ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тань, послушай… — мысли Рината путались. — Все ушли, клана больше нет. Ворм, Илюха… у меня не было никого, кроме вас. Я не хочу потерять и тебя. Вернись.

— Это ничего не изменит.

— Изменит. Пожалуйста.

Девушка молчала.

— Таня… Ты слышишь меня?

— Слышу. Ринат, почему это не случилось раньше?

— Что не случилось? — не понял Ринат.

— Почему раньше никто никого не попросил вернуться? — в голосе Лилу зазвучала неприкрытая тоска.

Ринат зажмурился, услышав эти слова. Он чувствовал себя идиотом. Перед собой, перед ней.

Лилу помолчала несколько секунд и продолжила:

— Может быть, Алиса хотела узнать, можно ли нам верить? Сможем ли мы не предать, зная цену, которую придется за это заплатить? Сможем ли мы предать, испытав это однажды на себе?

— Мы должны верить, — негромко сказал Ринат. — Хотя бы друг другу.

Лилу тяжело вздохнула:

— Я хочу уехать, Ринат.

— Тань, Алиса не будет больше вмешиваться…

— Да при чем здесь Алиса? — девушка горько усмехнулась. — Мне надоело все это. Знаешь, когда нам пришлось скрываться, я первое время боялась заходить в Сеть. Было как-то непривычно. А Фил… Он показал мне другой мир. Без компьютеров, без программ, без ежедневного страха за жизнь. Ринат, ты знаешь, сколько людей живут, ни разу в жизни не заходив в Сеть? Они смотрят фильмы в кинотеатрах, а не на мониторах, а вместо того, чтобы установить красивую фотографию леса на десктоп, идут в этот лес гулять…

— Тань…

— Ты берешь ручку, чтобы что-то записать на клочке бумаги — и ищешь, где переключить раскладку с английского на русский… Я больше не хочу так жить.

Обычный киберпередоз, как назвал это Илюха. Когда сутки напролет пишешь прогу, представляя, что она должна делать, и преобразовывая свои мысли в алгоритмы, то потом, увидев перегоревшую лампочку, автоматически пытаешься найти ее исходники. Бывало и такое. Эти истории становились анекдотами, и люди, никогда с этим не сталкивавшиеся, смеялись над ними.

— Куда ты поедешь? — спросил Ринат.

— Не знаю, — призналась Лилу.

— Ты… — Ринат запнулся, но все же еще раз неуверенно спросил: — Ты вернешься?

— Я не знаю. Я устала, Ринат. Очень устала… Удачи тебе.

— Тань! — крикнул Ринат в трубку — и услышал короткие гудки.

Закурил. Постоял с минуту, бросил недокуренную сигарету в лужу и, повернувшись, медленно пошел прочь.

Он успел сделать всего несколько шагов и телефон у него в кармане призывно затрезвонил.

— Алло!

— Мне постоянно приходится исправлять твои ошибки, — раздался в трубке знакомый голос.

— О чем ты? — устало спросил Ринат.

— Вернись обратно и жди, — сказала Алиса. — Я сделаю все сама.

— Я…

— Просто вернись обратно и подожди несколько минут, — настойчиво повторила Алиса. — А пока будешь ждать, подумай над тем, что ты боишься ей сказать.

— Что сказать?

— Надеюсь, ты поймешь хоть это. — Алиса отключилась.

Ринат спрятал телефон и пошел обратно.

Он думал о том, что сейчас Алиса свяжется с Лилу, и как только Таня поймет, кто с ней разговаривает, всяким отношениям конец.

1001001

— Ты кто такой? Откуда все это знаешь?

Тигран нервничал. Сегодня утром ему позвонили на мобильный, сказали… то, чего не должны были говорить, и предложили встретиться. В «Аустерлице» — кабаке, который принадлежал ему. Тигран отменил все дела, собрал всех своих и приготовился к серьезному разговору с серьезными людьми.

В назначенное время на встречу пришел вот этот чудик, мужик лет тридцати пяти в старом плаще и очках с обычными стеклами, но в дорогой оправе. Пацаны пробили: приехал один, без документов, без оружия. Либо шестерка, посланная на разведку, либо ненормальный псих. Но шестеркам не полагается знать того, что знал этот чудик, а ненормальные психи… они тоже не должны это знать.

По-хорошему, его бы прессануть тут же, в кабаке. Опустить в подвал, сунуть в морозилку — которая за минуту минус сорок набирает…

Но как он держится! Не просто уверенно, а нагло. Яблочко вон взял из вазы с фруктами, вертит его в руках. От его улыбки почему-то аж мороз по коже. Будто ему все равно, яблоко или человека…

Может, наемник? Да нет, вряд ли — сразу бы представился, от кого пришел, чьи интересы представляет. Скорее мусор. Чекист, сука. Пронюхал что-то. Чего он хочет?

Может, действительно, в камеру его?

Но откуда такой мандраж? Не у него, а у Тиграна — хозяина территории.

— Ты глухой, что ли? — Тигран пыхнул двадцатидолларовой сигарой и положил ее в пепельницу.

— Ты неправильно ставишь вопрос, Тигран, — произнес его гость. — Тебя должно интересовать, что можно сделать для того, чтобы эта информация не ушла дальше нашей с тобой беседы.

— И что можно сделать? — спросил Тигран.

— Ворм и его люди работают со мной, — сказал мужчина и положил яблоко на стол. — Забудь про них — и я забуду про те дела, о которых мы говорили.

Вот оно что!

Ворм. Борзый хакер, которому стоило преподать урок за его дерзость. Так же, как и его дружкам.

Тигран улыбнулся, услышав эти слова. Он не смог скрыть своего облегчения.

— А я грешным делом подумал, что ты мусор. А вы, значит, хакеры…

— Они хакеры, — поправил его мужчина. — А я их друг.

— Друг. — Тигран понимающе кивнул. — И как тебя зовут, друг? Кто тебя знает? С кем ты работаешь?

В морозилку. Не для допроса. А чтобы урок преподать. Потому что молодняк оборзел реально.

Тигран снова почувствовал себя в своей тарелке.

Правда, ненадолго.

— У меня нет времени, Тигран, — сказал мужчина и посмотрел на яблоко.

— У тебя… — Тигран осекся, увидев, как фрукт стал сам по себе сдавливаться. Капельки сока стекали на зеркальную поверхность лакированного дерева. Через несколько секунд на столе была яблочная кашица.

— Черт! Как ты это сделал? — Тигран покосился на столик возле выхода, где сидели его боевики.

— Они тебе не помогут, — мягко произнес мужчина, проследив за его взглядом. — Попробуешь позвать на помощь — я сломаю тебе шею. Прямо здесь.

Что-то едва ощутимо коснулось шеи Тиграна, слегка сдавив горло, и сразу же отпустило.

А мужчина продолжал сидеть, не шевелясь, и дружелюбно улыбался.

Тигран побледнел.

— Слышь… ты же не выйдешь отсюда живым.

— Выйду, — ответил мужчина. — Сколько здесь твоих людей? Двадцать? Тридцать? Это мясо, Тигран. Они все умрут, а я уйду. Но ты умрешь первым. Хочешь, я сделаю так, что твое лицо будет напоминать вот это яблочное пюре?

— Ты…

— Ты не сможешь причинить мне никакого вреда, — сказал мужчина и снова улыбнулся. — А я могу убить тебя или сделать так, что остаток своей жизни ты проведешь в Райсе… Но мне это не нужно. Тебе ведь тоже это не нужно, а, Тигран?

Капельки пота выступили на лбу хозяина ресторана.

— У тебя большой бизнес, Тигран. Хороший бизнес. Хватит и тебе, и твоим правнукам. Зачем тебе эти хакеры? Не трогай ребят. — Мужчина поднялся со своего места. — Я пойду. У тебя будет время попытаться выстрелить мне в спину. Честно говоря, мне бы даже хотелось, чтобы ты выстрелил. Но я должен попросить тебя не делать этого, Тигран. Не зли меня. Хорошо?

Не дожидаясь ответа, он пошел к выходу. Тигран посмотрел ему вслед, перевел взгляд на охрану, потом на раздавленное яблоко… и остался сидеть.

Мужчина спокойно вышел из ресторана на улицу.

— Я думал, что он все-таки начнет стрелять. А ты, наверное, все просчитала заранее, — произнес он вслух, хотя рядом никого не было.

— Мне кажется, ты жалеешь о том, что не спровоцировал его. — Голос звучал прямо в голове и был больше похож на горное эхо. — Тебе надо заняться аутотренингом, Джет.

— Может быть, может быть… — задумчиво пробормотал мужчина. — Ну что, Алиса, пора тебе выполнить свою часть договора.

— Все еще одержим местью. Ты неисправим, Джет, — констатировала Алиса.

— Так же, как ты одержима этими ребятами, — парировал Джет. — Почему именно они, Алиса?

71
{"b":"256235","o":1}