ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

9

«Мы собираемся сегодня испечь этот пирог?» – спросил Эван свою тетю, написав вопрос на кусочке желтой бумаги, которую нашел на столе в своей комнате.

Катрин прочитала вопрос, пока закалывала волосы на затылке. Ее лицо в утреннем свете, льющемся сквозь окно, казалось таким же белым, как мука.

– Пирог? Какой пирог? – холодно спросила она.

Эван открыл рот и тут же закрыл его. Он решил не напоминать.

– Иди поиграй с друзьями, – сказала Катрин все еще холодно, погладив Сарабет по голове, когда черная кошка прошлась по кухонному столу. – Зачем тебе сидеть в доме вдвоем со старой ведьмой?

Разговор происходил через три дня. Эван пытался вести себя с тетей дружелюбно. Но чем больше он старался, тем холоднее она становилась. «Она злая», – подумал он, доедая последнюю ложку каши. Она готовила только манную кашу, и Эван каждое утро с трудом заставлял себя ее проглатывать. Даже с молоком каша была очень сухой, а тетя никогда не разрешала ему добавить в тарелку сахар.

– Похоже, будет дождь, – сказала Катрин и, причмокивая, сделала глоток крепкого чая, который только что заварила.

Эван повернулся к яркому солнцу, светящему за окном. «С чего она взяла, что будет дождь?» Он снова посмотрел на тетю, сидящую напротив за маленьким столом, и только сейчас заметил на ее шее кулон. Бежевого цвета, напоминающий формой косточку. «Это и есть кость», – решил Эван. Он разглядывал его, пытаясь понять, была ли это целая кость маленького животного или выточенная слоновая. Поймав его взгляд, Катрин спрятала кулон под блузку.

– Иди к своей подружке. Она очень миленькая, – сказала Катрин. Она сделала еще один глоток, снова с шумом всасывая чай.

«Да. Пора сматываться. – Он отодвинулся от стола, встал и понес свою тарелку в мойку. – Я больше не вынесу, – подумал он в отчаянии. – Она ненавидит меня. И это не галлюцинации». Взбежав по лестнице в свою комнату, он наскоро причесал кудрявые рыжие волосы. Глядя в зеркало, подумал о вчерашнем звонке матери.

Она позвонила сразу после ужина, и он по ее голосу понял, что в Атланте дела идут не очень хорошо.

– Как вы там, мам? – спросил он, такой счастливый, что услышал ее голос, пусть даже и за тысячи миль отсюда.

– Потихоньку, – нерешительно ответила мама.

– Что ты имеешь в виду? Как папа? Вы нашли дом? – Вопросы вылетали из него, как воздух из лопнувшего шарика.

– Эй, затормози, – сказала миссис Росс. Она говорила устало. – Мы в порядке, но потребуется чуть больше времени, чтобы найти дом, чем мы думали. Пока мы не подыскали ничего подходящего.

– То есть… – начал Эван.

– Мы нашли один милый дом, очень большой, очень красивый, – прервала его мама. – Но школа, в которую тебе пришлось бы ходить, так себе.

– О, все в порядке. Я могу не ходить в школу, – пошутил Эван.

Он услышал, как папа что-то сказал. Мама прикрыла трубку, чтобы ответить ему.

– Когда ты приедешь, чтобы забрать меня? – нетерпеливо спросил Эван.

Мама ответила не сразу.

– Ну… с этим небольшая проблема, – сказала она в конце концов. – Нам может потребоваться чуть больше времени, чем мы думали. А как там у тебя дела, Эван? Все в порядке?

Услышав плохие новости – он должен будет остаться с Катрин еще дольше, – Эван готов был лезть на стену. Но не хотел огорчать маму. Он сказал ей, что все хорошо и у него новый друг.

Папа взял трубку и произнес несколько ободряющих слов.

– Держись там, – сказал он, перед тем как повесить трубку.

«Пока держусь», – мрачно подумал Эван.

…Но после разговора с родителями он заскучал по дому еще сильнее.

Прошла только одна ночь, а Эван мечтал, чтобы родители снова позвонили. Положив расческу, он небрежно оглядел себя в зеркале. Надел джинсовые шорты и красную футболку.

Спустившись, Эван быстро прошел через кухню, где Катрин, похоже, опять спорила с Сарабет, миновал заднюю дверь и побежал к Триггеру.

– Эй, Триггер!

Но собака спала, лежа на боку в центре загончика, слегка похрапывая.

– Неужели ты не хочешь пойти к Энди? – тихо спросил Эван.

Триггер зашевелился, но глаза не открыл.

– Хорошо, увидимся позже, – произнес Эван.

Он проверил, что миска с водой наполнена, и вышел на улицу. Пройдя половину квартала, не глядя по сторонам и раздумывая о родителях, которые были так далеко, в Атланте, он вдруг услышал чей-то голос:

– Эй, ты!

Двое ребят выскочили перед ним на тротуар, загородив дорогу. Испуганный, Эван переводил взгляд с одного на другого. Близнецы. Абсолютные близнецы. Оба большие и крепкие, с короткими светлыми волосами и круглыми красными лицами. На обоих темные футболки с названиями групп на груди, мешковатые шорты и высокие ботинки с развязанными шнурками. Эван решил, что им лет по четырнадцать-пятнадцать.

– Ты кто такой? – угрожающе спросил один из них, сузив глаза и старательно подражая бандитам из боевиков.

Оба близнеца придвинулись ближе, вынуждая Эвана сделать шаг назад.

«Эти ребята в два раза крупнее меня, – понял он, чувствуя, как внутри поднимается волна страха. – Они только берут на понт? Или на самом деле бандиты?»

– Я… я живу с моей тетей, – запинаясь, сказал Эван, пряча руки в карманы и делая еще один шаг назад.

Близнецы обменялись быстрыми усмешками.

– Ты не имеешь права здесь ходить, – сказал один из них, нависая над Эваном.

– О ля-ля. Так ты не местный, – добавил другой.

– Это большое преступление? – выдал Эван и тут же пожалел о неосторожно вырвавшихся словах.

«Почему я не могу держать рот на замке?»

Он лихорадочно оглядывался, надеясь на помощь со стороны, если дело дойдет до драки.

Но никого не было видно. Двери закрыты. Дворы пусты. Посмотрев вдоль улицы, он увидел вдали почтальона, идущего в другую сторону, тот не услышал бы даже крики.

Никого вокруг. Никто не поможет.

И двое ребят, с решительными лицами, в глазах – угроза, надвигались на него.

10

– И куда ты собирался идти? – нагло спросил один из близнецов.

Его руки были сжаты в кулаки. Он подходил все ближе, пока расстояние между ними не сократилось до одного-двух дюймов, вынуждая Эвана отступать.

– Повидать друга, – нерешительно ответил Эван. («Может быть, ребята просто запугивают?»)

– Запрещено, – выпалил близнец, подмигивая своему брату.

Оба заржали и пошли на Эвана, вынуждая его сойти с тротуара на проезжую дорогу.

– Ты не местный, – повторил другой. Он сузил глаза, размышляя о чем-то своем.

– Эй, дайте передохнуть, ребята, – дружелюбно сказал Эван.

Он попробовал обойти их. Но они быстро загородили ему дорогу, не дав убежать.

– А что, если ему заплатить пошлину? – предложил один из них.

– Точно, – быстро согласился другой. – Ты должен платить пошлину, чтобы получить временное разрешение ходить по этому району.

– У меня нет денег, – сказал Эван, чувствуя, как быстро растет его страх.

Он внезапно вспомнил, что в кармане восемь долларов. Неужели они хотят ограбить его? Или… они побьют его и только потом ограбят?

– Ты должен заплатить пошлину, – настаивал один из них, злобно уставившись на Эвана. – Сейчас посмотрим, что у тебя есть.

Оба кинулись вперед и схватили его. Он попытался вырваться. Ноги внезапно стали ватными от страха.

Вдруг невдалеке послышался голос.

– Эй, что происходит?

Эван поднял глаза и увидел за спинами громил Энди, едущую к ним на велосипеде по краю тротуара.

– Эван, привет! – сказала она. Близнецы повернулись поприветствовать вновь прибывшую.

– Привет, Энди, – насмешливо сказал один из них.

– Как дела, Энди? – подражая брату, откликнулся другой.

Энди остановила велосипед и спрыгнула на землю. На ней была ярко-розовая рубашка нараспашку и желтый топ. Она раскраснелась, на лбу от быстрой езды выступили капли пота.

7
{"b":"25642","o":1}