ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эмоциональная гибкость. Завоевать расположение коллег, управлять решениями партнеров
Щенок Уголёк, или Как перестать бояться
Секрет невезучего эльфа
Как Советский Союз победил в войне
Новая жизнь
Три товарища
1970
Проникновение
Неучтенный: Неучтенный. Сектор «Ноль». Неизвестный с «Дракара»

Даже не глянув, что еще написала ему Олеся-Эсмеральда, Илюха захлопнул крышку ноута и возмущенно заявил:

— Чего так долго?

— Ну вот так, — непонятно ответил Илюхин гость и швырнул на стол спортивную сумку.

— Жека, ты когда-нибудь был в Японии? — спросил Илюха.

— Ну…

— Что ну?

— Ну не был, — пробурчал Жека.

— Так вот запомни, что самураи за такие косяки делают себе сеппуку.

— Чего делают? — не понял Жека.

— По-русски — харакири, — объяснил Илюха и, чтобы было еще понятнее, показал рукой, как это делается. — Сейчас ты должен написать танка о том, как ты заставил друга ждать, как ты раскаиваешься и уходишь на вершину Фудзиямы, где выпустишь себе кишки.

— Аааа… — Жека многозначительно кивнул головой и расстегнул молнию на сумке.

Внезапно он остановился, несколько секунд о чем-то раздумывал, а затем неуверенно спросил:

— Слышь, Илюха, а твой пахан вообще в курсе того, что ты мутишь?

— Нет, — ответил Илюха и с подозрением глянул на Жеку. — А что?

— Он перед отъездом ко мне домой приезжал. Интересовался…

Илюха на секунду замер, затем рванул джойстик на кресле и подъехал вплотную к парню.

— Мой отец приезжал к тебе домой? — напряженно переспросил Илюха у своего друга. — Сам приехал к тебе домой? Чем он интересовался?

— Да все нормально… — Жека попытался отмахнуться. — Спрашивал, чем ты сейчас занимаешься и все такое…

— Он что-нибудь знает?

— Да ничего он не знает, он просто…

— Жека, подумай хорошо! — Илюха ткнул своему гостю пальцем в живот. — Если мой отец узнает о том, что мы собираемся замутить, он мне голову оторвет!

— Да все нормально. — Жека пригладил волосы, затем полез в сумку. — У тебя нервоз, похоже. Сейчас…

Илюха молча наблюдал за тем, как Жека извлек из сумки коробочку, открыл ее, вытащил оттуда небольшую фарфоровую фигурку старика, открутил ей голову и высыпал на стеклянную поверхность стола измельченную траву.

— Господин Башковитый-Травунецкий прибыл из России в Швейцарию! — громогласно объявил Жека и горделиво посмотрел на Илюху.

Однако Илюха не поддержал веселья своего друга, ответил ему мрачным взглядом и ничего не сказал — только пальцы нервно постукивали по обтянутому кожей подлокотнику.

— Слышь, Илюха… — Жека успокаивающе поднял руку. — Даже если твой пахан узнает, что мы продаем всякую херню, что он тебе…

— Жека…

— …может сделать? Да он только…

— Жека!

— …порадуется за своего сына, что тот…

— Жека! — заорал Илюха, резко подавшись вперед. — Торговля бэтээрами — это не херня! Если это выплывет наружу, у отца будут огромные неприятности, а если у него будут неприятности, он и тебя, и меня с говном смешает! Так что заткнись, забивай и не делай мне нервы!

Жека пожал плечами, но спорить не стал.

Илюха развернул кресло к столу, вытащил из Жекиной сумки толстую кожаную папку и отъехал к окну. Там он раскрыл папку, мельком глянул на листки, а затем уставился в окно.

Несколько недель назад врачи сказали его отцу, что у него, у Илюхи, есть шанс встать на ноги. Крохотный шанс, что-то вроде одного к тысяче… но он был. Именно поэтому Илюха остался здесь, в частной клинике и, судя по всему, ему предстояло провести здесь еще много времени.

А делать было ровным счетом нечего.

Сначала он крутился на нескольких виртуальных биржах, но особого интереса это занятие не вызвало — столкнувшись разок-другой с местными акулами и потеряв за несколько минут все, что было нажито за неделю, Илюха бросил это занятие. Подняв свои прежние связи, он подписался на одно сомнительное, но обещающее быть прибыльным дельце. Жека, один из старых друзей, помог зарегистрировать фирму в России, оформив нужные бумаги, и вроде бы ничего не мешало загнать полякам несколько десятков списанных бэтээров и нажить на этом деле почти полмиллиона зелени… только вот что-то свербило в душе и не давало покоя. Рассказ Жеки о странном визите отца только подлил масла в огонь.

Если отец узнает, что Илюха, пользуясь его фамилией, получил под сделку с поляками кредит на два лимона баксов, если отец узнает, что его сын переправляет в соседнее государство бэтээры под видом металлолома…

Илюха поежился и зажмурился, словно это могло помочь не видеть нарисованную сознанием картину.

Еще несколько дней. Несколько дней, пока российские вояки оформят нужные бумаги и передадут бэтээры фирме «Канит», которая перевезет их в Польшу, получит деньги и сразу же закроется.

Потом… потом видно будет.

111011

Мало того, что здесь воняло, — еще и ни черта не было видно из-за того, что окна барака были занавешены какими-то тряпками. Видимо, для того, чтобы была возможность уставить весь барак самодельными свечками, факелами и светильниками. Поговаривали, что Салах-Ад-Дин обожал все, что связано с огнем.

Клубок из полуголых женщин в метре от его ног, шесть гладиаторов, стоящих за спиной, и знаменитая трость с набалдашником в виде черепа в руках… Сам Салах восседал в кресле с накинутым на колени куском пледа. Плед шевелился, из-под него выглядывала чья-то обнаженная задница, которую Салах периодически легонько стукал своей тростью.

В дальнем углу слышались чье-то сопение и приглушенная ругань, прерывавшиеся едва слышным звоном стекла, — разглядеть, что там происходит, было невозможно.

Маленький остановился возле женского клубка, ногой отпихнул полезшую к нему с отрешенным взглядом самку и угрюмо посмотрел на наемника.

С момента его появления в Райсе прошло два дня. За это время Салах-Ад-Дин успел настолько упрочить свое положение, что другие авторитеты не решились открыто выступить против него и его сподвижников. Лишь один раз Салаху пришлось ступить в схватку, которую, похоже, он сам и спровоцировал для демонстрации своей силы. Шесть трупов почти сутки валялись в центре Райсы, пока их не оттащили к крематорию.

После стремительного вступления в жизнь Райсы Салах неожиданно притих и не выказывал никакого желания уничтожить конкурентов. Неизвестно, то ли он действительно не хотел полностью контролировать Райсу, то ли выжидал, планируя воплотить какой-нибудь хитрый план — так или иначе, Салах пока очень редко выходил из барака.

Маленький знал гораздо больше о наемнике, чем Чека. Он знал, что большая часть легенд об этом человеке — не вымысел. В какой-то мере они даже были знакомы. Маленький помнил ту встречу Джамбы с одним таджикским наркобароном. Джамбу тогда страховал Маленький с десятком боевиков, а наркобарон приехал на встречу всего с одним человеком. Уже после встречи, закончившейся ровным деловым прощанием, Джамба назвал имя телохранителя таджика и добавил, что рад тому, что удалось мирно разрулить конфликт.

Не стоило сейчас лезть на рожон, но во втором бараке остались несколько человек, которых Салах почему-то решил не выпускать. Вообще.

Это было похоже на тюрьму в тюрьме — собственно, именно это и услышал Маленький от новоиспеченных боевиков Салаха, когда поинтересовался насчет Ворма.

Сейчас он пришел сюда с двумя своими людьми, понимая, что не стоило этого делать.

— Салах…

— Маленький. — Салах-Ад-Дин приветственно взмахнул рукой. — Я наслышан о тебе. Его знают — так мне сказали про тебя уважаемые люди. Когда-то, давно-давно, я мечтал, что про меня скажут так же. В то время меня знали только пацаны из соседнего района, которых я расстрелял из рогатки. Представляешь, Маленький, раньше было не так просто достать оружие. Приходилось пользоваться и такими вот изобретениями — рогаткой и металлическими шариками. Мощная тема, очень мощная. Смею заметить, это оружие наносило куда больше повреждений и, главное, внушало больше страха, чем биты и велосипедные цепи. Да… Сейчас я достиг своей юношеской мечты, но знаешь, Маленький… иногда я задаю себе вопрос: может, было бы лучше, чтобы эта мечта не сбылась? Или сбылась — но не таким путем?

— Отдай пацана, Салах, — негромко попросил Маленький. — Это мой человек.

55
{"b":"256235","o":1}