ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Коли не нарушишь свою клятву, буду я твоей. Только ты сможешь пройти сквозь огненное кольцо. Помни!

Рыцари Круглого стола. Мифы и легенды народов Европы - i_001.png

Предания германских народов

«Песнь о Нибелунгах»

Нибелунги

Что же было дальше? О дальнейших приключениях Сигурда, его подвигах и судьбе мы узнаём из древнегерманских мифов. Только там он уже зовется Зигфридом, а прекрасная валькирия становится Брунгильдой. О них и многих-многих других богатырях, королях, прекрасных принцессах, героях и злодеях повествует поэма «Песнь о нибелунгах».

В самой дремучей древности нибелунгами или нифлунгами звали подземных жителей – великанов, сказочных хранителей сокровищ. Но позднее, уже в сказаниях бардов, так стали называть воинственные племена. А потом, уже в германских мифах, нифлунги превратились в нибелунгов, этих суровых и могучих воинов.

– Так вместе с королями отправились в поход Вассалы-нибелунги – их было десять сот, – говорится в «Песни о Нибелунгах».

Может быть, германские нибелунги были наследниками норвежских викингов? И пусть скакали нибелунги на конях, а викинги выходили в море на высоких ладьях с вырезанными на носу конскими головами, но той же отвагой, тем же стремлением к победе горели их глаза. Вот как пели о вышедших в море викингах сказители:

«Шумели весла, железо звенело, гремели щиты, викинги плыли.

Мчалась стремительно стая ладей, несла дружину в открытое море.

Грохот вставал, когда налетали гривастые волны на длинные кили,

Как будто прибой разбивался о скалы».

Вещий сон

Правили в древней Бургундии три брата-короля – Гунтер, Гернот и Гизельхер. И была у них любимая сестра Кримхильда. Славилась она необыкновенной красотой. Из самых дальних краев приезжали к ней свататься юные короли, королевичи и могучие воины. Но ни один из них не мог добиться руки прекрасной принцессы. Она была так юна и беззаботна, что вовсе не хотела идти замуж.

Однажды юной Кримхильде приснился странный сон. Привиделось ей, будто в девичьих ее покоях появился сокол. Полюбила принцесса сокола, не расставалась с ним ни на один день. Стал сокол совсем ручным и тоже привязался к ней. Но как-то влетели в окно два диких сокола. Налетели они на сокола принцессы и заклевали его. В слезах проснулась Кримхильда.

Бросилась она к матери своей королеве Уте и поведала о страшном сне.

– Что бы значил этот сон, матушка? – спросила Кримхильда.

Не сразу ответила королева. Молчала она, хмурилась и опускала глаза. Наконец, молвила:

– В сне твоем таится роковое предсказание. Сокол этот – твой суженый, благородный витязь. Полюбите вы друг друга, но не долгим будет ваше счастье. Погибнет он от рук злодеев.

– Ах, матушка! – воскликнула Кримхильда. – Лучше я никогда не выйду замуж, чем лишиться своего любимого! Не перенесу я такого горя!

– Не зарекайся, дочь моя, – сказала королева Ута. – Явится твоя судьба в облике прекрасного витязя, и не устоит девичье сердце. Но не кручинься заранее, – добавила мудрая королева, – предайся судьбе своей.

Опечалилась Кримхильда, но недолго грустила она. Закрутилась, завертелась юная красавица принцесса в играх, забавах и развлечениях, среди королевских приемов и пиров, и забылся, выветрился из ее памяти страшный сон.

А тем временем:

Золото нибелунгов

Прослышал о небывалой красоте Кримхильды молодой королевич Нидерландский и славный витязь Зигфрид. Решил он отправиться в Бургундское королевство. В сопровождении двенадцати верных воинов выехал Зигфрид за ворота своего дворца и устремился в далекий путь. На пальце его горело золотое, гибельное кольцо из сокровищ карлика Андвари, но Зигфрид давно забыл о пророчестве двух синичек.

Неблизкая дорога лежала впереди. Преодолевали они высокие горы, глубокие реки, бурные потоки, дремучие леса. Тучные стада паслись на лугах, и пастухи указывали им ближайшее селение, где можно передохнуть и подкрепиться.

И вот добрались храбрые путники до подножия горы, где зияла черным провалом большая пещера. У входа в пещеру стояли двенадцать великанов. Были это злобные нибелунги, хранители несметных богатств, укрытых в недрах пещеры. А в самой пещере сидел еще и карлик Альбрих – последний страж клада.

Жарко спорили великаны, желая разделить клад поровну, но каждому казалось, что другой хочет взять больше. Они уже вознесли над головами свои дубовые дубинки, когда увидели подъезжавшего к ним Зигфрида.

– Эй, путник! – крикнул один из нибелунгов. – Ты, я вижу, славный парень. Рассуди нас.

Заглянул Зигфрид в пещеру и глазам своим не поверил. Груды золота и драгоценных камней, оружия и украшений. Такого богатства и на ста подводах не увезти. По справедливости разделил Зигфрид этот клад между великанами-нибелунгами. А себе за труды взял меч. Но оказалось, что меч этот волшебный и зовется Бальмунг. Ни за что не хотели великаны отдавать этот меч и накинулись на Зигфрида, желая его растерзать. Отважно бился Зигфрид. Меч его молнией сверкал над головами великанов, и головы эти одна за другой летели на траву.

И тогда выскочил ему навстречу карлик Альбрих. Увертлив и быстр был этот низкорослый воин. Меч Зигфрида свистел в воздухе, но ни разу даже не задел юркого карлика. И тогда Зигфрид изловчился и схватил Альбриха за длинную седую бороду. В бороде и была сила карлика. Взвыл он и взмолился пощадить его, обещая быть преданным навеки.

Оставил Зигфрид карлика сторожить клад нибелунгов, а сам взял себе только плащ-невидимку и отправился дальше.

Тревожная весть

На рассвете седьмого дня перед Зигфридом и его спутниками раскинулась долина реки Рейн, самой большой и широкой в Бургундии. На высоком берегу стоял великолепный дворец королей Бургундских. Туда и стремился Зигфрид, жаждавший увидеть прекрасную Кримхильду.

Встретил знатных путников родной дядя короля Гунтера важный Хаген. Королевские конюхи взяли усталых коней под уздцы и отвели в конюшню, где уже было насыпано отборное зерно. Отдали гости щиты и копья оруженосцам и ступили в королевский пиршественный зал.

Пылал там огромный камин, в котором горели целые стволы срубленных деревьев. Отблески огня играли на закопченных балках высокого потолка. Длинные дубовые столы были уставлены яствами в серебряных блюдах. Рубиновое вино пенилось в высоких кубках. Громадные пятнистые псы лежали на каменном полу, терпеливо ожидая вкусных подачек. Вдоль стен пылали факелы, освещая зал, и только в дальних углах прятались, сгущаясь, сумеречные тени.

Три брата-короля – Гунтер, Гернот и Гизельхер вышли навстречу Зигфриду и просили его стать почетным гостем их дома. А Хаген, до которого уже долетели вести о славных подвигах Зигфрида, поведал всем собравшимся о двух кладах, добытых витязем, – золоте карлика Андвари, отбитого у дракона, и сокровище великанов-нибелунгов.

– Рады приветствовать столь славного витязя! – промолвил король Гунтер.

Зигфрида и его спутников пригласили за стол. И начался пир. Звучали здравицы и хвалы в честь гостей. Не оставался в долгу и Зигфрид. В ответ он превозносил благородство королей и красоты их чудесной страны.

А с балкона, нависшего над залом и укрытого ковровым занавесом, с любопытством наблюдала за гостем прекрасная Кримхильда. Она с первого взгляда влюбилась в него и с жадностью ловила каждое его слово. А сам Зигфрид в нетерпении ждал, когда же ему представят ту, ради которой он предпринял такое дальнее и опасное путешествие.

И вдруг в самый разгар пира в зал вбежал гонец.

– Идут на нас войной два могучих короля! – запыхавшись, выкрикнул он. – Правитель саксонских земель Людегер и его союзник датский король Людегаст! И рать у них неисчислимая.

7
{"b":"256241","o":1}