагна позволили себе значительно расширить круг её «заключения», и Лея смогла увидеть в просветы, что теперь нападающим приходиться драться на два фронта. «Добрая половина посёлка пришла», — пронеслась в голове глупая мысль. На самом деле Эйтон видимо сумел добраться до шахт, и позвать помощь. Старые вампиры драться умели. Лея даже содрогнулась, представив, что Дагна пришлось бы сражаться против них. Длинные клыки легко разрывали горло, а пальцы без сомнений проникали вглубь тел собратьев, чтобы вырывать сердца. Всё-таки миф об осиновом коле имел под собой основание. Лишённые этого органа вампиры падали замертво и не шевелились. Конечно, Лея сомневалась, что это надолго, но, по крайней мере, те переставали быть противниками и уже ничем от настоящих, полностью мёртвых существ не отличались. Происходящая бойня подходила к концу. Поняв, что численное превосходство более не на их стороне, противник осознал опасность ситуации и предпочёл сдаться. Убежать из сжимающегося кольца старых вампиров было невозможно.

В какой-то момент Лея увидела Эйтона. В его глазах более не было намёка на багрянец, они стали ярко алыми, выдавая гнев, охвативший управляющего. Обычно добродушное лицо искажено в ярости. Изо рта стекает кровь от только что вырванного горла. Эйтон сплюнул кусок плоти, и девушка поняла, почему этот добряк был здесь главным. Она, как и обычно, ошиблась. Когда дело требовало решения, управляющий мог действовать весьма и весьма решительно. Что-то грязно красное и человекообразное попыталось сбежать, но Эйтон легко остановил это и, приложив растопыренную пятерню к сердцу существа, другой рукой зажал шею и подтащил ближе к демонессам. Теперь уже все молодые вампиры прекратили драку и под натиском жались к стенам. Лея пригляделась. В руках у Эйтона был мастер Ролан.

— Шлюха, — прошипел Морель, когда управляющий подвёл его достаточно близко. Рука Эйтона на сердце сжалась, слегка проникая сквозь кожу. Тело молодого вампира изогнулось, но казнь ещё не последовала.

— Это зачинщик бунта, госпожа Пелагея, — несмотря на алые глаза, голос остался прежним, лишь добавился какой-то холодный стальной оттенок. Очень неприятный.

— Отродье! Тварь! — несмотря на предупреждение, со всепоглощающей ненавистью прокричал Ролан. — Хорошо тебе жить, да?! Нужно двести шесть новых рабочих!!! А каково было бы тебе, когда твоя кровь начала кипеть в жилах?!

Эйтон стиснул тому горло так, что управляющий больше не смог говорить. Лея в замешательстве смотрела на бывшего человека. Каковой была его судьба? Быть может, он так же, как и она когда-то, ни о чём не подозревая шёл на работу. А, может, с неё и его дома ждала жена и дети, а на выходные они планировали пойти в парк. А, может, просто была любимая девушка, которая теперь решила, что возлюбленный покинул её. А, может, он был одиночкой, и просто делал карьеру, надеясь, что когда-нибудь… Какой была его жизнь?

— Что вы прикажете сделать с виновными и зачинщиком? — Лея посмотрела на управляющего. Всё понятно. Он не хочет, чтобы судьба остальных жителей посёлка была сходна с тем, что ждёт оступившихся.

Лея вспомнила балы и приёмы в Аджитанте. Столько развлечений! Просто так. Чтобы порадовать гостей. Обычные забавы знати. Невероятно жестокая кара для кого-то… Перед глазами возник бал у герцога. Тогда ли она была жестока? Или намного раньше?… «Двести шесть человек. Двести шесть сломанных судеб», — подумала Лея. Что она была готова свершить над ними? Какой кары им ждать от той, что лишила их жизни и повергла в Ад?

— Ничего, — ответила она вслух на заданные самой себе вопросы. И уже более решительно добавила. — Ничего.

— Но… — вампир выглядел весьма растерянным.

— Просто проследите, чтобы подобного более не повторилось, — попросила Лея, не обращая внимания на возмущённый взгляд Дайны.

— Позволит ли тогда госпожа действовать в интересах её пожелания? — спросил Эйтон.

— Да, — коротко ответила Лея. Она чувствовала себя как выжатый лимон. Недаром говорят, что всё когда-либо возвращается и аукается.

— В таком случае на примере Ролана я покажу новообращённым, как только они все восстанут, какой участи те избежали благодаря вам, — решительно сказал управляющий. Дайна довольно кивнула тому головой в знак уважения.

71
{"b":"256234","o":1}