ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Ты просто боишься», – отругал он себя.

– Я позвоню тебе из Атланты, – выкрикнула она уже с лестницы, идя к Катрин, чтобы попрощаться.

Запах духов исчез. Нафталин вернулся.

Триггер глухо и печально завыл, словно понимая, что их бросили в странном доме со странной старухой.

Эван поднял Триггера и поцеловал его в холодный черный нос. Опустив его на изношенный ковер, он подошел к окну.

Он стоял так довольно долго, одной рукой отодвинув занавески и глядя вниз на маленький зеленый дворик, пытаясь унять волнение.

Через несколько минутой услышал, как мамина машина выехала на дорогу. Секундами позже он уже ничего не слышал.

Слишком тяжелые для него звуки. Он вздохнул и шлепнулся на койку.

– Остались мы с тобой вдвоем, Триггер, – угрюмо пробормотал он.

Триггер деловито обнюхивал все вокруг.

Эван посмотрел на ряды старых книг.

«Чем я буду заниматься целыми днями? – спросил он себя, опустив голову на руки. – Без «Нинтендо». Без компьютера».

Он даже не увидел телевизора в бабушкиной гостиной. Что же делать?

Снова вздохнув, он встал и прошелся вдоль полок, читая заголовки книг. Научные… А вот парочка художественных. Книги по биологии и астрономии, Древнему Египту, химии, медицине. Несколько полок были полны пыльными, пожелтевшими книгами со стершимися названиями. Может быть, муж Катрин, дедушка Эвана, был каким-то ученым?

«Но мне почитать нечего», – мрачно подумал он.

Эван открыл дверь ванной.

– О-о-о! – Он закричал, потому что на него что-то прыгнуло. – Помогите! Умоляю, помогите!

Вокруг одна темнота.

– Помогите! Я ничего не вижу! – вопил Эван.

3

Эван отшатнулся назад в страхе, когда теплая чернота накрыла его.

Ему потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что это было. Его сердце все еще выскакивало из груди, когда он схватил и отшвырнул на пол визжащее черное животное.

Кошка бесшумно шлепнулась на ковер и гордо пошла к выходу. Эван повернулся и увидел Катрин, застывшую в дверях с веселой ухмылкой.

«И давно она там стоит?»

– Сарабет, как ты забралась сюда? – с нежной улыбкой побранила Катрин, нагибаясь к кошке. – Ты, должно быть, напугала мальчика.

Кошка мяукнула и потерлась о голую ногу хозяйки.

– Сарабет испугала тебя? – спросила Катрин, все еще улыбаясь. – Эта кошка имеет странное чувство юмора. Она дьявол. Настоящий дьявол. – Она захихикала, как если бы сказала что-то смешное.

– Со мной все в порядке, – нерешительно сказал Эван.

– Понаблюдай за Сарабет. Она дьявол, – повторила Катрин, наклоняясь, поднимая кошку за шиворот и держа перед собой. – Дьявол, дьявол, дьявол.

Триггер, который с самого начала с подозрением следил за кошкой, не выдержал. Видя, что она висит в воздухе, пес завыл. Его короткий хвостик пришел в движение, он прыгнул на кошку, лая и потявкивая, промахнулся и прыгнул снова, на сей раз цапнув ее за хвост.

– Лежать, Триггер! Лежать! – закричал Эван.

Вырываясь из рук Катрин, кошка изо всех сил царапалась, мяукая от злости и страха. Триггер лаял и рычал, а Эван пытался оттащить его подальше.

Когда Эван покрепче схватил Триггера, Катрин разжала руки, кошка шлепнулась на пол и исчезла за дверью.

– Плохая собака. Плохая собака, – прошептал Эван. Но на самом деле он так не считал. Он был рад, что Триггер испугал кошку.

Эван поднял глаза и увидел, что Катрин все еще стоит в дверях, строго глядя на него сверху вниз.

– Возьми собаку, – приказала она низким голосом, прищурив глаза и поджав бледные губы.

– Что? – Эван нежно обнял Триггера.

– Бери собаку, – холодно повторила Катрин. – Я не допущу, чтобы в этом доме животные дрались.

– Но тетя Катрин… – начал оправдываться Эван, а потом вспомнил, что она не слышит его.

– Сарабет виновата, – признала Катрин, не смягчая выражение лица. – Но мы не можем сердить ее, не так ли? – Она повернулась и начала спускаться по лестнице. – Неси собаку, Эван.

Держа Триггера двумя руками, Эван нерешительно застыл на месте.

– Я должна сама позаботиться о собаке, – сурово сказала Катрин. – Давай же.

Эван вдруг испугался. Что она имеет в виду под «заботой о собаке»?

Он вдруг вспомнил, как Катрин стояла в дверях дома с окровавленным кухонным ножом в руке.

– Неси собаку, – настаивала Катрин. Эван нервно сглотнул. Что она собирается делать с Триггером?

4

– Я уж позабочусь о тебе, собачка, – в который раз повторила Катрин, хмуро глядя на Триггера.

Собака в ответ заскулила.

– Вперед, Эван. Иди за мной, – нетерпеливо сказала она.

Видя, что у него нет выбора, Эван покорно понес Триггера вниз по лестнице и на задний двор.

– Я в полной боевой готовности, – объявила она, на ходу оборачиваясь, чтобы проверить, идет ли он следом.

Несмотря на возраст – по меньшей мере восемьдесят лет, – шаги Катрин были широкими и твердыми.

– Я знала, что ты приведешь собаку, поэтому основательно подготовилась.

Триггер лизнул руку Эвана, когда они пересекали двор, направляясь к узкой площадке за забором в самом конце.

– Это специальное место для твоей собаки, – сказала Катрин, протянув руку за веревкой, которая была привязана к крюку в столбе забора. – Привяжи это к ошейнику, Эван. Твоей собаке здесь понравится. – Она неодобрительно взглянула на Триггера. – И с Сарабет не будет проблем.

Эван вздохнул с облегчением, когда понял, что именно Катрин решила сделать с Триггером. Но он не хотел оставлять Триггера привязанным в этой тюрьме сзади двора. Триггер домашний пес, ему здесь будет плохо.

Но Эван знал, что никак не сможет доказать это тете.

«Катрин сообразительна, – горько подумал он, завязывая узел на ошейнике Триггера. – Она не выучила ни одного языка глухонемых, поэтому делает все, что хочет, и никто не может перечить ей».

Он наклонился, погладил теплую голову Триггера и взглянул снизу на старую женщину. Она скрестила руки на груди, ее голубые глаза сияли, на лице застыла холодная улыбка торжества.

– Ты хороший мальчик, – сказала она, дожидаясь, пока Эван встанет, чтобы пойти в дом. – Я поняла это, как только взглянула на тебя. Пошли домой, Эван. У меня есть печенье и молоко. Тебе понравится. – Ее слова были добрыми, но голос твердым и холодным.

Триггер попробовал жалобно повыть, когда Эван побрел следом за Катрин к дому. Эван обернулся, намереваясь вернуться и освободить собаку, но Катрин крепко схватила его за руку и, не оглядываясь, привела на кухню.

В маленькой кухне было тесно и тепло. Катрин указала ему на стул рядом с накрытым пластиковой клетчатой скатертью обеденным столом. Нахмурясь, она изучала Эвана и одновременно доставала еду.

Он жевал овсяное печенье с изюмом и запивал его молоком, прислушиваясь к редкому лаю Триггера на заднем дворе. Эван не очень-то любил овсяное печенье, но с удивлением обнаружил, что сильно проголодался. Когда он жадно доел последние крошки, Катрин встала перед ним, вопросительно и строго на него глядя.

– Я собираюсь взять Триггера на прогулку, – сообщил он, стирая молочные усы салфеткой, которую она раньше положила на стол.

Катрин равнодушно пожала плечами и поморщилась.

«Ох! Правильно. Она не слышит меня», – подумал Эван. Встав около окна кухни, он показал на Триггера, потом двумя пальцами изобразил походку. Катрин кивнула.

Вот так так! Похоже, ему придется не сладко. Не слишком-то просто объяснять все свои желания на пальцах.

Он помахал рукой на прощание и побежал освободить Триггера из его тюрьмы на заднем дворе.

Через несколько минут Триггер уже рвался с поводка, сшибая цветы вдоль обочины тротуара, когда они шли по улице. Другие дома были примерно такие же, как и дом Катрин. И перед всеми – крошечные квадратные лужайки с аккуратно подстриженной травой.

3
{"b":"25642","o":1}