ЛитМир - Электронная Библиотека

Эми проснулась, как от толчка. Кто-то стоял за дверью.

Ручка повернулась. Дверь со скрипом открылась.

Эми вглядывалась в темноту.

Джулия. Это просто Джулия. У Эми отлегло от сердца.

Джулия тревожно оглянулась, будто посмотреть, нет ли кого за спиной.

– Что-то случилось? – спросила Эми.

Джулия приложила палец к губам и помотала головой. Она достала из кармана ночной рубашки измятый, обгорелый клочок бумаги и протянула его Эми.

– Возьми, – прошептала она. – Я нашла это в мусорной куче за домом. Никому не говори, что это я дала. Обещай!

– Обещаю, – воскликнула Эми. – Но…

Но Джулия уже исчезла.

Эми какое-то время смотрела ей вслед. Потом закрыла дверь и стала расправлять сморщенный листок.

У нее перехватило дыхание. Почерк ее матери!

Эми поняла, что кто-то пытался сжечь письмо от мамы. Буквы плясали перед глазами – так у нее тряслись руки. Не от страха. От гнева. Кто сделал это?

Конечно же Анжелика. Анжелика не хотела, чтобы она общалась со своими родителями. Анжелика хотела, чтобы Эми навсегда осталась с ней.

Особенно теперь, когда начала подозревать, что я знаю о ней все, подумала Эми. Что же знала Анжелика? Сказали ли ей карты, что Эми теперь против нее?

Тебе просто нужно соблюдать осторожность и вести себя как ни в чем не бывало, сказала себе Эми.

Она засветила лампу и поднесла письмо к свету. “Отец твой поправляется медленно, но верно”, – писала мама. Следующие несколько абзацев так обгорели, что прочесть их было почти невозможно. Эми сердито тряхнула головой.

– «Отцу придется еще на какое-то время остаться в Ричмонде», – вслух прочла Эми.

Она прижала письмо к груди, вне себя от радости. Они в Ричмонде! Теперь Дэвид сможет их разыскать. Я напишу им, чтобы они заставили Анжелику отправить меня домой!

Эми нашла бумагу, перо, чернила и села за стол. Закончив письмо, она запечатала его и на обратной стороне написала имена родителей и адрес – Ричмонд, Виржиния.

Теперь остается передать письмо Дэвиду. Она подошла к окну и, отдернув штору, посмотрела в сторону дома Хэтэвеев. На верхнем этаже горел свет. Хорошо. Наверное, там еще не спят. Она может тайком выбраться из дома и вернуться до того, как Анжелика хватится ее.

Едва заметное движение привлекло внимание Эми. По другую сторону садовой калитки, укрывшись в тени, стоял Дэвид.

Эми улыбнулась. Наблюдает за домом. Охраняет ее.

Но тут она перестала улыбаться, заметив, что он повернулся спиной к дому.

– Не уходи! – прошептала она. – Дэвид, не уходи!

Эми схватила лампу со стола. Может быть, она ему сможет подать сигнал…

Окно задрожало от сильного порыва ветра. Ветка царапнула стекло.

И вдруг у нее возникло уже привычное чувство. По спине пробежал холодок. Что-то не так. Что-то должно случиться. Она знала это.

Луч света вырвался из распахнутой двери черного входа дома Фиаров. Дэвид возвращался к калитке. Ветер трепал его волосы, полы пиджака.

Эми посмотрела вниз: на дорожку света упала черная тень. Эми как можно тише открыла окно” высунулась наружу и увидела стоящую в дверях Анжелику.

Анжелика пошла в сад – вслед за Дэвидом. Что она задумала?

Анжелика остановилась у садовой калитки. Эми пристально наблюдала за Дэвидом. Но он был слишком далеко, чтобы можно было разглядеть выражение его лица.

О чем они говорят? – спрашивала себя Эми. Сейчас она отдала бы все на свете, только чтобы узнать это.

Анжелика и Дэвид все разговаривали, едва не соприкасаясь головами. Потом Дэвид развернулся на каблуках и пошел прочь.

Анжелика смотрела ему вслед. Потом повернулась к дому – на губах ее играла улыбка.

Что– то должно случиться. Эми знала это. В воздухе пахло грозой, словно туча висела прямо над домом. Эми это не нравилось. Совсем не нравилось.

Анжелика медленно подняла руки. Вокруг нее кружился ветер, поднимая в вихре листья и увядшие цветы.

Ветер становился все сильнее, завывал будто бешеный волк. Деревья стонали, нагибаясь до земли.

Анжелика стояла в самом центре смерча – цела и невредима. Лишь волосы ее развевались темной вуалью вокруг бледного лица.

Эми хотелось бежать. Хотелось зарыться головой в подушки и притвориться, что ничего этого нет.

Но ей нужно смотреть. Ей нужно знать.

Плакучие ивы, казалось, корчились от боли. Их ветви хлестали пенящуюся воду пруда.

И там, в глубине, в самом темном месте под ивами, вдруг что-то замерцало. Два крошечных зеленых огонька.

Огоньки двигались. У Эми пересохло во рту.

Глаза. Это глаза, думала она.

Так отражается свет в глазах животных, говорила она себе.

Но она знала, что в саду нет никаких животных. Эти глаза принадлежали чему-то… сверхъестественному.

Теперь Эми была рада, что Дэвид ушел. И радовалась, что сама не вышла из дома передать ему письмо.

В комнате Эми стало холоднее. И она знала почему. Анжелика колдовала. Что задумала тетя?

Анжелика нагнулась к мерцающим зеленым глазам.

Эми видела, как Анжелика сунула руку в карман, достала два белых платка и, зажав их в кулаках, подняла руки высоко над головой. Ветер яростно трепал платки, которые развевались, словно крошечные знамена.

Они были испачканы чем-то темным.

Кровью.

Кровью Нелли.

Кровью Шанталь.

Чего просила Анжелика сегодня? Еще одной смерти?

Эми дрожала. Она недооценивала Анжелику.

Для Анжелики не имело значения, была ли она ее родственницей. Если Анжелика выведает тайну Эми, она убьет ее.

Потому что Анжелика – это зло. Олицетворение зла.

Глава 16

Анжелика опустила руки. Ветер стих.

– Зло, – прошептала Эми.

Эми видела, как Анжелика вернулась в дом и закрыла за собой дверь.

И тут девушка заметила что-то, от чего по спине ее пробежала дрожь.

Зеленые глаза не исчезли.

Они сначала неподвижно мерцали в ветвях плакучей ивы, потом начали перемещаться. Исчезая и снова появляясь. Прячась в тени.

Эми не могла разглядеть само существо. Она улавливала очертания чего-то большого и черного, черного, словно сгусток тени. Эми была даже рада, что не видит всего остального.

Зеленые глаза двигались вдоль садовой ограды. В одну сторону. Потом в другую. Как будто, подумала Эми, существо прогуливалось вперед-назад.

Оно сторожит меня, вдруг поняла Эми. Анжелика велела этому существу не выпускать меня из сада.

Теперь она не могла пойти к Дэвиду.

Эми лишь надеялась всем сердцем, что и он не попытается увидеться с ней.

Она даже не хотела думать о том, что сделает с ним та… та штука.

Эми присела на подоконник и стала ждать рассвета. Казалось, ночь будет длиться вечно. Наконец, тени в саду поблекли. Потухло и мерцание зеленых глаз.

Эми видела, как над горизонтом появился краешек солнца. На городом вставал рассвет, солнечные лучи залили сад.

Глаза исчезли. В ветвях ивы вился тоненький дымок.

Эми вздрогнула. Она заметила какое-то движение в саду Хэтэвеев. Сердце ее забилось сильнее: она увидела Дэвида.

Это, быть может, единственный шанс передать ему письмо. Анжелика наверняка спала, а слуги встанут только через несколько минут. Времени у нее в обрез, только-только чтобы сбегать к Хэтэвеям и вернуться назад, пока ее не хватились.

Эми осторожно выскользнула из спящего дома и выбежала наружу. Цветы на грядке поникли, садовую дорожку усеивали листья и прутики.

Вдруг внимание Эми привлекло что-то белое на одной из ив. Она подошла поближе, чтобы посмотреть – три параллельных разреза на коре. Словно следы чьих-то когтей.

Ноздри Эми дрогнули. Оттуда шел отвратительный запах. Она не могла понять, что так может пахнуть.

Нахмурившись, Эми отошла от дерева. Дерево умрет. Она не знала, почему так уверена в этом, но это было так. Его коснулось зло, и оно умрет.

– Эми! – послышался шепот Дэвида.

Эми резко обернулась. Он стоял по другую сторону садовой ограды. На лице его было написано беспокойство.

16
{"b":"25641","o":1}