ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карен тоже помчалась, наклонив голову вперед. Ее милое лицо приняло серьезное и озабоченное выражение. Она пронеслась мимо меня, но потом вдруг остановилась и обернулась ко мне:

– Аманда, приятно было с тобой познакомиться. Увидимся еще!

– Обязательно! – отозвалась я с восторгом. – Ты знаешь, где я живу?

Карен кивнула и что-то сказала. Я снова плохо расслышала. Но, кажется, она сказала: «Да. Знаю. Я раньше жила в вашем доме».

Хотя вряд ли она могла это сказать.

11

Прошло несколько дней. Мы с Джошем постепенно осваивались в новом доме и привыкали к новым друзьям.

Впрочем, ребят, с которыми мы каждый день встречались на стадионе, пока еще трудно было назвать друзьями. Они с нами водились, болтали, принимали во всякие игры, но ничего про себя не рассказывали. И не стремились сойтись с нами поближе. Мы с Джошем чувствовали себя чужими в их тесной компании.

По вечерам, ложась спать в своей комнате, я иногда слышала из коридора странный шепот и смех. Но старалась не обращать на них внимания. В один из вечеров я вроде бы увидела в дальнем конце коридора девочку, одетую во все белое. Но когда я подошла поближе, оказалось, что там лежала куча грязного постельного белья.

Но если мы с Джошем начали уже привыкать к новому месту, то Пити по-прежнему вел себя странно. Он стал какой-то дурной. Когда мы ходили на школьный двор, мы всегда брали его с собой. Но каждый раз его приходилось привязывать, потому что он лаял и бросался на ребят.

– Он еще не привык, – как-то сказала я Джошу. – Скоро он угомонится.

Но Пити не угомонился. Это случилось недели через две после нашего переезда. Мы заканчивали игру в софтбол. Как всегда, были Рэй, Карен Сомерсет, Джерри Франклин, Джордж Карпентер и еще несколько ребят. Я взглянула туда, где Джош привязал Пити, однако его там не было.

Уж не знаю, как Пити умудрился оборвать поводок и убежать.

Мы проискали его несколько часов, звали его до хрипоты, ходили по улицам, заглядывали во дворы, участки, во все пустынные скверы. Пити как в воду канул. А мы сами безнадежно заблудились.

Все улицы в Темных Порогах были очень похожи. Всюду – одинаковые дома из кирпича или дерева. Всюду – старые тенистые деревья.

Мы с Джошем понятия не имели, где находимся.

– Ничего себе, – Джош привалился к стволу дерева, с трудом переводя дыхание, – похоже, мы заблудились.

– И все из-за этой чертовой собаки, – проворчала я, оглядывая незнакомую улицу. – И что на него нашло? Он никогда раньше не убегал.

– Как он сорвался с поводка, не понимаю. – Джош покачал головой и вытер вспотевший лоб рукавом футболки. – Я же крепко его привязал.

– А может быть, он побежал домой? – Эта мысль сразу меня взбодрила.

– Ага, точно! – Джош тоже воодушевился. – Как же мы раньше не сообразили?! Наверняка он уже давно дома. А мы носимся по всему городу, как дураки. Пошли домой!

– А куда идти, ты знаешь? – Я еще раз оглядела пустынную улицу.

Я попыталась собраться с мыслями и вспомнить, куда мы повернули, когда вышли со стадиона. Но ничего не вспомнила. И мы просто пошли по улице до ближайшего угла.

Нам повезло. Только мы завернули за угол, как вдали увидели школу. Значит, мы с Джошем обошли квартал кругом. Теперь мы уже знали, где находимся, и без труда добрались до дома.

Когда мы проходили мимо ограды стадиона, я невольно покосилась на то место, где был привязан Пити. Придурочный пес. После того как мы переехали в Темные Пороги, его словно подменили.

Застанем ли мы Пити дома? Я очень на это надеялась.

И вот наш дом. Мы с Джошем бросились наперегонки с криками: «Пити! Пити!» Дверь распахнулась, и на крыльцо вышла мама. Свои длинные волосы она убрала под красный платок. Старые джинсы были заляпаны краской. Родители с утра красили заднее крыльцо.

– Где вы пропадали? Мы с папой давно поели.

– Пити дома? – выдохнули мы с Джошем одновременно.

– Мы искали Пити!

– Он дома?

Мама озадаченно нахмурилась.

– Пити? Но он же был с вами.

У меня все внутри оборвалось. Джош со стоном плюхнулся на кучу старых листьев.

– Значит, он не пришел домой? – проговорила я упавшим голосом. – Да, он был с нами. Но потом убежал.

– Погодите, я ничего не понимаю! – Мама раздраженно махнула рукой Джошу: мол, вставай, хватит дурачиться. – Пити убежал? Но ведь он был на поводке.

– Помогите найти Пити, – умоляюще протянул Джош, так и не поднявшись с земли. – Поедем на машине. Его надо найти… скорее!

– Вряд ли он убежал далеко, – сказала мама. – А вы, наверное, есть хотите. Сначала поешьте, а потом…

– Нет, поедем сейчас! – завопил Джош.

– Что тут у вас происходит? – Папа вышел на переднее крыльцо. Его лицо и волосы были в крапинках белой краски. – Джош, чего ты орешь как резаный?

Мы рассказали папе, что случилось. Но он заявил, что занят и не может сейчас разъезжать по городу и искать Пити. Тогда мама пообещала, что поедет сама, но только после того, как мы с Джошем пообедаем. Я подняла Джоша с кучи листьев и чуть не силком потащила в дом.

Мы быстро вымыли руки и проглотили сандвичи с арахисовым маслом и джемом. Мама вывела машину из гаража, и мы несколько раз объехали ближайшие кварталы.

Но Пити нигде не было.

Мы с Джошем ужасно расстроились и еле сдерживались, чтобы не разреветься. Родители позвонили в полицию. Папа, как мог, успокаивал нас и убеждал, что Пити – умный пес, что он прекрасно ориентируется и вот-вот прибежит домой.

Но мы с Джошем уже не верили, что Пити найдется.

Куда же он делся?

Ужинали мы в гробовом молчании.

Это был самый длинный и ужасный вечер в моей жизни.

– Я его хорошо привязал, крепко, – твердил Джош плачущим голосом. К еде он даже не притронулся.

– У собак замечательный нюх и чувство направления, – сказал папа. – Не убивайтесь вы так. Я уверен, что он придет.

– Вот уж некстати идти сегодня в гости, – угрюмо заметила мама.

Я совершенно забыла, что папа с мамой собирались сегодня в гости к кому-то из новых знакомых.

– У меня тоже нет никакого желания идти в гости. Тем более что там будет большая компания, – вздохнул папа. – Целый день с крыльцом провозился, устал как черт. Но ничего не поделаешь, с соседями надо дружить. Вы, ребята, без нас проживете один вечерок?

– Да, наверное, – ответила я машинально, потому что все мои мысли занимал Пити, и я напряженно прислушивалась, не раздастся ли с улицы его лай, не заскребется ли он в дверь.

Но нет. Пришло время ложиться спать, а Пити так и не явился домой.

Мы с Джошем разошлись по своим комнатам. Я валилась с ног от усталости. Столько сегодня выдалось волнений, а от волнений ведь тоже устаешь. Да и физическая усталость давала о себе знать – как-никак мы с Джошем полдня пробегали по улицам в поисках Пити. Однако я сразу поняла, что заснуть не удастся.

Еще из коридора, подходя к своей двери, я услышала тихий шепот и приглушенные шаги из моей комнаты. Но к этим таинственным звукам я уже привыкла, и они больше не пугали меня. И даже не удивляли.

Я спокойно зашла к себе и зажгла свет. Как и следовало ожидать, в комнате никого не было. Загадочные звуки тут же стихли. Я по привычке глянула на занавески. Они были неподвижны.

А потом я увидела, что на кровати разложены мои шмотки.

Несколько пар джинсов. Несколько футболок. Два свитера. И моя единственная «парадная» юбка.

Странно, подумала я. Мама ведь просто помешана на порядке. Если она постирала мои вещи, она обязательно развесила бы их в шкафу.

Мама не выносит, когда одежда валяется на кровати.

Я устало вздохнула и принялась убирать одежду в шкаф. Видимо, мама все-таки не успела это сделать. Разложила все на кровати, думала вернуться, но замоталась с другими делами и забыла. Или, может быть, решила, что я сама в состоянии убрать свои вещи.

Через полчаса я лежала в кровати. Но сна не было ни в одном глазу. Я смотрела в потолок, наблюдая за причудливой игрой теней. Не знаю, сколько прошло времени. Я думала про Пити, про своих новых знакомых, про нашу жизнь на новом месте… А потом раздался тихий скрип.

11
{"b":"25640","o":1}